Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

Была ли советская экономическая система действительно малоэффективной В ПРИНЦИПЕ?

(Сюда: http://samlib.ru/editors/b/burxjak_a_w/ussr.shtml)

    Никакой серьёзной научной критики якобы недостаточно эффектив-
ной советской экономической модели не было и нет: критика её всег-
да была псевдонаучная и демагогическая. Советская экономика якобы
была не в состоянии обеспечивать изобилие высококачественных по-
требительских товаров, пусть даже вредных для здоровья людей и
для природной среды. Но для начала ведь требовалось разобраться
в том, что такое изобилие и в каких своих разновидностях оно дей-
ствительно нужно, а это не делалось и не делается.

  Плановая экономика нуждается в централизованном мощном интел-
лектуальном обеспечении, между тем советские как бы интеллекту-
альные центры, в которых поднакопились квазиспецы типа Егора
Гайдара, с некоторого времени стали работать не на поддержание
системы, а на её подрыв.

  Много трынделось о благостности конкуренции производителей, не
достаточно развитой в СССР. Между тем ситуация с конкуренцией да-
леко не простая. Выигрывает ли покупатель от конкуренции продав-
цов? На самом деле где-то -- да, а где-то -- наоборот. При конку-
ренции растут затраты на рекламу, шире -- на конкурентную борьбу,
а оплачивает их в конечном счёте покупатель. При конкуренции то-
щает поток клиентов у каждого продавца, и соответственно расходы
продавца распределяются межу меньшим числом покупателей, от чего
тем тоже приходится больше платить.

  Далее, если при дефиците товара страдает покупатель, то при
изобилии товара страдает производитель-продавец, а он тоже член
общества. Производитель, чтобы переложить страдание на другого
производителя (больше не на кого: разве что на покупателя), таки
да, снижает цену товара, но нередко он делает это не за счёт ра-
ционализации производства, а за счёт использования сырья худшего
качества и т. д., а ещё за счёт сокращения персонала, увеличения
трудовой нагрузки на оставшийся персонал, снижения этому персона-
лу заработной платы. А ведь персонал -- это в конечном счёте тот
самый покупатель, который якобы получает блага от конкуренции.

  Если за 30 лет, истёкших со времени начала горбачёвских эконо-
мических экспериментов, ситуация на потребительском рынке во мно-
гом улучшилась, то это произошло по большей части вследствие на-
учно-технического развития, снижения военных расходов и сокраще-
ния "братской помощи" отсталым народам, а не вследствие благотво-
рного действия частной собственности и рынка. Опять же, этого
тоже никто не просчитывал -- во-первых, потому что это очень сло-
жно, во-вторых, потому что новая, антисоветская власть таких ис-
следований не профинансирует, а если делать их в приватном поряд-
ке -- с перспективой широкой пропаганды результатов (иначе зачем
они?) -- может принять суровые меры, поскольку это будет попахи-
вать очередной революцией.

О непервичности экономики

Одна из любимиых идеек у образованцев, возросших на неправиль-
ных книжках, -- это идейка якобы "первичности" экономики по отно-
шению ко всяким идеологиям. По этом поводу нередко даже притяги-
вают за бороду Карла Маркса с его неадекватной хохмой об отноше-
ниях "базиса" и "надстройки". А от всяких там кандидатов в прези-
денты и в идеологи требуют в первую очередь ЭКОНОМИЧЕСКИХ программ
-- на том основании, что людям якобы нужно в первую очередь пра-
вильно питаться
что-то потреблять, а всё остальное -- потом.
Соотоветственно при обсуждении вопросов национального развития
экономисты лезут в главные эксперты и высокомерно поглядывают на
юристов и пр.

  Так вот, всё это очень неправильно, близоруко, мелко и ведёт к
большим неприятностям. Потому что экономика -- это только инстру-
мент для обеспечения некоторого образа жизни. Инструмент должен
быть собран по определённым правилам, проверенным в отношении ин-
струментов, но он всегда подгонятся под своё назначение. Это как
с молотками: они бывают очень разные, от молоточков до кувалд, и
могут быть неудобными, ненадёжными, неисправными -- или наоборот.
Но человек, как правило, ищет молоток для какой-то работы, а не
работу для попавшего в руки молотка.

  Аналогично представление о требуемом образе жизни -- первичнее
представления об экономике, которая должна этот образ жизни обес-
печивать. А представление о человеке, о его реальных потребностях
-- первичнее представления об образе жизни, через который эти по-
требности будут обеспечиваться.

  По большому счёту нет пользы от хорошо налаженной, устойчивой и
очень производительной экономики, если она выдаёт в конечном
счёте вредный для людей продукт и разрушает их среду обитания.

  Голова (с её мыслищами) в качестве задавателя поведения не так
уж слаба в сравнении с пищеварительной системой и пр., и без ра-
боты головой человек, как правило, умирает скорее, чем без работы
желудком. И это ведь голова решает, что, где, когда, чем, как, за-
чем и в каком количестве надо человеку есть, а если она при этом
ошибается, то последствия бывают ужасными.

  Короче, в управлении государством общеидеологические представле-
ния первичнее и много важнее представлений экономических. Экономи-
ческие вопросы выходят на первое место только тогда, когда нет
необходимости, возможности, желания или способностей что-то совер-
шенствовать в стратегических представлениях, в ответах на вопрос,
в какую сторону развиваться.

  Кстати, даже природные условия "слабее" общеидеологических
представлений: в одних и тех же природных условиях можно и пасти
верблюдов, и воздвигать Дубаи; можно ковыряться с "сырьевой"
экономикой, как в современой России, или производить для себя
почти всё нужное самостоятельно, пусть и не всегда качественно,
-- как в СССР.

  На практике выпячивание экономических вопросов имеет место то-
гда, когда стесняются обсуждать идеологию (= направленность эко-
номики), которой руководствуются вожди, потому что если её прого-
варивать более-менее конкретно, она, скорее всего, почти никому
не понравиться.

   У человека есть потребности и псевдопотребности. Псевдопотреб-
ности могут быть очень вредными для тех, кто их удовлетворяют,
и/или для окружающих. Соответственно в экономике есть области
деятельности, которые, хотя и позволяют кому-то кормиться, но для
общества в целом являются по большому счёту малополезными, беспо-
лезными, вредными или особо вредными. Поэтому, скажем, если вало-
вый внутренний продукт в стране вырастает за год на 8% или падает
на 20%, ещё нет оснований ни для радости, ни для огорчения: надо
смотреть, что конкретно там выросло или упало. Для общества может
быть выгоднее содержать безработных, чем страдать от производства
этими людьми мерзости или дряни. Потому что может получаться
(точнее, как правило, получается), что почти все при деле, работа-
ют почти на износ и имеют всё больший доход, а благополучия оказы-
вается всё меньше.

Почему я не люблю "видных экономистов".

Я ничего не имею против тихих незаметных экономистиков, скажем,
молча верстающих государственный бюджет по указаниям "сверху" или
просчитывающих себестоимость продукции родной птицефабрики. Эти
люди более-менее успешно выполняют нужную работу, никого особен-
ного из себя не корчат и ни в чём по-крупному не виноваты. Но не
все экономисты такие: попадаются ЭКСПЕРТЫ.

В каждой стране заводится кучка экономических "гуру", которые
то пугают народ прогнозами, то критикуют правительство, то выдают
ему рекомендации, которые либо очевидны, либо не реализуемы, либо
являют собой дурацкую чушь, зато убедительно звучат и хорошо
ложатся на чаяния недопотребляющей оппозиционной общественности.
У этих "гуру" поучающий тон, озабоченное или слегка брезгливое
выражение физиономий и непререкаемая авторитетность в широких
кругах политизированных недоумков.

На самом деле эти "видные экономисты" -- всего лишь форма пара-
зитического существования очкастых белковых тел с научными звани-
ями, а то и без оных. Реально эти "гуру" компетентны только в
концептуальном мусоре, составляющем процентов 80% так называемой
экономической науки, и, может, в каких-нибудь пельменях или
футболе. Ну, и конечно же, в приёмах капания на мозги и пускания
пыли в глаза.

К постижению феномена рынка: конкуренция.

Реальный рынок, мягко выражаясь, немножко не похож на тот свет-
лый образ, который впаривается профессорнёй, кормящейся на почве
знаний, недознаний, псевдознаний и искренних заблуждений, которая
гордо именуется наукой "экономикс".

Когда обеспечиваемые государством условия для предприниматель-
ства слишком благоприятны, в него устремляется слишком много лю-
дей, в результате чего эти люди в основном мешают друг другу и
потому, как правило, не процветают, зато норовят даже не попра-
вить свои дела, а просто протянуть ещё чуть-чуть за счёт очеред-
ного клиента. И хорошо, если хотят протянуть, а не "кинуть" па-
ру-тройку последних клиентов и ликвидироваться/скрыться. Клиенты
имеют возможность капризничать, проявлять разборчивость, но толку
от этого мало, потому что выбирать приходится -- по внешним под-
деланным признакам -- между фирмами, пребывающими в полудепрес-
сивном состоянии: не имеющими средств для развития и выгадывающи-
ми на всём, на чём можно. Даже если они более-менее удовлетворили
предыдущего клиента, нет гарантии, что ты -- ещё не тот, кого они
напоследок "кинут". Избыток предложения -- это не лучше, чем его
недостаток. Конкуренция должна быть умеренной, даже лёгкой,
наверное.

Разумеется, избыток предложения может появится не только из-за
того, что государство расстаралось для предпринимателей, но также
из-за того, что оно недостаралось для их клиентов. В любом случае
на качестве работы это скажется в основном отрицательно, а не по-
ложительно: цены, может, и опустятся, но качество, скорее всего,
опустится ещё больше. Голодные злые навязчивые предприниматели с
фальшивыми улыбками и обострившимися волчье-цыганскими повадками
-- не то счастье, которого дожидается от рыночной экономики
робкий зажимистый клиент.

МВФ как дурацкая патриотская страшилка.

Картина мира у типового российского патриота-лапотника, упиваю-
щегося квасом "через не могу": есть Святая Русь, получившая от
Бога 1/7 всей суши за чистоту своих помыслов, и есть ненавистники
Святой Руси, желающие прибрать к рукам её территорию или хотя бы
просто нагадить -- из непреодолимой неприязни, какую нелюдь испы-
тывает к народу-богоносцу. Список основных смертельных врагов
России: ТМП, МВФ, НАТО, США (в особенности ЦРУ, Госдеп, ФРС и
Пентагон), ЕС плюс все соседние государства за вычетом нескольких
постсоветских авторитарных гадюшников -- временно как бы суверен-
ных, но в принципе подлежащих присоединению к блистательной
Российской Империи.

С почвеннической точки зрения, МВФ (Международный валютный
фонд) значит неявный грабёж, закабаление, утрату суверенитета и
открытие врат для всяких социальных пороков. К МВФ на крючок
лучше не попадаться (хотя то же можно сказать о любом кредиторе).

Откуда такое неприятие именно МВФ (учреждения ООН, в котором
Россия -- а раньше СССР -- кстати, в доле и капиталом, и кадра-
ми), я не знаю. По-моему, самыми вредными ООН-овскими учреждения-
ми являются те, которые за просто так подкармливают и прививают
от болезней всякие отсталые народы, выжирающие саванны и пр., а
не внедряют программы приведения численности этих народов в соот-
ветствие с ресурсными возможностями среды обитания.

МВФ своими гнусными рекомендациями якобы разорил Аргентину,
Мексику, Югославию и Руанду. На самом деле, если присмотреться,
то как бы не выяснилось, что правящие верхушки там настолько
сгнили, что даже МВФ не сумел помочь. Кстати, Руанда и Мексика
никогда не были тесными союзниками России.

Толковые правительства к МВФ не обращаются, а справляются с
проблемами своими силами, используя внутренние резервы, включая
имеющиеся в стране мозги. А правительства бездарей, взяточников и
казнокрадов заваливают дело так или иначе -- с кредитами от МВФ
или без оных -- а потом тупые или проплаченные патриоты заявляют:
так вот же МВФ разорил страну!

МВФ никому своей помощи не навязывает: наоборот, "клиенты"
выпрашивают её и даже изъявляют готовность ради её получения идти
на всякие неудобные для себя условия. Ну, может быть, их предва-
рительно завораживают, конечно, или соблазняют возможностью
"распила" кредитов между своими, а дальше хоть трава не расти.

Я полагаю, имеются и случаи удачной помощи со стороны МВФ.
Более того, я подозреваю, что такие случаи преобладают.

Условия, которые ставит МВФ, в среднем увеличивают вероятность
возврата кредитов. Если страна клянчит кредит, значит, дела у неё
идут не хорошо, а кредит -- это не дотация: его надо вернуть,
иначе ничего не получит следующий проситель.

Как всякая богатенькая "контора", тем более существующая очень
много лет, МВФ укомплектован в основном псевдоэкспертами из шуст-
рых бездарей и родственников особо хорошо устроившейся сволочи
(не обязательно еврейской). Ожидать от таких кадров чего-то шибко
разумного и эффективного -- значит расписываться в собственной
недоумочности. Они в состоянии заваливать сложное дело, даже не
имея на то злого умысла. Заслуживает смеха как то, с каким
пиететом некоторые воспринимают рекомендации МВФ, так и то, с
какой убеждённостью некоторые другие обвиняют МВФ в намеренном
разваливании экономик.

О шарлатанах от экономики (продолжение).

По-моему, к "циклам Кондратьева" непрофессионально тяготеют
любители гумилёвской пассионарности и чижевского "земного эха
солнечных бурь" -- размашистые личности с недоразвитой критичес-
кой составляющей мышления и низким уровнем научно-методологичес-
кой подготовки. А вот шарлатаны, кормящиеся от подобной наворо-
ченной чуши, -- это как раз люди с более развитым интеллектом:
они хотя бы дают себе отчёт в том, что занимаются чепухой.

* * *

В Европе в последние три века мы через любые 50 лет так или
иначе получаем существенно другое общество (из-за накопленных
изменений, а не из-за скачков). Ожидать от нового общества, что в
нём будут действовать закономерности предыдущего общества -- это
как-то слишком неосторожно (ведь люди что-то изменяют у себя как
раз для того, чтобы от каких-то явлений уходить, а к каким-то
приходить). Может, они и сохранятся, но убедиться в этом удастся
только РЕТРОСПЕКТИВНО.

В экономике имеют место 1) отклонения, 2) колебания, 3) флукту-
ации, 4) катастрофы, 5) эволюционные изменения и т. п. Всякие их
разновидности накладываются одна на другую и влияют одна на дру-
гую, так что выявлять в чистом виде "вклады" всяких разновиднос-
тей изменений практически невозможно, да и не нужно. Эти измене-
ния вызываются частью объективными факторами (климатическими, к
примеру), частью сознательными действиями крупных субъектов, час-
тью конфликтными действиями противостоящих друг другу крупных
субъектов (а в конфликтных действиях удача переменчива и слабо-
предсказуема), частью массовым поведением мелких субъектов. А где
задействованы субъекты, там становятся факторами также представ-
ления и интеллектуальные возможности субъектов (а представления
-- это, в частности, то, что "впарят" субъектам экономисты, треп-
лющиеся про "объективность экономических законов").

Отклонения -- это изменения параметров объекта, вызывающие
действие факторов, возвращающих его параметры в норму.

Колебания -- это когда отклонения состояния от некоторого "цен-
трального" значения ведут к появлению/усилению факторов, стремя-
щихся вернуть объект к "центральному" состоянию, но действуют
слишком сильно, и он проскакивает это состояние и отклоняется от
него уже в другую сторону.

Флуктуации -- это небольшие изменения, вызываемые случайными
факторами или случайными наложениями совокупно действующих факто-
ров и не грозящие перерасти в какие-то тенденции.

Катастрофы -- это резкие изменения параметров, делающие невоз-
можным возврат к прежнему более-менее устойчивому состоянию, но
не исключающие перехода к новому более-менее устойчивому состоя-
нию.

Эволюционные изменения -- это постепенные смещения устойчивого
состояния.

Причины изменений в экономике:
- технологические новшества;
- изменения в естественных условиях хозяйствования (истощение
ресурсов, к примеру);
- стихийные бедствия;
- социальные бедствия (войны, революции, миграции);
- эпидемии;
- изменения качества "человеческого материала";
- ошибки экономического управления, ошибки построения систем
экономического регулирования;
- массовые поветрия (на экономику влияет "экономическое поведение"
людей, а на него что только не влияет, включая состояние эконо-
мики).

Об "экономических законах". Назовите хотя бы один, который не
вызовет у меня смеха -- если не своей формулировкой, то перспек-
тивой своего применения. Найти в принципе, думаю, можно, но это
будет не легко. Напомню, что закон ценен своими предсказательными
возможностями. Если по какому-то поводу выдавать кучу всяких
предсказаний, то, скорее всего, одно из них более-менее сбудется,
то есть, кто-то из экономистов окажется блистательно прав, а
остальные, включая не попавших случайно в цель, используют этот
успех для поддержания общественного доверия к великой науке
"экономикс", то есть, для обеспечения своего дальнейшего
пропитания.

Длинные волны Кондратьева и шарлатанство в экономической науке.

Даже в биологии шарлатаны вполне могут долго ходить в лидерах
(пресловутый академик Лысенко), хотя, вроде бы, в этой области в
основном есть чёткие критерии истины: скажем, овечка Долли либо
живёт долго и счастливо, либо помирает в совсем ранней молодости,
а выдать мёртвую овцу за живую не получится ведь никак (а подме-
нишь -- лаборанты "заложат").

Если в как бы научную область затёсываются относительно немно-
гие шарлатаны, то нормальные труженики науки, пусть и не шибко
даровитые, способны выводить их на чистую воду. Но если шарлата-
ниста вся область, ты должен либо уклоняться от дачи нехороших
оценок чужой галиматье, либо искать другой способ пропитания.

Разбираться в экономической науке -- это знать, какой "автори-
тет" какую наукообразную чепуху наболтал. Если не хочешь забивать
себе этим голову, ты, с точки зрения забивших себе этим головы, а
также с точки зрения малодумающего плебса, каждодневно охмуряемо-
го манипулятивными СМИ и потому шибко разбирающегося в научном
методе, -- экономический невежда.

Между тем, есть более общие представления, чем экономические.
По отношению к этим представлениям экономические, если они не
шарлатанские, выступают как частные случаи. Правда, в области бо-
лее общих представлений гадит ещё одна разновидность шарлатанов:
так называемые философы, то есть знатоки того, какой шарлатанский
"авторитет" какую заумную чушь наболтал на как бы философские
темы, прикрываясь такими фигурами, как Аристотель, Лейбниц,
Поппер. Но в данном вопросе можно на их мегатрёп не оглядываться.

Экономисты, которые в состоянии сверстать государственный бюд-
жет, удерживать обменные курсы национальной валюты, успешно руко-
водить банком и т. п., -- не шарлатаны (во всяком случае когда
занимаются указанными вопросами). Шарлатаны -- те, кто выдают
непроверяемые размашистые суждения по поводу макроэкономики и
никогда не занимались делами, в которых можно ВЕРИФИЦИРОВАТЬ
РЕЗУЛЬТАТЫ и чётко выявлять личный в них вклад.

Среди особо шарлатанских тем в экономике выделяется "теория
длинных волн" Кондратьева, которой кормятся уже почти сто лет.

Николай Кондратьев (1892-1938) "открыл" чередование фаз эконо-
мического подъёма с фазами экономического спада, имеющее период
повторения 40-60 лет. До Кондратьева экономисты якобы слабовато
замечали, что дела в экономике идут то хорошо, то плохо, причём
перемены обычно растягиваются на десятилетия.

Прогностическая ценность "теории Кондратьева" близка к нулевой:
что дела в экономике могут ухудшиться и что надо на это рассчиты-
вать, -- выводы, к которым можно прийти и без зауми.

Если бы удалось изолировать экономику ОТ ВСЕГО (от таких вещей,
как климатические изменения, истощение ресурсов, освоение новых
территорий, новых ресурсов на старых территориях, рост численнос-
ти населения, развитие научных и прочих представлений, техничес-
кие инновации, перестройки социальной организации и т. п.), тогда,
наверное, удалось бы выявить в экономической сфере общества ка-
кие-то её собственные волны, а то и циклы. А в отсутствие такой
изоляции всякие экономические подъёмы и спады суть проявления
вещей неэкономического характера (под ковром кто-то ползает), и
обсуждать их в преимущественно экономических понятиях -- это,
мягко говоря, не корректно.

О неком Сергее Глазьеве. Этот шарлатанистый деятель от экономи-
ки -- по-видимому, особо хитрый. С одной стороны, он, похоже, от-
даёт себе отчёт в том, что "длинные волны" (ДВ) Кондратьева --
это псевдонаучная туфта. С другой стороны, раз эта туфта уже
"впарена" туповатой образованческой общественности, то почему не
пробовать снова и снова что-то с неё ещё иметь, тем более что
разоблачать туфтовость данной туфты ему нет никакого резона,
поскольку он сам когда-то сделал себе имя как раз на её как бы
развитии.

Из статьи указанного спеца "Современная теория длинных волн в
развитии экономики":
"Прогнозирование наступающей новой ДВ и обоснование рекоменда-
ций для политики развития выходят за пределы настоящей статьи,
целью которой является постановка вопросов для научной дискуссии
о фундаментальных закономерностях долгосрочного технико-экономи-
ческого развития. Исходя из изложенного выше, дальнейшее развитие
ТДВ [теории длинных волн] требует ответа на следующие вопросы.
1. Определение взаимосвязи конъюнктурной и технологической
составляющих ДВ. Выявление соотношения фаз жизненного цикла ТУ
[технического уклада] и фаз соответствующей ДВ.
2. Системное описание механизма смены доминирующих ТУ, включая
взаимодействие процессов устаревания технологий, насыщения
рынков, изменения экономических оценок.
3. Раскрытие механизмов интеграции отдельных технологических
траекторий в жизненный цикл ТУ.
4. Прояснение внутренней структуры технологических укладов, вклю-
чая описание составляющих их ТС [технологической составляющей].
5. Уточнение роли государства на разных фазах жизненного цикла ТУ.
6. Построение динамических моделей развития и смены ТУ и
связанных с ними длинноволновых колебаний.
7. Выявление закономерностей распространения ТУ и соответствующих
им ДВ в пространстве, взаимодействия различных стран в этом
процессе, возникающих при этом особенностях экономического
обмена."


На простом гражданском языке это означает следующее: несмотря
на то, что ТДВ ("теория длинных волн") мусолится уже лет 90 (с
перерывами на войны и революции), она не может толком предска-
зать или порекомендовать ничего особенного -- без неё непонятного
-- потому что сложное никак не укладывается в простые схемы, поэ-
тому дайте нам ещё денег на разведение этой бодяги и продлите наш
статус великих экономических гуру, хотя наше прежнее пребывание в
этом статусе ничего вам не принесло, кроме наукообразной заумной
говорильни, вызывающей у культурного плебса чувство надежды на
лучшее будущее, раз уж такие прославленные знатоки наукообразной
чепухи, как мы, всё ещё не выгнаны мокрыми тряпками за двери.

Экономика "первична" только в глазах интеллектуальной ущерби,
привыкшей повторять чужой вздор и свихивающейся на вопросе, что
раньше появилось -- яйцо или курица. Первично стремление потреб-
лять пищу -- это да, но вот удовлетворять это стремление можно
очень по-разному: что-то выращивать на огороде, находить в приро-
де, выдуривать, красть, отбирать, выменивать на бумажки, называе-
мые долларами, поддаваться чужому внушению, что ты уже почти как
бы сыт.

Чёрные расы и современная государственность

(Полный текст - здесь: https://www.proza.ru/cgi-bin/login/page.pl )

Причина неблагополучия Африки -- не в её колониальном прошлом и
не в несправедливости существующего миропорядка, а, по-видимому,
в особенностях психического склада людей чёрной расы, слабо соче-
тающихся с современными техническими возможностями, которые со-
зданы в основном белыми и для белых. У чёрной расы не очень
хорошо получается с поддержанием государственности европейского
типа в условиях глобальной цивилизации. Разумеется, этот тезис
нуждается в более детальном обосновании.

Отрицать генетический фактор как частичное объяснение неудач
негритянских государств в экономике и пр. -- это великодушно, но
это не поспособствует решению проблем. И речь ведёт ведь не о
том, чтобы выпячивать расовую обусловленность некоторых вещей и
провоцировать белых недоумков на недоумочные расистские выходки,
а скорее о том, как избежать усугубления бедствий и приблизиться
к всеобщему доподлинному благополучию, подразумевающему, среди
прочего, межрасовый мир и равные права для всех людей независимо
от цвета их кожи.

По-видимому, у ВСЕХ "чёрных" государств Африки, существующих в
настоящее время, пик их экономического и социального развития
пришёлся на последние годы власти белых колонизаторов. У "чёрных"
государств вне Африки ситуация схожая. Количественный рост афри-
канских экономик не выглядит достижением, если сопоставлять его
с ростом численности населения.

О западном изобилии дурацкой ерунды

Под каким основным предлогом крушили СССР? Под тем, что там
была якобы неправильная система собственности: не позволявшая
обеспечивать массовое экономичное производство высококачественных
вещей. Через 20 лет после крушения появилось много чего нового в
магазинах -- контраст большой, да, но только если не учитывать,
что за 20 лет оно появилось бы и без демонтажа социализма, если
бы ограничились сокращением расходов на военные приготовления,
военные авантюры, помощь "братским" режимам, подрывную деятель-
ность за рубежом и всякую показуху типа спорта (это, кстати, и к
теперешней России относится).

Производимые в рыночной экономике вещи в большинстве своём
являются хорошими только в глазах беспечных закормленных дураков,
абсурдизированных рекламой. Соль в том, что от вещей требуется не
только высокое качество изготовления, но и функциональность. Так
вот, дела с функциональностью при западном подходе к производству
обстоят в целом весьма плохо. Западное массовое производство на-
строено на специфические потребности и псевдопотребности западно-
го массового дурака с рекламным мусором в голове.

К примеру, на Западе в условиях рыночной экономики невозможно
купить комплект реконфигурируемой компактной мебели -- наращиваемый,
легко транспортируемый. По здравому соображению такой набор можно
было разработать и начать производить ещё в XIX веке. Ну и где же
он?! Или, скажем, если в Первую Мировую войну были популярны среди
офицеров чемоданы-кровати и складные ванны, то сегодня их не уви-
деть даже в музее.

Если взять что-то сложное и суперсовременное, из области, кото-
рая задействует вроде как лучшие мизги, вопросов не меньше. К при-
меру, lap-top. Доводилось работать со всякими, но к каждому име-
лись большие замечания. Типичное: производители не могут сделать
латинские буквы одним цветом, русские -- другим. В моём нынешнем
лэп-топе я так и не нашёл ещё (в настройках ОС, в BIOS-е), где
отключить дурацкий touch-pad (контактно-чувствительный участочек
под руками, применимый для перемещения курсора и регулярно заде-
ваемый мной нечаянно; изобретателя его я уже готов избить нога-
ми). Шире: мне ни за что не понять, зачем ОДИНАКОВЫЕ символы в
латинской и русской кодировках (точка, запятая и т. п.) сделаны
на РАЗНЫХ клавишах.

В пределах Европы практически невозможно купить её лучший
"головной убор" -- кепи типа австрийской Feldmuetze (на блошином
рынке в принципе можно отыскать что-то из армейских обносок или
сопрелых складских залежей, но за коллекционную цену и, разумеется,
с слишком узнаваемой национальной принадлежностью). Ещё крайне
трудно отыскать в продаже рубашку из плотной ткани спокойного
цвета , классического покроя с двумя нагрудными карманами с клапа-
нами. От магазинов "милитарики" остатся впечатление, что там
продаются забракованные военными вещи. А в магазинах для туристов
или, скажем охотников-рыболовов, снаряжение в основном рассчитано
на перевозку его в багажнике джипа и на выпендривание его облада-
телей друг перед другом.

Разрабатывать и производить вещи с мощной и действительно по-
лезной функциональностью западная экономика, разумеется, в прин-
ципе может, но такие вещи не лягут на ущербный массовый ментали-
тет, а значит, их производство не окупится.

Здравомыслящий человек, живущий в условиях западного рынка,
вынужден пользоваться вещами, которые зачастую высококачественны
по изготовлению, но лишь приблизительно соответствуют своему
назначению, потому что рассчитаны на испорченный недоумчный вкус.
А всё немассовое дорого. Если выражаться точно, то в условиях
рыночной экономики определяет производство не потребитель, а
зажравшийся дурак-потребленец, охмурённый рекламой и либерастиче-
ской пропагандой.

В условиях западного рынка особый напряг -- с минималистскими и
выживальческими вещами: Запад не собирается ни выживать, ни эко-
номить. А значит, он не собирается и тотально воевать за сохране-
ние если не своего дурацкого образа жизни, то хотя бы своего
исконнного "человеческого материала". Западоиды уверены, что
войны будут вестись на дальних подступах к их потреблядскому раю
особо подготовленными профессионалами из разноцветных иммигран-
тов, а ещё волосатые дрыщи-задохлики с пирсингом будут напускать
на врагов Запада всякие летучие "беспилотники" с бомбами.

Почему правительства молчат о "демографической бомбе"

    (Дополнение к http://bouriac.narod.ru/ARTICLES/Overpopulation.htm)

Система отношений между странами в глобальном сообществе в на-
стоящее время такая, что ни одно государство не рискнёт поднять
вопрос об обусловливании международной и иностранной гуманитарной
и экономической помощи мерами по снижению численности населения,
потому что, во-первых, на уровне ООН этот вопрос так или иначе
встретит противодействие большинства государств (большинство их
-- получатели помощи, а не доноры), во-вторых, это государство,
скорее всего, потеряет часть союзников и торговых партнёров из
числа стран-получателей помощи. Все или почти все правительства
в мире работают в условиях наличия значительных экономических и
политических проблем как внутри своих стран, так и во внешних
делах, и не имеют достаточного запаса прочности, чтобы идти на
обострение отношений с большим количеством государств, тем более
что текущая ситуация этого от них не требует.

Получается, под человечество заложена "демографическая бомба",
заряд этой бомбы увеличивается с каждым годом, но нет субъекта
международного права, который взялся бы не то что за организацию
её обезвреживания, но даже за привлечение внимания к тому, что
эта бомба есть, и растёт, и почти наверняка взорвётся, если не
принимать жёстких защитных мер уже теперь. Зато есть множество
"субъектов", которые, наоборот, приобретают себе массовую
благосклонность или кормятся тем, что способствуют избыточному
размножению человеков.