Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Ссылки и правила.


Моя страница на samlib.ru: http://samlib.ru/b/burxjak_a_w/ (рекомендую)

Моя страница на proza.ru: http://www.proza.ru/avtor/bouriac (хуже шрифт, меньше картинок, но удобнее поиск)

Мой новый основной сайт: http://bouriac.ru/


Мой бывший основной сайт, теперь заблокированный рекламой: http://bouriac.narod.ru/Index.htm

Мой журнал для белорусских тем: http://bouriac.livejournal.com

Выдержки из "критических материалов" по моему поводу: http://bouriac.ru/ARTICLES/Critics.htm

Правила:
1. Удаляю: комментарии, содержащие матерщину.
2. Забаниваю: только назойливых дураков и "кремлеботов" -- и только в самых крайних случаях.
3. Не приветствую:
1) взаимных оскорблений комментаторов;
2) оскорбительных замечаний об этносах, расах (резко критические - на здоровье);
3) того, что в наше непростое время может привести к закрытию журнала.
4. Отключаю безымянные комментарии, если какой-нибудь аноним начинает доставуче флудить.

Евреи и подсознательное

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/EJ/EJ.htm)

Отношения с евреями -- вроде отношений с собаками (пардон!):
могут быть очень милыми, сюси-муси, взаимные облизы и всё такое,
но почти всегда будет присутствовать опасность, что однажды, при
вдруг наступивших благоприятствующих обстоятельствах, рванёт
неизбывное еврейское, у собак -- собачье, и будешь ты сильно
покусан, а то и растерзан. Извините, но у меня есть "историческая
память", и я не хочу однажды "снова" оказаться у кирпичной стен-
ки, иссеченной пулями, как в 1918-м. Меня разок уже как бы рас-
стреливали. И в барже топили. Ну, не совсем вот прямо меня, но
точно таких же, как я, не вижу принципиальной разницы. Не собира-
юсь проверять практически, есть ли эта разница или нет её.

Да, у меня перед глазами та баржа стоит. Если точнее, то баржа
из "Тайного советника вождя" Владимира Успенского. А кирпичная
стеночка -- из ещё в детстве виденного фильма "Служили два това-
рища". Ну не хочу я в ту баржу или к той стеночке. У меня не
слишком богатое воображение и не повышенная впечатлительность, а
слишком хорошая историческая подготовка и слишком большая расчёт-
ливость для того, чтобы становиться на путь, который приведёт
меня в ту баржу или к той стеночке.

Чем еврей умнее, психически нормальнее, нестаднее, тем меньше
вероятность, что примитивно-еврейское в нём рванёт. И что, много
у нас таких безопасных евреев? Я бы тут даже говорил не о еврей-
ском, а об ЭТНИЧНОМ и "слишком человеческом" -- и не выставлял бы
евреев в этом отношении какими-то шибко особенными: особенная у
них не взрывучесть тупого этничного, а "культурная база" того,
что может воспоследовать за взрывом. Я имею в виду "вековые оби-
ды", представление о том, что евреям "все должны" (за "холокост"
и пр.) и что евреи -- "самые талантливые" нобелевские лауреаты,
поэтому обречены природой на то, чтобы быть "сверху" и всеми
рулить, а при случае легко идти на расходование "гоев", потому
что обычно так и делается история, о которой потом красиво пишут.

Я боюсь не евреев: я боюсь иррациональности, примитивной этнич-
ности, манипулизма, лжи, стремления присваивать, рулить пренебре-
гать скромными здравыми интересами других людей. Боюсь не патоло-
гически, а "исторически": потому что для таких, как я, всё это
означает весьма вероятную стеночку или баржу впереди.

Когда на нехороший путь становятся тутэйшие, это не так страш-
но: "слишком человеческий" этнизм тут работает скорее на мою
защиту, а не на моё уничтожение. Ничто человеческое местным вы-
скочкам не чуждо, а значит, и голос этнической трубы способен
будить в них инстинкт солидарности. Местным я в принципе нужен:
им иногда тоже хочется чувствовать себя частью родной толпы, а
толпу ж надо из кого-то составлять. Любому местному я могу ска-
зать, как Маугли в советском мультфильме: "Мы с тобой -- одной
крови: ты -- и я". И что-то в нём, может быть, дрогнет. И палец
уберётся со спускового крючка. Здешний еврей же всегда смотрит
немножко на сторону. Он не чувствует кровного сродства со мной:
того, через что перешагивать мешает инстинкт, шлифованный тыся-
челетиями. Blood is thicker than water.

Был случай: я судился со своим участковым милиционером. И вы-
играл дело. Но мне не понравился приговор. Можно было его обжало-
вать, но я пошёл к участковому и сказал: "Хватит. Мы в одном
звании. Случись война, мы, может, в одном окопе будем сидеть и
одной шинелью укрываться." И участковый меня понял. И мы помири-
лись и обещали помочь один другому, если что. Участкового звали
Иваном. Если бы звали, скажем, Эдуардом, моя реакция на него,
возможно, была другая. Но в Иванов я стрелять не хочу. Потому
что из меня тоже этнизм прёт. Это моя натура, моё неизбывное на-
следие предков, обеспечивавшее им выживание. Подконтрольное разу-
му, до эксцессов не доводящее, докапываться до истин не мешающее,
но иногда таки орущее и требующее своего.

(Кстати, в авторитарных государствах потому наверняка и есть
тенденция к назначению "варягов" на высокие должности в "силовых
структурах", чтобы такие, как я, не могли при случае сказать "мы
с тобой одной крови" и сорвать подавление каких-нибудь массовых
революционных мероприятий -- очень прогрессивных, нужных.)

Догадываюсь, что у еврея могут быть страхи, которые аналогичны
моим "баржевым" и "стеночным" фобиям: "газенвагены" и т. п. Но ты
ж, друг Аркаша, на часики-то посмотри! Что там у нас случилось
раньше: "холокост" или гражданская война в России? За кем был
первый большой кровавый ход в относительно недавнее время? Скажем
правду: нацисты ж в основном потому и возбудились против евреев,
что перед глазами стоял кровавый опыт Страны Советов. Да и "собс-
твенные" Карл Либкнехт, Роза Люксембург и прочие "спартаковцы"
тоже в своё время впечатлили немцев весьма. Короче, нефиг мутить
воду. Вне шахмат и рыночных махинаций вы просчитывать ходы не
особо умеете. Полагаться на вас в этом деле глупо: вы по просто-
те своей и сами нарвётесь, и других подставите.

Кстати, а почему некоторых из вас так сильно раздражает, когда
вас хотят опустить до уровня "на общих основаниях", до "пропор-
ционального представительства"? Речь же не о дискриминации, а об
установлении равенства, о движении к реальному "обществу равных
возможностей" (хотя бы для этносов). Вы у нас типа лучшие, больше
заслуживающие, побеждающие в честном (?!) естественном отборе по
вашим правилам? А пободаться по НАШИМ правилам не хотите? А что
так? У кого какое оружие есть, тот тем и воюет за место под солн-
цем. Но лично я -- за то, чтобы не бодаться никак, а разбираться
в том, что есть здравые интересы и как их согласовывать.

Короче, всякий еврей, рвущийся выявлять и обличать "антисеми-
тов" и обеспечивать их неприятностями, -- АНТИГОИСТ, неудачник,
дурак (вариант: абсурдист-путальщик) и в перспективе, возможно,
собственный, как говорится, могильщик.

Действительно толковый еврей осторожен, деликатен, много ра-
ботает над самосовершенствованием, не гребёт под себя, помогает
гоям даже поболее, чем евреям, и бдительно посматривает, не слиш-
ком ли евреи высунулись на его трудовом или политическом фронте,
продолжают ли держать шеренгу с главным, "включающим" этносом на
территории проживания правильных евреев. Если толковый еврей за-
мечает, что какой-то другой еврей ударился в антигойство или не-
пропорционально высунулся, такого еврея он мягко предупреждает, а
при необходимости и грубо одёргивает, указывая на возможные по-
следствия для еврейства, примеров коих хватает в истории. Если
тот неправильно поступивший еврей не внемлет, не исправляется,
наш правильный еврей говорит ему "Чемодан - вокзал - Израиль" и
мягко подталкивает в плечи в направлении выхода. Потому что ре-
ально стремится к социальному миру, дружбе народов и вообще к
светлому будущему.

Дурак и скепсис

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/Fools-2.htm)

Дураку кажется, что если умник упорен в приверженности какой-то
своей идее, значит, он на самом деле тоже дурак. Это потому что
данному (ну, "анализирующему" умника) дураку каким-то чудом вте-
мяшили, что самоуверенность коррелирует с глупостью. Она-то кор-
релирует, но эту закономерность обеспечивают дураки, поскольку
их много больше, чем умников.

Умник тоже бывает самоуверен, но, извините, не так, как дурак.

Во-первых, культурненький дурак, которому вот это вышеупомяну-
тое впарили, не различает ВЫСОКОЙ СТЕПЕНИ уверенности и АБСОЛЮТ-
НОЙ уверенности. Они действительно очень похожи, но небольшая
разница есть, и в ней соль.

Во-вторых, такой дурак не в состоянии замечать, что степень
уверенности умника в себе не постоянная, а гибко варьирующаяся в
зависимости от ситуации, от того, к чему эта уверенность прикла-
дывается.

Умник легко меняет своё мнение, если сталкивается с толковой
критикой своей позиции. А поскольку толковая критика в мире дура-
ков -- таки редкость, то и получается, что умник "упорствует", не
прислушивается к рекомендациям дураков. Дурак же, нарвавшийся на
толковую критику, считает, что в этой критике есть какой-то скры-
тый дефект, или попросту не вполне улавливает, о чём речь.

Секпсис умника -- подвижный, мягкий, конструктивный, пробивае-
мый, скепсис дурака -- интеллектуальный эквивалент железобетона.
Ты дураку -- про Фому он тебе -- про Ерёму. А если тебе кажется,
что ты дурака всё-таки убедил, то через некоторое время обнаружи-
вается, что дурак снова принялся за своё (успел сбегать к другим
дуракам, подпитаться). Поэтому умники предпочитают не биться сво-
ими головами о дурачий железобетон, а наслаждаться самолюбованием
на сером железобетонном фоне. Самолюбование улучшает здоровье, а
споры с дураками в основном отнимают время и портят нервы.

Даже если ты каким-то чудом сумеешь переубедить дурака, какой
от этого толк? Распространять твои идеи этот дурак всё равно не
сможет: умники их от него не воспримут (хотя бы потому, что он
будет преподносить эти идеи в своей дурачьей интерпретации), а
на других дураков у него не хватит гибкости. Как реализатор идей
этот дурак тоже не подойдёт: наверняка ж напортачит -- и в итоге
только дискредитирует.

Дураки обычно направляют свой скепсис против того, что говорят
умники. Каким образом дураки ухитряются это делать -- научная за-
гадка: распознавать ум, который выше их собственного, они ведь не
в состоянии. Дурак отвергает идеи умника не как идеи умника, прин-
ципиально враждебные дурости, а как идеи другого дурака, только
какого-то "неправильного": не такого, как он сам. Возможно, дурак
при этом исходит из численности человеческого стада, поддерживаю-
щего идею (у умников с поддержкой со стороны стада всегда ж более-
менее напряжёнка). А ещё дело наверняка в том, насколько стыкуются
идеи умника, с любимыми глупостями дурака.

Большая приверженность умника собственным идеям может происхо-
дить не из его уверенности в мощи своего ума, а из предположения,
что у его "оппонентов" ситуация с умственными способностями ещё
хуже, чем у него.

Настойчивость умника в пропихивании некоторой идеи может опре-
деляться не только уверенностью в её правильности, но и подозре-
ванием этой идеи в том, что она очень важная. И если умник при-
стаёт к людям с какой-то идеей, он это делает, возможно, не для
того, чтобы они её скорее приняли на вооружение и бросились реа-
лизовывать, а для того, чтобы нашлись те, кто помогут ему её
додумать, дошлифовать, проверить, подвергнут её толковой критике.

Свои идеи (если они реально СВОИ, доморощенные, да ещё от умни-
ка) хороши уже тем, что ты "всё про них знаешь" (и поэтому адек-
ватно оцениваешь их): из чего они взялись, какие их компоненты
менее надёжны и т. д. С собственными идеями умнику бывает спокой-
нее, чем с дурачьими или непонятно чьими.

Дурачий скепсис идёт от неспособности к существенному развитию
представлений, к смене мыслительных парадигм (простенькое новое,
в пределах привычных парадигм, дурак может усваивать легко).
Скепсис же умника идёт от знания расхожих ошибок, недоделок,
злых умыслов и манипулятивных трюков.

Скепсис дурака направлен против слишком нового (шире: внепара-
дигмального), скепсис умника -- против старого, "слишком челове-
ческого".

Умник не просто способен, но даже НАСТРОЕН менять свои мнения
(развиваться, становиться интеллектуально сильнее). Он всего лишь
хочет делать это на серьёзных основаниях, а не шило на мыло и не
по рекомендациям дураков. Дурак же настроен оставаться при своём,
отбиваться от радикальных инноваций -- потому что интеллектуально
ленив и потому что методологически плохо подготовлен для перемен
(усвоил упрощённый -- дурачий -- вариант культуры). Заметим, что
интеллектуальная лень дурака вполне может сочетаться с его же
общей гиперактивностью: типичный дурак даже правильно лениться не
способен.

Уверенный в себе умник прёт напролом, но не забывает высматри-
вать ямы, камни, топкие места, а столкнувшись с существенным пре-
пятствием, изучает его, пробует обойти, изменить способ пёра.
Уверенный же в себе дурак просто прёт напролом, а когда сталкива-
ется с препятствием, долго бьётся о него головой, пока не изнемо-
жет или не умрёт.

Культурному дураку представляется, что размашистость и смелость
суждений умника по широкому кругу вопросов, выходящих за пределы
умничьего формального образования, берутся у умника не из хорошей
научно-методологической подготовки и кое-какого интеллектуального
и жизненного опыта, а якобы из невежества. При этом по-дурачьи
скептичный дурак, конечно же, игнорирует следующие обстоятельст-
ва:

- умник, если он действительно таков, ловко расставляет всякие
"возможно", "предполагаю" и т. п. (а если где-то всё же забы-
вает расставить, то, значит, просто подразумевает) и вообще
избегает категоричности;

- если мнения умника по каким-то частностям случайно чуть со-
впадают с мнениями этого дурака, то дураку уже почему-то не
кажется, что умник -- невежда;

- обвинение в невежестве -- это огульное охаивание (= гнусная
клевета): надо ловить на конкретных ДОКАЗУЕМЫХ концептуальных
ошибках, а не на несовпадениях с чьими-то другими мнениями,
тем более что умник как раз и стремился не совпасть, иначе
ему не было бы интереса городить свой огород.

© Copyright: Александр Бурьяк, 2021
Свидетельство о публикации №221102400831

За что мы ненавидели СССР

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/USSR.htm)

Что в СССР больше всего раздражало значительную часть его рядо-
вых граждан:

- наличие довольно-таки привилегированного слоя, не стыковавше-
еся с коммунистической идеологией;

- сложность продвижения из низов наверх: превращение "избранных"
в почти касту;

- злоупотребления начальства;

- жилищные условия;

- очереди, зачастую нехватка хороших товаров широкого потребле0
ния, ограниченность ассортимента и низкое качество товаров;

- продажа дефицитных товаров с "нагрузкой";

- малое разнообразие еды;

- нередкое убожество общепита;

- бесхозяйственность;

- принудительные собрания, демонстрации;

- принудительное участие в хождениях "добровольной народной
дружины" (ДНД);

- условия срочной военной службы;

- для подавляющего большинства граждан практическая невозмож-
ность поездок за границу;

- обилие алкоголиков;

- вульгарность плебса;

- нередкое хамство и жлобство;

- архитектурное убожество массовых построек;

- ритуальные славословия Ленину, Марксу, ЦК КПСС и т. п.;

- лживость пропаганды, лживость идеологии, медленноватость
движения к обещанному коммунистическому изобилию, к обществу
свободы, равенства и братства;

- псевдонаучные идеологические дисциплины в вузах: марксистско-
ленинская философия, политэкономия, история КПСС;

- однопартийность, преследование инакомыслящих;

- стукачество, надзорная деятельность КГБ;

- не всегда хорошее поведение милиции;

- состояние тюрем;

- великоватое количество уголовников;

- дефицит хороших книг в продаже, в библиотеках; обилие нудных
книжек от "членов союза писателей" и от заграничных "прогрес-
сивных писателей";

- вообще, избыток посредственных продуктов художественного
творчества, навязываемых массам;

- скучное кино, скучное телевидение;

- принудительная подписка на газеты;

- навязывание спортивных зрелищ (через телевидение), привилеги-
рованная жизнь спортсменов;

- балет по телевизору;

- вбухивание огромных средств в "космос", в "оборону", в под-
держку государств, "вставших на социалистический путь разви-
тия";

- боевые действия в Афганистане;

- обилие евреев среди "деятелей культуры", вообще среди хорошо
устроившихся людей (так во всяком случае представлялось);
евреев же, наоборот, раздражал антисемитизм -- и бытовой, и
якобы государственный (негласная процентная норма при поступ-
лении в некоторые столичные вузы);

- невозможность съехать из "советского рая", если ты не еврей
(но даже у евреев имелись сложности, да и привилегия эта
появилась у них только в 1970-х).

Надо уточнить, что разным категориям граждан не нравилось в
СССР не совсем одно и то же. Но почти всем хоть что-то сильно
не нравилось.

Продление молодости

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/HS/HS.htm)

Процесс старения в разных тканях и органах начинается в разном
возрасте и протекает с разной интенсивностью.
Кожа: первые морщины появляются в 20 лет.
Волосы: некоторые мужчины лысеют уже в 20 лет.
Слух: начинает слабеть после 30 лет.
Легкие: после 40..45 лет начинается сокращение их объема.
Уменьшение процентного содержания воды в организме начинается
с 25 лет.
Старение наиболее сильно отражается на сердечно-сосудистой и
нервной системах.

* * *


Чем больше "уважают старость", тем меньше сопротивление старе-
нию. Если люди будут бояться старости, они станут больше делать
для продления молодости.

Сначала стареет душа, потом всё остальное. Можно трактовать
молодость как состояние души, которое в ранние годы дается легко,
а в более зрелые -- со значительными усилиями и далеко не каждо-
му.

Следует продлевать не жизнь, а молодость. Три основных средств
продления молодости таковы: 1) забота о здоровье вообще;
2) сохранение "молодости духа"; 3) избежание перенапряжения, в
том числе соблюдение умеренности в развивающих и закаливающих
процедурах.

Сохранение "молодости духа" -- это в первую очередь непримене-
ние к себе "скидок на возраст". Надо быть настроенным на то, что
здоровье и различные способности должны с годами преимущественно
возрастать -- хотя бы за счет повышения качества самоорганизации.

Если никогда не носить перчаток в холодную погоду, будешь иметь
более значительную сопротивляемость простудным заболеваниям,

но кожа рук состариться раньше. Если употреблять в пищу сильно
загрязненные бактериями продукты питания, будешь более устойчив
к отравлениям, но регулярное подтравливание организма неколько
укоротит жизнь. Вообще, приходится жертвовать частью своего
жизненного ресурса, чтобы с большей надежностью сохранить жизнь.
Для продления жизни надо стремиться к оптимуму расхода ресурса
на приучение организма к неблагоприятным условиям. Трудность
состоит в том, что указанный оптимум непостоянен даже для одного
и того же организма.
Значение имеет не только продолжительность жизни, но и то, чем
эта жизнь заполняется. Человек может предпочесть более короткую
жизнь, если она более содержательна.

Должен различаться возраст...
- номинальный;
- физиологический;
- психологический.

Зачастую эти возрасты более-менее совпадают, но иногда --
разительно нет.

Чем моложе зрелый индивид психологически, тем моложе он и физи-
ологически: люди стареют быстрее, если сдаются своему номинально-
му возрасту, перестают стремиться выглядеть молодыми.

Возможно, имеет место некоторая генетическая предрасположен-
ность к некоторому темпу старения, но её действие перекрывается
много чем. К примеру, наследственным здоровьем, наследственными
качествами психики, способствующими правильному образу жизни.
В каждой субкультуре -- своя запрограммированность на старение
в определённом темпе.

Чем индивид стаднее, подражательнее по натуре, тем типичнее его
темп старения, потому что сильнее сказывается равнение этого ин-
дивида на окружающих номинальных ровесников.

Жена в своём старении инстинктивно подстраивается под мужа, муж
-- под любовницу, любовница берёт пример с популярной красотки в
возрасте, много работающей на собой. Люди мизантропического скла-
да в деле старения, как обычно, несколько оригинальничают -- в
лучшую сторону.

Успешное продление молодости, успешное отодвигание старости --
результат комплексного постепенного действия множества мелочей.
Какого-то одного определяющего средства или небльшого определяю-
щего набора средств нету. Или же таковым можно считать здоровый
образ жизни. Что защищает от болезней, то одновременно и тормозит
старение.

Факторы, ускоряющее старение:
- избыточное питание;
- неполноценность еды по составу;
- психическое и физическое перенапряжение;
- негативные эмоции;
- болезни;
- травмы;
- потребление загрязнённой воды, загрязнённого воздуха;
- подтравление через пищу -- несвежую, загрязнённую;
- потребление в пищу большого количества жареного, копчёного,
соли, консервантов;
- избыточное солнечное облучение; вообще, избыточное облуче-
ние разных видов;
- жизнедеятельность паразитов в организме;
- чрезмерная активность гнилостных бактерий в кишечнике;
- накопление в организме некоторых веществ (свинца и пр.);
- употребление большого количества лекарств.

Процедуры, продлевающие жизнь, должны отнимать не больше (или
не намного больше) времени, чем они добавляют к жизни. Правда,
процесс прохождения таких процедур -- это тоже жизнь (нередко
даже приятная), с возможностью о чём-то думать, что-то дополни-
тельно делать.

Специфические средства защиты кожи от старения:
- защита кожи от избыточного солнечного света;
- использование защитных, питающих и увлажняющих кремов;
- увлажнение;
- применение массажей.

Евреи и СССР

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/EJ/EJ.htm)

Октябрьская революция 1917 г. была в значительной степени делом
евреев. После Гражданской войны евреи ломанули из "черты оседлос-
ти" во все места новообразованного Советского Союза, особенно в
большие города и в первую очередь столичные. Верхний слой советс-
кого общества стал стремительно пополняться евреями. Советский
социализм -- такой, каким он сложился в 1920-х и 1930-х, со всеми
его плюсами и минусами -- в значительной степени результат усилий
евреев, причём нельзя утверждать, что минусы были по большей части
от евреев, а плюсы -- по большей части не от них.

Во второй половине 1930-х началось вытеснение евреев из верхнего
слоя общества. В партийном аппарате, Вооружённых силах, "каратель-
ных органах" этот процесс был значительным, в других областях --
нет. Процесс не был вполне стихийным, а направлялся Сталиным со
товарищи. В области "культурного строительства" еврейские позиции
в 1950-х почти сохранились, а может, даже и усилились.

В целом евреи на это вытеснение "немножко обиделись", и возрос-
ло число их, переставшее одобрять социализм. Евреям, разумеется,
казалось, что это у них так было не от обид и стадности, а потому
что либо социализм -- принципиально дефективная идея (хотя к её
развитию и пропиху приобщились Карл Маркс, Лейба Троцкий и ещё
многие еврейские умники: ну, ошиблись, с кем не бывает) либо идея
в общем-то отличная, только безнадёжно испорченная в СССР грубыми
усатыми грузинами и пр.

Антисоветчиками евреи никогда поголовно не были: немалая их
часть оставалось искренними "советскими людьми" даже в начале
1990-х.

Антисоветские настроения в еврейской среде значительно усили-
лись после того, как для евреев в 1970-х стала возможной эмигра-
ция, то есть исчезла необходимость приспосабливаться к советским
реалиям, принимать их "as is". Сообразно этим настроениям усили-
лась подрывная деятельность, в том числе косвенная. В основном
через неявную пропаганду. Поскольку евреев было многовато среди
"выдающихся деятелей культуры", эта неявная пропаганда была весо-
мой. Получается, разрешение еврейской эмиграции оказалось сущест-
венным подкопом под СССР -- не столько потому, что сбегали специ-
алисты и множились забугорные эксперты по коммунизму и разоблачи-
тели оного, сколько потому, что остававшиеся в СССР евреи в мас-
совом порядке переориентировались на заграницу, стали агентами
влияния.

Человека делают обстоятельства. ЛЮБОЙ индивид, а не только
еврей, при одних условиях будет более-менее лояльным, работящим и
честным, при других -- нет. Делайте правильные условия -- и буде-
те получать правильных людей. Скажем так, не евреи в СССР (а до
того -- в царской России) оказались нехорошими, а нехорошей (не-
тонкой, недифференцированной, неадекватной и т. д.) была политика
в отношении их. Ну, не умеете вы работать с евреями. Не по зубам
они вам. Не по мозгам. Как целое они для вас слишком сложные,
хотя среди них тоже хватает дураков. Разумеется, вы тоже имеете
право жить (и не под руководством евреев, а самостоятельно). Бо-
ритесь с евреями, тесните их, если не получается договариваться,
убивайте, если дело дошло до войны с ними, но только не выстав-
ляйте их как какое-то особое всемирное зло. Они -- обыкновенные
условные конкуренты за место под солнцем. При правильной политике
-- союзники, коллеги, друзья. Выставляя их шибко особенными, вы
принижаете себя. Точнее выдаёте свою интеллектуальную недоразви-
тость: способность справляться с евреями разве что числом, а не
умением.

Потяну ли я на антисемита?

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/EJ/EJ.htm)

Полезна ли критика критикуемому? Если она корректна и по сущес-
тву, а он в придачу не дурак, то таки да, полезна. Хотя бы тем,
что позволяет разруливать конфликтные ситуации с ним без мордобоя
и т. п. Должны ли евреи быть свободными от критики со стороны? А
с какого рожна? Тогда что такое антисемитизм (юдофобия, еврее-
грызство)? А это, скажем так, НЕКОРРЕКТНАЯ критика евреев и прак-
тические действия в её духе.

Я слишком много критикую евреев? Много -- да, а СЛИШКОМ много
ли -- сомневаюсь. Кстати, заметим, что я НЕ ЛЕЗУ к евреям, со
своей критикой: я критикую их "себе под нос" и публикую её "у
себя". Не ставлю ребром вопрос, что "надо что-то делать с евре-
ями". Не поощряю "махровых антисемитов" в их злобствованиях.

Почему я не критикую много, скажем, немцев? Да потому что я с
ними почти не сталкиваюсь: они -- в своей Германии, в своём куль-
турном пространстве, а я -- тут. Еврей же всегда рядом, всегда
тиснется в те же дела, что и я, но не вполне так, как я. Даже
если русскоязычный еврей съезжает отсюда (в Израиль, США, ту же
Германию), он зачастую всё равно активничает оттуда в русскоязыч-
ном пространстве, а то и норовит заниматься бизнесом на наших
территориях, пусть и издалека. Как будто и не съезжал вовсе.

При каждом популярном сайте, на котором возможны комментарии и
дискуссии на политические темы, складывается бдючая и гавкучая
еврейская добровольная народная дружина "борцов с антисемитиз-
мом". Разумеется, антисемиты там тоже пасутся. Но те и другие не
ограничиваются упоительными дурацкими боданиями между собой, а
вдобавок нервно наскакивают на посторонних людей, что-то там по-
своему сказавших по еврейскому поводу -- вежливо и спокойно --
не посоветовавшись предварительно с этими Петрониями Арбитрами.

У меня нет особых претензий, скажем, к Иисусу Христу, Иосифу
Флавию, Боруху Спинозе, Чезаре Ломброзо, Альберту Эйнштейну,
Владимиру Жаботинскому, Генриху Альтшуллеру, Томасу Куну (у них
ко мне -- вроде, тоже): они творили более-менее на общих основа-
ниях, и местами ошибались и грешили на общих основаниях. Они не
нависали у меня над душой, не высматривали нервными цензорами, а
что я там сказал некошерное про евреев, нацизм, сталинизм, либе-
растию и т. п.

Если кто-то обзывает меня юдофобом, то, bitte, четыре карты на
стол:
- что такое юдофобия (только конкретно, без треска)?

- почему юдофобия -- это неизменно плохо (только без ссылок
на ООН, сталинский уголовный кодекс, высказывания еврейских
классиков и т. п.)?

- какие у меня имеются достаточные признаки этой самой
юдофобии в более-менее концентрированном виде?

- как отличать юдофобию от общего мизантропизма и критиканства,
которые направлены на много кого, включая евреев, и которые
имеют право на существование, потому что в них зачастую быва-
ет полезное "рациональное зерно"?

Обвинение в неопределённой, но жутко нехорошей юдофобии непри-
ятно, потому что чревато: это как команда "фас" для еврейских
дурачков со слабыми нервными системами. Они набегают и начинают
оскорблять, отвлекать, угрожать выхлопочением мне "бана" на том
или ином сайте (= урезанием моей "свободы слова", и без того уже
ограниченной властями), а то и натравливанием на меня органов
охраны правопорядка.

Евреи (как целое, но не все поголовно, разумеется) бывают
неприятны, среди прочего, вот именно этой манерой дежурить по
интернетам, бдеть, обнаруживать "некошер" и потом набрасываться
со своими глупыми "разоблачениями". Догадываюсь, что это у них
происходит в основном спонтанно: за дежурства и набрасывания
никто им не приплачивает. Человечкам попросту больше нечем за-
няться, не через что самоутверждаться и удовлетворять свою по-
требность в агрессии.

Раз двадцать тебя обтявкают по сути за то, что ты не дурак и
стараешься говорить правду (ну, свою скромную версию её), и твои
мысли уже НЕВОЛЬНО начинают принимать более радикальное направле-
ние -- в том ключе, что всё же не ко всем нациям следует подхо-
дить одинаково критично: для одной известной нации надо, скрепя
сердце, делать нехорошее исключение, ибо даже твоего мизантропс-
кого терпения на неё бывает не достаточно.

Грызлись бы вы, еврейские дурачки, с такими же дурачками-анти-
семитами на специально отведенных для этого площадках. Или вас
так много, что махровых тупых антисемитов на всех не хватает и вы
просто физиологически вынуждены приставать к толковым, свободно
мыслящим людям, чтобы вербально поконфликтовать хоть с кем-ни-
будь?

Ещё раз: евреям зачастую достаётся больше критического внимания
уже просто в силу того, что они больше других лезут на глаза.
Больше, чем, скажем, татары, таджики и поляки, ВМЕСТЕ ВЗЯТЫЕ. Не
понимаете, о чём я? Или считаете, что вы достойны особого места
в силу каких-то своих исключительных качеств и благодетельствуете
собой на этом месте всех, а они этого попросту не понимают?

К примеру, включите номинально российский (а не израильский)
телеканал "Культура": там что ни трындун или сабджект, так почти
непременно еврей -- с вероятностью навскидку процентов 80%. Это
настолько так, что стало для меня уже еврееопределяющим призна-
ком: если кто-то фигурирует на телеканале "Культура", значит,
скорее всего, еврей.

Если бы вы пёрли на передний план с чем-то особо толковым, нуж-
ным для выживания человечества, а главное, получающимся только у
вас, тогда бы ещё ладно, но вы же лезете зачастую с ерундой, а то
и мерзостью, на которую и без вас мастеров хватает.

Ну вот какие у вас есть отмазки для вашей мелькучести? Вы --
самые талантливые? Хм, не убедительно. Ваш любимый дурацкий аргу-
мент по этому поводу -- многочисленные еврейские нобелевские лау-
реаты. Но для нас они скорее результат действия вашей манеры про-
пихивать своих. Это во-первых. А во-вторых, человечество благода-
ря гениотскому "научно-техническому прогрессу" вырождается гене-
тически и сползает к глобальной катастрофе, и нам в этом надо
обвинять евреев?!

Вы зачастую не катализатор нужных процессов, не удобрение и не
смазка, а всего лишь песок в чужой социальный механизм: ну, когда
политически -- или "культурно" -- гиперактивничаете, а не тянете
трудовую лямку на общих основаниях. Я резковат? Может быть. Но
это -- всего лишь реакция на проедание вами мне плеши.

У русских, белорусов, украинцев и т. п., разумеется, есть СВОЯ
образованческая шушера, СВОИ интернетные дешёвки (в том числе ан-
тисемитствующие), и их тоже приходится отшивать, но ваших всё же
вроде как поболее будет, причём вы активничаете и за еврейство, и
за либерастов, а то даже за путиноидов. Подозреваю, что одна из
причин этого -- "восстановление еврейской общины в Германии":
огромная толпень русскоязычных еврейских образованцев была немец-
кими либерастическими заскочниками переправлена в Германию, поса-
жена там на пособие по еврейскости и от нечем больше заняться
вперилась оттуда в русскоязычный интернет и пытается [быть полез-
ной обществу] мстить за старые обиды времён позднесоветского "го-
сударственного антисемитизма", который -- такая же выдумка воспа-
лённых мозжишек, как и мой собственный антисемитизм.

От еврейских критиков меня впечатление иногда такое, что они
подозревают меня в том , что я -- хорошо замаскировавшийся второй
Адольф Гитлер, ждущий своего часа, как мина Ильи Старинова. Да
отвяньте вы, умственно слабоватые. Для меня евреи -- всего лишь
одно из множества сложных обстоятельств, а не корень мирового
зла. Они -- на одной доске с русскими, американцами, китайцами,
индусами, арабами и пр. Кстати, русские -- на втором месте среди
докучающих мне в интернете: православнутые, антисемитнутые,
импернутые.

В надцатый раз говорю: все толковые честные люди -- одной кро-
ви и состоят в одной партии, а дураки с подлецами разделены на
нации, партии и т. п. и сладострастно грызутся между собой -- кто
единственно из чувства, а кто и с выгодой, как он её понимает.

По поводу двойного убийства на улице Якубовского в Минске

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/Traitors_2020.htm)

Странные действия Зельцера и его супруги вполне объясняются тем,
что это у них были скоростные импровизации. То есть, люди в прин-
ципе морально готовились к тому, что однажды за ними могут прий-
ти, но готовились "вообще", а не к конкретной дате.

По поводу нескольких звонков в милицию/МЧС из квартиры Зельцера
в день убийства. Куда и зачем там всё-таки звонили, если звонили
вообще? Уточним, что в Минске звони ты хоть на 101 (МЧС), хоть на
102 (милиция), всё равно попадаешь на дежурную девушку МЧС (пола-
гаю, такое совмещение -- ради экономии и ещё потому, что граждане
нередко бывают в неопределённости, кого вызывать).

По-моему, вброс о звонках -- это чья-то выдумка на скорую руку:
такая же импровизация, как у Зельцеров. Потому что если бы звонки
реально имели место, нам бы наверняка уже поведали, о чём там был
разговор. Или сказали бы, что было "гробовое молчание". Или что
звучал только "идиотский смех" и т. д. Потому что все такие звон-
ки, конечно же, записываются.

Далее, вот сколько раз ни вызывал я милицию (против соседей,
чтобы никого не убить ненароком), всегда приезжала (пусть и не
быстро) именно милиция, а не КГБ: спокойные доброжелательные люди
в униформе, а не в бейсболках. И без топора. И было видать профес-
сионализм и стремление оставаться в правовых рамках.

Один раз буйный сосед не открыл милиционеру двери. Типа затаил-
ся, гад. И что милиционер? Постучал ещё раз, громче, а потом ска-
зал мне, что сделать в такой ситуации ничего не может: ломать
дверь нет оснований. Всё.

* * *

Депутат Палаты представителей Олег Белоконев, аж "Председатель
Постоянной комиссии Палаты представителей Национального Собрания
Республики Беларусь по национальной безопасности", держите меня
(01.10.2021):

"Почему-то они действуют вне рамок закона, а мы стараемся все
сделать по закону. По закону с ними беседовать, по закону их
убеждать, уговаривать. А надо, как Путин сказал, мочить в сортире
всех, за одного 20, 100, чтобы не было повадно никому. Может
быть, грубо, но искренне."


Таки ой. Рассуждения в высшей мере странные. Простите, а это
что -- две банды выясняют отношения или всё же государство наво-
дит порядок? Далее помолчу, а то ещё пришлют кого-нибудь и мне
под дверь.

И Александр Григорьич на таком фоне выглядит вполне себе дипло-
матом и мудрым осторожным политиком, берегите его.

Заместитель главы МВД РБ - командующий внутренними войсками
Николай Карпенков:

"Ответ правоохранителей в этой ситуации будет адекватный,
законный и абсолютно последовательный. Как положено работать
спецназу, мы так работать и будем: есть террорист, есть адрес,
где он находится - подъехали, предупредили. Не открыли двери -
двери взрываются. Будут взорваны двери, будут применены свето-
шумовые гранаты, сотрудники запустят туда собаку, зайдём туда со
щитом. И если в этой ситуации мы не увидим поднятых рук - враг
будет уничтожен."


А если "враг" за пробитый осколком гранаты живот держится? Или
даже не "враг", а сосед, некстати заглянувший к "врагу" в гости?
"Враг" ведь может быть тщательно замаскированным, особо подлым...

И о законности тут можно поспорить, хотя в данном случае по-
хвально уже то, что человек хотя бы не призывает к НАРУШЕНИЮ
закона.

Заметим, что вы всё-таки не в немецкие окопы врываетесь, а в
квартиры к гражданам -- налогоплательщикам и т. д. Не осуждён --
не виновен. Не вам, а суду разбираться в нюансах.

Рискуете? Но это часть вашей работы. За это вам платят [а мне
-- нет].

Потом, враги ведь, как правило, УСЛОВНЫ: при одних обстоятельс-
твах -- они таки да, при других -- уже нет. Ну и зачем их уби-
вать, если можно обращать в союзников, даже редоктринировать?

Аркадий Добкин, работодатель Зельцера в EPAM:
"...единственное, о чём бы мы хотели просить всех нас тут -
это сохранять очень необходимое сейчас благоразумие во всём: в
поступках, действиях, словах. Пожалуйста, не вступайте в непро-
дуктивный обмен мнениями или неподтверждёнными фактами как внутри
наших корпоративных, так и во внешних социальных каналах и
медиа."


Вот, учитесь манере у Добкина, пока он жив. (Правда, и у него
озадачивает, к примеру, отличие действий от поступков.)


* * *

Говорят, в Белоруссии нонче политический кризис. Врут. Нет
здесь никакого кризиса: был, но быстро закончился. Ещё в прошлом
году. Застой таки продолжается. Унылая атмосфера тоже наличеству-
ет. А кризиса, извините, нету. Всё, как обычно, только несколько
жёстче. Даже демагогия у разных сторон, если посравнивать, -- не
оголтелее, чем в некоторые прошлые периоды. Но иногда тут бывало
поспокойнее, да. Режим, как обычно, вот-вот рухнет. Запад, как
обычно, вот-вот поможет совсем. Путин, как обычно, вот-вот при-
дёт...

Как я в минском метро наводил порядок, ни с кем не советуясь

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/NOTES/NOTES700.htm#7.)

23.09.2021:
Короче, дело было так. Зашёл я в вагон метро: быстро, решите-
льно. Ну, как обычно. Чтобы занять место на диване и впасть в
дрёму. Ну, или задуматься о важном. Но меня опередила какая-то
девица. Шустрее меня быть трудно, но я всё же не могу бросаться
к свободному месту бегом: это слишком привлекает внимание плеб-
са. Девица же действовала почти бегом.

(Надо сказать, я ненавижу ездить стоя. Уступаю кому-то место
только в редких случаях. Также встаю и удаляюсь, если рядом уса-
живается маразматик, волосатик или, скажем, латентный педераст с
голыми ляжками, которыми он норовит упереться в соседей по си-
денью. Или просто крупноразмерный быдлован. Или обкурок и т. п.
И я предпочитаю стоять -- и подальше -- даже если свободное мес-
то только возле таких мерзавцев и есть. В качестве близких сосе-
дей по транспорту меня вполне устраивают только дамы приятной
внешности. Такую линию поведения подсказывает мне моё чутьё, а я
ему в основном доверяю.

И я считаю, что я НАИМЕНЕЕ ПОВИНЕН в существовании необходимо-
сти много пользоваться транспортом, поскольку я:
1) не участвую в "растягивании" города своим личным автомобилем;
2) развиваю концепции антиавтомобильства и компактного города;
3) вообще минималист и любитель чистого воздуха для всех.
Всякие старые сморчки своим стоянием в общественном транспорте
расплачиваются за собственные грехи, в том числе за грех одобре-
ния автомобильства и поддержки власти, попустительствующей авто-
мобильству и ещё много чему. Стоять вместо них в общетрансе --
приблизительно то же, что садиться вместо них в тюрьму, а я не
абсурдист и не мазохист.)

Таким образом, я остался в стоячем положении, а девица в сидя-
чем. А за моей спиной бабка обратилась с морализаторской речью к
сидящему дрыщику лет 15, дрыщик сдался, пусть и не мгновенно, и
она села вместо него сама.

Через пару остановок кто-то за моей спиной встал и двинулся к
выходу, я мгновенно развернулся для захвата ресурса, но дрыщик
РВАНУЛ к освободившемуся месту и плюхнулся на него перед моим
носом. Наверное, чтобы уткнуться в смартфон.

Я тут же, не думая ни секунды, молча рефлекторно поднял его с
дивана за грудки, поставил в сторонке и уселся сам. Надо ска-
зать, что когда я в берцах, я бываю особенно [агрессивен] бесце-
ремонен. Так вот, я был в берцах. Вдобавок размялся с 8-кило-
граммовой гантелей перед уходом с работы -- как раз на подобные
случаи (подозреваю в себе лёгкий дарчик предвидения). Дрыщ,
правда, весил поболее 8 килограммов, но во мне играл молодец-
кий дух.

Дрыщ воспринял процедуру перемещения пассивно и молча. Типа
получил урок и занялся его обдумыванием. Даже общественность
проглотила это внешне спокойно (испугалась, да? нет, скорее,
большинство попросту не заметило). Но вдруг завис надо мной
некто в милицейской форме. И началось (далее -- в сокращённой
форме)...
- Я видел, что вы сделали!
- Если я нарушил закон, составьте протокол.
- Закона вы не нарушили, но с точки зрения морали...
- Простите, а это ничего, что я разговариваю с вами сидя?
Я резко встал, чтобы глянуть, что там за погоны. Бабка, до меня
согнавшая сопляка, схватила меня за руку, думая, что я собираюсь
устроить разборку с милиционером, ха-ха. Это оказался курсант. В
форменной противоковидной маске (прочие участники эпизода были
безмасочниками -- одобряю).
- А вот с точки зрения морали...
- Послушайте, я старше вас по возрасту и по званию. Вы считаете,
что имеете моральное право меня воспитывать?
- А вот с точки зрения морали...
- Я старше вас раза в три. Сначала поживите с моё. Лет через 20
вы будете смотреть на вещи иначе, просто немного потерпите...
- Но с точки зрения морали...
- Вы считаете себя знатоком морали? Откуда такая самоуверенность?
- С точки зрения морали... Вы должны были попросить уступить вам
место.
- Я не любитель общаться с молодёжью: знаю по опыту, что это себе
дороже.
- Но с точки зрения морали...
- Вы случаем не в замполиты готовитесь?
- ???
- Ну, в заместители командиров по воспитательной части.
- Это не имеет значения. С точки зрения морали...
- Вы очень любите поговорить и почитать мораль. Вам надо бы в
попы, а не в милиционеры.
- С точки зрения морали...
- Да, возможно, я был не прав. Я вечером ещё немножко подумаю.
- Конечно, вы были не правы!
- А вы правы? На каких основаниях вы пришли к этому выводу?
- С точки зрения морали...
- Я между прочим, беру пример с нашего президента: мне захотелось
на это место, и я его взял. А можно сказать и так: навёл поря-
док силой. Вы что-то имеете против президента? Не одобряете
государственной политики?
- Президент здесь не при чём. С точки зрения морали...
- Моя мораль такая же, как у президента.
- Нет, с точки зрения морали...
И т. д.

Bla, я на вопросах морали свору собак съел, больших и толстых,
но понял по большей части лишь то, что надо бы съесть ещё столь-
ко же таких же собак и что всякие "знатоки" пишут на эту тему по
преимуществу ерунду (да и я местами), а тут вдруг подтаскивается
"щенок" и начинает ПОУЧАТЬ. И не реагирует на дельные вежливые
замечания, вполне весомые даже в расхожей культурке. Я реально
слегка опешил от такой настырности. Наверное, он попросту со
сдвигом. Психические сдвиги ведь бывают очень разные.

Придя домой, я померял на всякий случай давление (недавно ж у
меня был как бы кризис с непонятной этиологией: наверное, из-за
того, что я съел чего-то -- или какую-то заразу перенёс, не заме-
тив). Давление оказалось "детское": 134 на 76. Так держать,
Искандер Вольдемарович!

Отчётливо помню, как летом 1981 года в ташкентском трамвае меня
решительно согнал с места один аксакал. Я тогда урок понял. И вот
теперь я всего лишь передал эстафету.

Если порыться в моих мотивах, то они скорее всего таковы: меня
задело, что дрыщ к месту РВАНУЛ, хотя находился от него на боль-
шем расстоянии, чем я, а мне ж так бросаться на блага неприлично.
И что, честные люди должны из-за этого всегда быть в проигрыше?!
А вот ни фига. Там, где есть я, такого, скорее всего, не будет.

Как же, я буду дрыщу читать мораль! Во-первых, ЗВУЧАТЬ в вагоне
метро -- значит беспокоить окружающих. Во-вторых, дрыщ, видя, что
применять силу не будут, начнёт борзеть и грубить, а у меня нервы
не железные. В-третьих, у меня ведь не было острой необходимости
ехать сидя: я с ног не падал (ещё чего!), я всего лишь немножко
поддержал порядок в обществе. В-четвёртых, мне вообще в лом кого-
то о чём-то просить: мне психически комфортно приказывать, брать
силой, предупреждать о своих решительных намерениях. Особенно если
я в берцах. В-пятых, я, будучи лентяем, хожу по пути наименьшего
сопротивления. И всё было бы тихо и классно, если бы не прибаба-
ханный курсант милиции. (Вот не буду говорить, что чья бы коровка
мычала, а милицейская бы молчала -- после событий августа 2020
года: во-первых, кто не без греха, а во-вторых, я и в то время
сталкивался со вполне приличным доброжелательным обращением со
стороны милиционеров. Я бы даже сказал, ПОВЫШЕННО предупредитель-
ным: отчасти, может, потому что режим старался население лишний
раз не злить.)

Бабка, согнавшая дрыща, поддержала курсанта. Типа я был прав по
сути, но не по форме, а президента нашего надо просто любить, и
тогда всё будет хорошо. В разговор влезла ещё одна тётка и осудила
меня уже с религиозной позиции (мне, разумеется, надо было пари-
ровать цитатой из классика -- "Не судите да не судимы будете" --
но лучшие мысли ко мне зачастую приходят лишь с большим опоздани-
ем, вот так и живу).

Что, мне бы похвалить курсанта и порадоваться за милицию и
белорусов? Опомнитесь: с чего это вдруг?! С того, что он негибок
мышлением, самоуверен, назойлив, настырен, не слышит чужих дово-
дов, не считается с чужим опытом? Да как раз из таких ведь и
получаются первейшие палачи, концлагерщики и террористы, а ещё
запускатели разноцветных иммигрантов в нашу дорогую Европу. Соль
в том, что наибольшее непотребство зачастую делается именно в
порядке праведничания. Вы думаете, что Гитлер считал себя грешни-
ком, а не героем? Или что Гиммлер считал себя грешником, а не
спасителем немцев, Германии, белой расы и европейской цивилиза-
ции?

Нет, я просто вынужден делать вывод, что в сравнении с 99%
современников я -- определённо сверхчеловек: титан духа, мастер
выживания, корифей неформальной аналитики и всякое такое. Иначе
ж не объяснить, почему я спокойно и уверенно могу сказать, что я
почти наверняка в чём-то не прав или не совсем прав, а другим
такое очень напряжно. Для меня правота -- зачастую дело сложное
(поди ещё выясни, взвесь), а для большинства других это почему-то
элементарно: правота -- это то, что всегда оказывается на их сто-
роне, стоит им только хоть что-то высказать -- письменно или
устно.

Если я говорю, что я, возможно, не прав, то умный и вежливый
оппонент должен скромно ответить, что, возможно, наоборот, не-
прав он, но вспомните, часто ли вам доводилось такое слышать?
Да, я, возможно, неправ. А, возможно, и прав. Время покажет.
Или серьёзные научные исследования вскроют. Или сложные компью-
терные расчёты выявят. Я спокойно живу и действую с сознанием
сомнительности своей правоты (эка невидаль -- ошибаться). И я
хотя бы честно признаюсь в этом.

И таки да, я не стесняюсь иногда конфликтовать и спорить с
дураками: это не опускание до их уровня, а освежение и уточнение
своих представлений о том, в чём этот уровень состоит. И ещё ж
надо поточнее знать, чем дышит простонародье. Чтобы делать более
адекватными свои суждения о мире, не питать иллюзий. И я ведь не
каждый день этим занимаюсь, а только тогда, когда возникает эмо-
циональная потребность в устройстве себе маленького праздника,
триумфика, сеансика самолюбования -- в целях профилактики нехо-
роших психических состояний, а не чисто из блажи или по небрежно-
сти.
Потереться иногда о плебс -- это нужно: это бодрит, адекватит,
закаливает. Иначе говоря, повышает вероятность выживания.

О принижении роли народных масс в истории (продолжение)

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/NOTES/NOTES800.htm#8.)

"Проблема этих рассуждений в том, что вопрос о низложении царя
решался элитой и контрэлитой, вообще не ввергаясь в прения о
'плебсе'. Грубо говоря, в клубе решали, кому от дома отказать,
среди членов этого самого клуба, а что там на улице другие люди
ходят, к вопросу не имело отношения вовсе никакого. В годы войны
в оппозицию царю встало столько представителей элиты, что ее
прозвали великокняжеской фрондой. Престол предлагали отобрать от
Николая Александровича и отдать Николаю Николаевичу, но тот
отказался, поэтому обратили внимание на Михаила Александровича.
Павел Александрович в то же время начертал документ, превращающий
страну в конституционную монархию по английскому образцу, переда-
вая всю полноту власти Думе, оставляя Николая, но церемониальной
фигурой. В итоге Николая подписывали отречься в пользу сына при
регентстве брата Михаила. Николай, своевольничая, отрекся за себя
и за сына и передал престол Михаилу, о чем известил его в огоро-
шивающей телеграмме на имя императора Михаила Второго. Михаил
престола не принял и решением затянуть до постановления
Учредительного Собрания создал ситуацию вакуума легитимности. О
'народе', Думе, эсерах, боевых технических группах РСДРП все эти
деятели думали менее всего, решая задачи своего уровня, и если бы
Михаилу тогда попаданцы из будущего сказали, что его манифест
переключит весомую долю населения в достоевщину стиля 'если бога
нет, то все позволено', он бы удивился преизрядно.

Ленин, выступая перед молодежью менее чем за год до октября,
говорил, что им, старикам, вовсе не дожить до времен рабоче-крес-
тьянской революции. Октябрь без февраля, то есть раскола в элитах
и зыбкого правового поля, был невозможен. Монархисты до сих пор
спорят, имел ли право Николай отрекаться за сына и мог ли он
назначать императором Михаила, который вступил в морганатический
брак и за это был выдворен из России и лишен всех постов самим же
Николаем за 5 лет до этого. После всех этих выкрутас и отречений
любой орган власти на местах мог быть поставлен перед вопросом 'а
вы, собственно, кто?' кем угодно, чем и воспользовались большеви-
ки, заручаясь поддержкой людей на ключевых постах.

'В силу своей довольно большой тупости верхушка не в состоянии
даже толком манипулировать плебсом, и уже хотя бы поэтому было бы
неправильно утверждать, что политические состояния и влечения
плебса задаются верхушкой.'


В 1917 году это рассуждение было верным. В 2021 после появления
социологии, политтехнологов, методов манипуляций сознанием и
возможности получения обратной связи от населения, это рассужде-
ние не соответствует действительности."


Ключевая фраза тут -- "обратная связь". Вот через эту "обрат-
ную связь" народ и оказывает своё управляющее действие на верхуш-
ку. Эта "связь" когда больше, а когда меньше. Иногда хвост таки
вертит собакой: если его зажать, к примеру.

И не надо переоценивать современные технологии манипулирования.
Во-первых, их реализует замороченная наследственная (= вырождающа-
яся) интеллигенция, у которой избыток псевдознаний, но маловато
умственных способностей. Во-вторых, она реализует их в соответст-
вии с дурацкими установками "сверху".

В Белоруссии в 2020 г. "революция" не получилась несмотря на
интенсивное применение подрывных манипулятивных технологий аж с
двух сторон: с Запада и Востока. Не получилась не потому, что
Запад мешал Востоку или наоборот (на самом деле Восток использо-
вал Запад, но немного не рассчитал), и не потому, что Лукашенко
противопоставил этим технологиям свои, ещё более эффективные, а
потому что народ не "завёлся": не захотел менять шило на мыло и
рисковать потерять те скромные блага, какие имеет. Лукашенко
очень многим тут не особо-то и сдался, но ценится как меньшее
зло. И что тут дали манипулятивные технологии? А ничего. Двух
тысяч бойцов ОМОНа, сохранивших стойкость (поскольку драться им
приходилось по сути за свою жизнь), оказалось достаточно, чтобы
раскудрячить всех "городских партизан" -- и проплаченных, и
"неадекватных", и сопливых "невольников чести" ("воинов света" и
пр.).

Отречение Николая II в марте 1917 г. потребовалось потому, что в
феврале 1917 г. начались массовые беспорядки. Беспорядки начались
в основном не потому, что евреемасоны сорвали подвоз хлеба в Пет-
роград, а потому что война затянулась, народ от неё шибко устал и
в стране вообще обострилась ситуация с едой (работники воевали).
НЕ МОГЛА НЕ ОБОСТРИТЬСЯ, тут и исследовать ничего особо не надо.
Ситуация с едой обострилась во ВСЕХ воюющих европейских странах.

Если бы народ и дальше терпел и воевал, верхушка не стала бы
менять коней на переправе, потому как очень рискованно это.

Германия не имела достаточных ресурсов, чтобы серьёзно вмеши-
ваться в российские события. Великобритания и Франция не были
заинтересованы в том, чтобы Россия пошатнулась.

Народ возбудился САМ, по естественным причинам: еды нету, гонят
на убой, почему не взбунтоваться, если всё одно смерть?

Верхушка была вынуждена реагировать на народные действия (то
есть народ был в событиях ВЕДУЩИМ). Сначала она пожертвовала
Николаем II. Не помогло. Потом пожертвовала монархией, но смогла
продержаться за счёт этого только до середины осени, а далее в
основном пошла под нож (ладно, под пули) и в эмиграцию. Верхуш-
ка. Которая якобы решала, против кого возбуждать массы -- и
возбуждать ли их вообще.

За год до Октября Ленин был пессимистичен по поводу социалисти-
ческой революции, потому что не было стихийного народного движе-
ния, которое можно было бы оседлать. Появилось движение -- боль-
шевики взялись им руководить, подстраивая свои лозунги под народ-
ные чаяния (мир народам, земля крестьянам и т. д.), а не впаривая
плебсу свои специфические ценности.

Совладать с разгулявшейся народной стихией большевикам удалось
очень не сразу: развелось всяких мелких атаманов и батек, славших
подальше и большевиков, и белых. Это был самоорганизующийся на-
род, выдвигавший из своих рядов новую "микроэлиту" (и резавший
старую). Самый яркий деятель этой "микроэлиты" -- Нестор Махно.