September 12th, 2021

Мир дураков 2. Двадцать пять лет спустя

(Полный текст: http://bouriac.ru/ARTICLES/Fools-2.htm#2.)

Вернейший признак дурака -- лёгкость, с какой он находит у вас
"глупости" и уличает вас в них, не стесняясь в выражениях, а то
и вовсе определяет вас как дурака, немножко путая с собой. Умник
такой ерундой никогда не занимается -- по ряду причин.

Во-первых, потому что это невежливо, то есть, демонстрирует
целый букет дефектов у "критика", как то: излишнюю самоуверен-
ность, пренебрежительное отношение к другим людям, слабоватый
самоконтроль, беспечность (нарывание на плевок в тарелку и т.
п.).

Во-вторых, потому что умник упорно избегает категоричности,
поскольку уже набил множество шишек на собственных ошибках. В
отличие от дурака, умник ведь знает, что способен ошибаться
иногда настолько сильно, что даже иной дурак в состоянии
поправить его, так пусть и пробует делать хоть это, раз уж,
припёрся и пристал.

В-третьих, потому что вообще-то дурак ведь может быть "полезным
идиотом", и если он обидится и убежит, то умнику придётся самому
делать какую-то нудную работу: напрягаться, отвлекаться от прият-
ных дел.

В-четвёртых, потому что дурака всё равно не исправить (лично у
меня это не получалось никогда, да и не должно было).

В-пятых, потому что не всё ли умнику равно, дурак там или не
дурак, если вполне можно перестать обращать на него внимание,
когда он надоест?

В-шестых, потому что хотя и надо скрывать свою интеллектуальную
мощь, нельзя заходить в этом настолько далеко, что даже называть
дурака публично и/или в лицо дураком, иначе даже умники станут
подозревать вас в том, что вы дурак и есть.

В-седьмых, потому что если вы всё же сорвётесь и публично назо-
вёте дурака дураком, этот дурак может помчаться в суд защищать
своё поруганное достоинство, а судья ведь может тоже оказаться из
дураков.

В-восьмых, потому что если умник всё же назовёт дурака дураком,
то придётся добавлять доказательства реальности этой печальки
(чтобы не вполне уподобляться дуракам), а это затратно по времени
и вдобавок бесполезно, потому что дурак всё равно ведь останется
при своих мыслищах, как и все оказавшиеся рядом другие дураки,
ознакомившиеся с доказательствами умника.

В-девятых, потому что у дурака попадает автоматически в дураки
любой, кто не одобряет его любимых глупостей (с нелюбимыми ещё
ладно), так что умник -- это реально дурачий дурак, то есть,
дурак с дурацкой точки зрения, и ничего тут не попишешь, всё
по-честному.

Довольно верно и обратное: если какой-то человек, будучи несо-
гласным с вами, не норовит обозвать ваши утверждения "глупостя-
ми", то он, скорее всего, не дурак или хотя бы не совсем дурак.
Ну, или ловко прикидывается умником.

Кстати, никогда не надо требовать от дурака доказательства его
дурацких тезисов -- с надеждой, что дурак сам убедится в своей
неправоте: доказательство у него всенепременно отыщется, но оно
будет тоже дурацким. Но дурак будет верить в это доказательство
так же, как он верит в свои тезисы. Умнику требовать доказательс-
тва от дурака есть смысл только ради самопроверки: мало ли что.

Почему умник более-менее терпит дураков, ошивающихся поблизости
от него и лезущих к нему со своими советами и своими обличениями?
Да потому что они создают вокруг него более или менее значитель-
ную кучку заинтересовавшихся и соответственно делают его более
заметным для других умников. Эти умники видят, с каким усердием и
в каких выражениях дураки обличают какого-то смельчака и догады-
ваются, что перед ними СВОЙ.

Умник без шлейфа гневных "критиков" не смотрится значительным
человеком и вдобавок подозрителен: может, он не вполне себе ум-
ник, а может, таится в сомнительных целях. Уточним, что скрывать
свои способности и интересы от окружающих -- это для умника нор-
мально, а вот никак не пробовать что-то делать по-своему, по-ум-
ному, на пользу обществу -- хотя бы вербально ("вначале было
слово") -- это уже абсурд. А начнёшь говорить что-то действитель-
но толковое и существенное -- "критики" должны быть тут как тут.
А если они не появляются и не "обличают", значит умник где-то не
дожал, не доработал: недостаточно отошёл от дурацкой массовой
парадигмы, не вполне освободил свою мысль, не обеспечил её долж-
ного уровня блистательности.

Hasta siempre,Jean-Paul!

06.09.2021:

Жан-Поль Бельмондо умер.

Я не риторически скорблю -- я реально почти рыдаю.

Каждый когда-нибудь умрёт, но уход Бельмондо всё равно выбил
меня из колеи.

Он жил долго и под конец наверняка выглядел ужасно, но его
смертью я тем не менее был застигнут врасплох, ударен под дых.
Эти титаны кинематографа своими смертями могут и меня таки
доканать прежде срока.

Я вырос на его фильмах. Я делал себя с его героев (уж извините,
не с Феликса Дзержинского и не с Павла Корчагина, хотя в них тоже
"что-то было"). Конечно, и гиперактивный комиссар Жюв был прекра-
сен, но всё-таки не в качестве образца. И курчавый Франсуа Перрэн
был тот ещё симпатяшка, но в функции источника для заимствований
он был не совсем ОК. Ален же Делон слишком гордо нёс свой свой
потрясавший женщин лик. И только Бельмондо давал чёткие и прак-
тически реализуемые установки, особенно по части шпионажа и драк
и в отношениях с дамами.

Уже служа в армии, я в Волгограде однажды купил куртку с капю-
шоном и носил её, загибая капюшон внутрь, чтобы он не был заме-
тен. А позже я попросил мамочку этот капюшон и вовсе обрезать. Не
потому, что я сознательно подражал Жан-Полю, но всё же что-то
этакое в подсознании мощно якорилось. Бельмондо носил куртки без
капюшона, из-за чего капюшонистые куртки смотрелись для меня на
мне очень плохо. (Потом это, конечно, ушло -- подражание Бельмон-
до. У меня давно уже свой стиль. Бельмондо для меня теперь -- по
сути салага, даже не прошедший инициации в войсках -- в отличие
от Делона. И писателем, накропавшим 40 книг, он был только на
экране, а я их накропал реально. И т. д. Но уважение осталось.)

Мне всё равно, великий он актёр или не великий: его герои были
самое то, что ложилось на мою психику. Неунывающие, шутливые,
храбрые, великодушные, не особо везучие, способные переть против
всех и врезать по любому голове, но не особо рвущиеся делать это.

Лично у меня знакомство с Бельмондо началось с "Картуша". Потом
был "Неравный брак". Потом я не пропускал ни одного его фильма из
тех, что доходили до наших краёв.

Для большинства окружающих меня людей, как я понимаю, он идеала
своей эпохи особо не воплотил и символом её не стал, и, наверное,
половина любителей его экранных образов умерла даже раньше него,
а для позднейшей поросли он уже был мало кто из длинного ряда --
заслонённый позднейшими деградационными киноподелками.

Культурный код классического французского массового кино совре-
менному соплячью, догадываюсь, уже непонятен и чужд.

Бельмондо -- это из 1960-х, 1970-х, 1980-х. Это МОЁ прекрасное
время. Время без мобильных телефонов, электросамокатов, дронов,
компьютерных вирусов, спама, интернет-зависимости, повсеместных
камер наблюдения и электронных досье на каждого. Европа была тог-
да ещё на 99% БЕЛАЯ, женщины не становились министрами обороны,
гомосексуалисты сидели тихо, как мыши под веником, и из людей не
вырезались правдами и неправдами здоровые органы для пересадки их
зачастую дегенератам.

Я этот мир "середины второй половины" XX века застал и успел
насладиться им, в том числе блистательными французскими фильмами
в кинотеатрах и питьевой водой прямо из-под крана. Я богат знани-
ем этого мира. И у меня это не ностальгия, а нормальная печалька
по утраченному качеству, при котором автомобильной вони было раз
в 5 меньше и не было генетически модифицированных продуктов.

Эта эпоха не ушла с Бельмондо: она ушла до него и независимо от
него. Просто ушла, хотя и не сама по себе, а с потреблятско-деге-
нератско-прогрессистской помощью. Но мы с Бельмондо в то время
успели побыть, пропитаться им. Теперешнему большинству это уже не
дано. Большинству надо бы нам завидовать, но оно ж не будет, по-
тому что не знает нюансов и потому что вообще деградирует.

Про fast-food и общепит в этом неуютном кошмарном СССР, в котором издевались над либерастами

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/USSR.htm)

Про якобы страшную ситуацию с фастфудом и общепитом в СССР.
Ужасы не припоминаются, хотя придраться было к чему. Купить что-
то вкусное и съесть на ходу, как правило, большой проблемы не
составляло. Цены радовали (в сравнении с постсоветскими). Превы-
шение спроса над предложением обеспечивало товару в среднем отно-
сительную свежесть без применения консервантов.

Далее, если расхватывают налету, то можно обходиться без разо-
грева вчерашних блюд. Правда, в этом случае можно и о вкусе мень-
ше заботиться -- и не добавлять в еду глюконата натрия. Ну, не
бывает добра без худа.

Впрочем, в разных местностях ситуация была, конечно же, разная:
в столичных городах, Белоруссии, Прибалтике много что из еды было
доступнее.

На улице продавались:
- пирожки (с мясом, повидлом, творогом, капустой, рисом и яйцом),
иногда чебуреки, беляши;
- мороженое.

Если не доставалось пирожков, то можно было купить в магазине
и съесть на ходу, запивая кефиром, свежайший ароматнейший батон
за 18 копеек, с хрустящей корочкой. Или булочки с корицей, повид-
лом или маком -- по 5-8 копеек. Или сочники (булочки с плямой
творога сверху) -- потрясающие, когда свежие. Или сладкие коржи-
ки. Или "язычки" из солоноватого слоёного теста. Всё дешёвое,
потому что ставилась задача накормить население, а не выжать
максимум денег из голодающих.

Хватало столовых, кафе. Имелись кафетерии -- в продовольствен-
ных магазинах и как отдельные заведения. А ещё существовали "ку-
линарии" (в них продавались полуфабрикаты и готовая еда на вынос,
но можно было потреблять и на месте). Качество обслуживания,
разумеется отличалось от предприятия к предприятию. И в районе
обеденного перерыва (12:00-14:00) бывали очереди.

Скромненько перекусить в ресторане можно было за 1 рубль. По-
есть сытнее -- за 2-3 рубля.

Существовали "блинные", "пельменные", "чебуречные" , "сосисоч-
ные", "пирожковые", "пышечные", "котлетные", "вареничные" и т. п.

Кое-где продавались чрезвычайно вкусные свежие пончики, присы-
панные сахарной пудрой.

В посёлке Уречье Гомельской области в 1980 г. я ел потрясающий
вкусом, качеством мяса и размерами порции гуляш с рисом. В тот
раз я начал склоняться к мнению, что в глухой провинции общепит
зачастую приличнее, чем в больших городах.

В Ташкенте я в 1981 г. спокойно, без очереди, поел в кафе вкус-
нейшего лагмана -- и потом гордился пережитым.

В Вильнюсе на базаре в 1982 г. я был приятно удивлён сосисками
в булочке, с томатным соусом поверх. Чуть позже такие же сосиски,
но с чёрным каунасским хлебом (тоже мощным на вкус), были едены
мной на железнодорожном вокзале в Каунасе.

В Лабытнангах в 1982 г. я ел в столовке потрясающего солёного
омуля.

Всякое такое застряло в памяти не потому, что резко контрасти-
ровало с моим средним уровнем питания, а потому что и такое в
памяти иногда задерживается надолго. И это лишь примеры навскид-
ку. Из очень разных мест Советского Союза.

Но также помню, однажды в Волгограде (я проходил там службу в
в/ч 03005) в году, вроде, 1987-м, я высказал в одном ресторане
персоналу своё большое армейское "фе" по поводу винегрета:
сказал, что "дедушки" в нашем батальоне такой винегрет швыряют
повару в голову. Правда, похожий случай у меня, но уже по поводу
бифштекса, имел место через 30 лет и в приличном на вид ресторане
в Толедо: я резковатым тоном поинтересовался у официанта, что это
за мясо такое жилистое -- собачье или кошачье (он после этого
принёс, правда, другое -- но мог ведь и сразу [полоснуть навахой
по горлу]). Ширше: по поводу европейского фастфуда и общепита
можно тоже навспоминать эпизодиков: залежалых невкусных пицц и
т. п.

А ещё скажем так: если фастфуд и общепит в стране плоховаты, то
вы чуть меньше едите (= меньше болеете, дольше живёте), а если
всё же потребляете дрянь и портите себе ею желудок, это опять же
не без плюсов для общества -- пусть и суровых:
- во-первых, отчётливее видно, кто больший дурак и абсурдист:
на желудок жалуется -- значит, таки да, первичная проблема
локализуется чуть выше;
- во-вторых, ранний уход из жизни глупых и хилых -- это облег-
чение для остальных и для биосферы.

Из мнений в интернете (2021):
"Наоборот , сейчас нет нормального фаст-фуда. Это сейчас, если
питаться фаст-фудом, то вред больше чем от курения и алкоголя
вместе взятых."
"Ребята, что вы знаете даже о простых варёных сосисках?! А раз-
ве тогда были такие пельмени, как сейчас? Тогда они, не поверите,
даже на предприятиях делались из мяса!"
"Кушай, любезный, теперешний фаст-фуд, без которого в СССР было
так плохо. Поглощай переработанные кости, пальмовое масло с уси-
лителями вкуса и начинай отсчет до инфаркта, рака или диабета --
на выбор."
"Даже в 'Операции Ы' булку с кефиром хомячит только студент, а
з/к скромно, но комплексно отобедывает (это подробно показано).
Проблема была другая: говнистый народ в лице работников торговли
и сферы общепита тащил (воровал) продукты как не в себя. И если
утащенные болты с машиностроительного завода народу были безраз-
личны, то в случае с общественным питанием народец, как та вдова,
успешно высекал сам себя. Тема самозабвенного воровства, опустив-
шегося на застойный СССР, как тьма на Иерусалим, еще ждет своего
беспристрастного исследователя."
"Нынешние любители сытно пожрать хрен пойми что, берут вопрос,
как пирожок с полки, и без привязки к времени начинают потрошить
его в году сегодняшнем. Ну а почему тогда не написать про убогий
общепит во времена рабов, крепостных? Хотя можно копнуть ещё
глубже и поинтересоваться у осоловевших от пальмового жира и
радостных от глутамата натрия современников: а знаете ли вы, на-
сколько было плохо дело с быстрожратвой у питекантропов?! Уверяю,
что на большей части планеты в описанный период общепит был
гораздо менее весел, чем беляши в вощёной бумаге или пирожок с
ливером. Что конечно не говорит о том, что в СССР всё было sehr
gut. Но если рабочую столовую можно было отнести к общепиту, то я
наглядное пособие её качества. Разносолов не было, но функцию
свою она выполняла на ять. И 80 копеек за всё."
"А что плохого в кефире, сметане и батоне??? Вы считаете, что
современный фастфуд, типа жирнющих гамбургеров и колы с убийст-
венным количеством сахара - это лучшая альтернатива???"
"Не было выбора? Зато теперь можно выбирать из ста сортов
говна."
"В СССР на каждом заводе была своя столовая. И кормили там вку-
сно и на убой, можно сказать. Причина банальная: повара не могли
продукты тащить за проходную, плюс контроль был постоянный. Сва-
рили бурду -- работяги стукнули тут же, куда надо.
Теперь насчет уличных точек. Если начальник был с головой, то
там и готовили вкусно и не хамили. И все шли туда толпой. А это и
нужно было. Тут и порций продадут больше. к примеру норма с каст-
рюли борща 70 порций, продадут 100 или больше. Плюс цену поставят
больше.
В нашем городе была точка уличная продавали там пирожки и
булочки. Работала с 9 до 7 вечера. Народ по полчаса в очереди там
стоял. Когда всех ОБХСС взял выяснилось, что булочка стоила по
документам 3 копейки вместо 5 фактической. Пирожок 8 вместо 10.
Ну и выход продукта кто там штучно считал. Пришли новые работни-
ки, пирожки там даже собаки есть не хотели."
"В Харькове были автоматы, продающие бутерброд с варёной колба-
сой за 20 копеек. Были в Детском Мире и ещё в нескольких местах.
Мне нравилось покупать там бутерброд - не потому что я так сильно
любил бутерброды, а потому что мне-ребёнку нравился сам процесс
выдачи бутерброда автоматом."
"Самой главной, как я считаю, проблемой было неравномерное
обеспечение продуктами питания сетей общественного питания, плюс
дифицит. А так русские создали целую отрасль общественного пита-
ния и строили по всему СССР типовые кафе, рестораны и столовые...
Плюс создали промышленность по производству пищевого оборудования
начиная с разных миксеров, тестомесов, шинковок, плит и прочего,
заканчивая посудой... те же алюминиевые ложки вилки... Причем
была еще специализированное кухонное оборудование, например для
морских судов и ЖД вагонов..."
"Мне сейчас очень нравится фаст-фуд. Намного проще из-за этого
путешествовать -- в любой момент взял и полетел или поехал
куда-нибудь, и в любой момент можно поесть. Вот поэтому в СССР
почти никто и не путешествовал. Ну вот приехал ты в другой город,
а дальше что? Отель снять нельзя, потому что отелей почти не бы-
ло. Пожрать негде. Приехал на отдых, и как есть, только перекуса-
ми, без нормальной горячей еды?" -- "В СССР никто не путешество-
вал?! Да уровня перевозок пассажиров самолетами, который был при
СССР, нынешняя Россия, по-моему, еще не достигла, да и ЖД пере-
возки при СССР были намного разнообразнее. Конечно, за границу
народ массово ездить не мог: не полагалось. Но внутри страны
туризм был очень широко распространен. Как 'дикий' -- по горам-
лесам полазить, так и 'культурный' -- с заселением в санатории,
дома отдыха, турбазы, даже кемпинги были. Каждое предприятие от
какого-нибудь космического завода до треста столовых имело свои
дома отдыха или санатории."
"В республиках Средней Азии фастфуд был и неплохой. Как прави-
ло, в районе рынков было много традиционных фасфудов -- самса,
различные пирожковые, рыбожарки, шашлычные (люля-кебаб на ломте
лепешки, с маринованным луком -- это что-то божественное), повсе-
местно - чайханы и все неплохового качества. Когда мы бывали в
Ташкенте, то обязательно заходили в сосисочную на автовокзале --
там продавали сосиски с овощной икрой, бесподобное сочетание. Но
все это было не совсем государственное, эдакое получастное."
"Зато пончики в СССР были отличные, обсыпанные сахарной пудрой,
в Москве по крайней мере. Стоили каких-то смехотворных денег,
чуть ли не три копейки штука. Молочные коктейли в каждом втором
магазине, взбиваемые автоматами, как сейчас помню, "Воронеж". Ну
и соки, конечно: классическая стойка с перевернутыми вытянутыми
стеклянными конусами, граненые стаканы, а в томатный - соль по
вкусу ложечкой из чашечки."
"Какие были сочники! Рассыпчатые, сладкие. Калорийка с изюмом!
Маленькие кафетерии в булочных. Еще сохранились пекарни при
магазинах. Калачи!!! Сайки! А бублики по 6 копеек! Горячие! В
конце 60-х, начале 70-х в магазинах продавали сыр и колбасу
нарезкой. "
"Незабываемые жареные пирожки у Павелецкого вокзала. Горячие! С
мясом, ливером, картошкой, капустой, квашеной капустой, рисом с
яйцом, рисом с изюмом, яблоками, повидлом!!!"
"В Крыму году в 86-м в Алупке имелась шикарная кафешка 'Красная
шапочка', вот где было и дешево, и безумно вкусно.
В Питере на экскурсии заходили на Невском в пару ресторанчиков,
ушли довольные.
А уж в Таллине, тоже где-то в 88-м, то просто -- что ни кафе
или ресторан, то объедение.
И по Северу я поездила под конец совка, тоже ничего ужасного.
И в Бауманке, где я училась, были отличные столовки!
А еще помню в детстве, годах в 77-81, регулярно заходили в
высотку на пл. Восстания, там в кафетерии покупали кофе с
пирожками и домой этих пирожков набирали - с мясом по 10 копеек,
бесподобные).
Я понимаю, что плохого в СССР было много, но что там было одно
только плохое - это неправда."

(После чтения всякого такого у меня даже несколько возбудилась
гордость за то, что я ЕДАЛ в СССР. И я даже стал немножко сожа-
леть о том, что не сознавал в то время своего счастья и потреб-
лял пищу зачастую не вполне сосредоточенно: не смакуя, не фикси-
руя тщательно впечатлений.)