May 26th, 2021

Узнаваемые руины Лирбе и рекомендации по выбору обуви для шатаний по провинции Анталия

(Полный текст: http://bouriac.ru/BT/TURKEY/Lyrbe.htm)

Руины называются у местного населения Asarkale ("Висящая кре-
пость"). Предположительно это когда-то был город Лирбе (Lyrbe).
Какое-то время считали, что это был город Селевкия. Как на самом
деле он назывался -- вопрос тёмный, поскольку древние атласы и
дорожные указатели не сохранились.

Что город Лирбе существовал, известно по монетам и по упомина-
ниям у таких писателей, как Dionysius Periegetes, Claudius
Ptolemy, Hierocles. А вот где именно этот город находился --
вопрос.

Лирбе был центром епископата, подчинявшегося архиепископату,
который находился в городе Сиде. Известны даже два либрских
епископа: Caius, присутствовавший на Первом Константинопольском
соборе, 381 г., и Taurianus, присутствовавший на Первом Эфесском
соборе, 431 г.

* * *

Кстати, вот одна из важнейших вещей, которые путешественнику
надо знать о провинции Анталья: более-менее комфортно перемещать-
ся вне дорожек на собственных двоих ногах тут можно только в обу-
ви типа берцовок. Потому что в этих местах произрастает много
чего колючего и цеплючего. Особенно много неприятностей получа-
ется от каких-то диких родственников овса, проникающих через
дырочки в туфли, протыкающих носки и застревающих аж внутри них.
Это главная, так сказать, напасть здешних краёв. Местные растения
таким манером распространяются по Ближнему Востоку посредством
овец и коз.

Практически бесполезный Станислав Лем

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/CRP/Lem.htm)

26.05.2021:
"У Лема много заумных слов, и особо смешит выпячивание цитат на
иностранном к месту и не к месту. А также перебор с философскими
терминами, когда спокойно находятся более простые и точные слова.
Если читатель раз за разом должен лезть в терминологический сло-
варь, то после пятого лазания этот читатель теряет интерес к
тексту."


У меня от чтения писем Лема и некоторых нехудожественных его
текстов осталось впечатление, что он там рисуется, самолюбуется,
купается в славе, мегаломанит, графоманит, местами намеренно
гонит мутную заумь с прицелом на бабло.

Пытаюсь вспомнить, какие идеи я заимствовал у Лема. Пока полу-
чается, что никаких. Вот я критиковал Льва Гумилёва, но он хотя
бы убедил меня в том, что монголо-татарского ига на Руси не было,
а был симбиоз. А ещё он привил мне уважение к кочевым культурам
вообще и к тюркским в частности. А ещё показал, что за пределами
Средиземноморья и Европы происходило ("вокруг Каспия") ещё много
чего. Или взять Александра Зиновьева. Его я тоже критиковал, но
от него мной кое-что было взято на вооружение. К примеру, "оди-
ночество -- плата за исключительность". Или идея, что наилучшие
шансы в карьере -- у среднеподлых индивидов, а не у честных. Или
что значительная часть так называемой науки -- это псевдонаука,
как ни пыжатся её носители. А что у меня от Лема-то?!

Стоп, у него ж есть остроумная схема вариаций сюжетов так назы-
ваемой научной фантастики. В принципе и я мог бы её использовать
при кропании своего опуса (чем чёрт не шутит), но в моём случае
её полезность сказалась иным образом -- сдерживающим: раз уж до
построения таких схем дело дошло, значит, вся область так называ-
емой научной фантастики заезжена до тошноты.

Верю, что из Лема нацеживать особо толковое МОЖНО. И в не со-
всем уж малом количестве. Именно толковое, а не заумное, имитиру-
ющее гениальность. Но это будет стоить большого труда. И пусть
этим занимаются, может, другие, а я лишь с благодарностью
использую их достижения.

Почему я не умиляюсь писательской производительности Жоржа Сименона

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/Critical_Miniatures.htm)

Из обсуждения. Олег Себастьян:
"Для меня, честно говоря, открытие, что Сименон мог набит за
2-3 дня 200 страниц. Правда, писал он бульварные романы и
штамповал Мегрэ, но работоспособность вызывает уважение. Кстати,
тебе на заметку - весьма тёмный период пребывания Сименона в
оккупации. Говорят, что сотрудничал с немцами, говорят, что
прятал британских парашютистов. Что правда, так никто и не знает,
но Сименон после войны съехал в Монреаль и жил там до 1955-го
года. А потом поселился, после короткого пребывания в Париже, в
Швейцарии окончательно. Что как бы даёт основание задуматься..."


С какого рожна мне дивиться его производительности? Поток его
книжек -- литературный аналог теперешних телевизионных сериалов,
то есть, мерзость, подтравляющая человечкам мозги. Информацион-
ное бухло, гладенькое только в аспекте стиля и сюжета. Вот, ска-
жем, у Пикуля тоже всё было конвейерно, на одной и той же концеп-
туальной базе, но хотя бы менялись эпохи, локализации. И Пикуль
много работал со всякими источниками (да, он переписывал их
местами в свои романы близко к оригиналам, скрывая наличие оных,
но получалось ведь всё равно что-то НОВЕНЬКОЕ, расширявшее людям
кругозор). А Сименон гнал свою хрень про одного и того же вымыш-
ленного комиссара Мегрэ, не заморачиваясь "раскопками".

А что он к гитлеровцам относился, возможно, недостаточно враж-
дебно, так надо ещё разбираться, что там было на самом деле и
насколько это действительно был грех. А это вопрос очень сложный,
вдобавок эмоционализированный и политизированный. К примеру, я в
защиту нашего местного пересидента недавно что-то написал и не
собираюсь удалять написанное. Теперь у меня будут дополнительные
проблемы, конечно. Возможно, у Сименона было что-то похожее. Вот
только несколько сомнительно, что морально неразборчивый в твор-
честве писатель не вляпался по причине своей неразборчивости, а
стал вдруг ни с того ни с сего в эпизоде с нацистами аж "неволь-
ником чести".