February 5th, 2021

Моему дежурному критику по вопросам артиллерии

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/Critics.htm )

Я понял причину Ваших затруднений в понимании моих выкладок. Вы
стараетесь вникнуть, но у Вас не та подготовка, не та пропитка. У
Вас армейский опыт солдатского уровня, а больше, похоже, в этой
области НИЧЕГО, кроме просмотра художественных фильмов типа "Они
сражались за Родину". А меня готовили как офицера, я служил как
офицер, и я вдобавок ещё кучу времени потратил на то, чтобы поши-
ре и поглубже освоить предметную область. Для меня военное дело
-- реально вторая профессия, которой я два года неплохо зарабаты-
вал на жизнь.

Вы хотя бы "Илиаду" осилили? А "Записки" Цезаря? А сравнитель-
ные жизнеописания Плутарха в части, касающейся Александра и про-
чих вояк? А "Сунь-цзы"? А самурайские сочинения по поводу Буси-
до? А [писанинку] письменное наследие Александра Суворова? У меня
целая библиотечка военных мемуаров всяких военачальников -- и
военных человеков рангом пониже -- и почти всё из неё мною было
читано и частично переварено.

А ещё ведь были книжки типа "Истории крепостей", "Истории рус-
ской армии".

А "Правдой о втором фронте" я ж ещё в классе седьмом зачитывал-
ся.

А вдобавок было много чего освоено про вооружение: про "Тигры",
"Пантеры", "Фердинанды", LT vz. 38, Т-34, Б-17, V1, V-2, автомат
Калашникова, винтовку Манлихера и т. д. и т. п.

Историю немецких подводных лодок (Paul Herbert Freyer "Der Tod
auf allen Meeren", 1972) усваивал, ещё будучи студентом. А "Ино-
странное военное обозрение" я посматривал и вовсе лет с десяти:
рядом с моим домом располагался областной военный комиссариат, и
мне кое-что от него перепадало. Кстати, в том же возрасте я обза-
вёлся своим первым противогазом: я был ушлый, проник в сарай во
дворе школы, а там пылилось кое-какое военное имущество для
военной подготовки. (Историю моих самопалов, луков, боевых ножей
и пр. пока опустим.)

А в придачу к тому были более-менее грызены вполне себе специ-
альные книжки: про тыловое обеспечение, тактику истребителей,
военную топографию, снайперское дело и пр.

А сколько крепостей было мной лично облазано, а сколько военных
и военно-морских музеев. А сколько штыков-ножей и всяких солдатс-
ких котелков прикуплено на барахолках разных стран. Даже сабля
одна есть (от французской лёгкой кавалерии; скорее всего, имита-
ция, но тщательная; на венском блошином рынке приобрёл). И даже
двуручный меч один (припёртый мной из Кракова). Я же не просто
так купил меч и поставил его в угол для антуража: я много махал
этим мечом, я что-то читал о мечах, я ПРОЧУВСТВОВАЛ это оружие.

И я ж написал не так уж мало на военные темы сам, а значит,
дополнительно рылся в источниках, старался понять, сообразить.

Война, военная история -- это МОЁ: моя тема, освоенная в таких
нюансах, о существовании которых большинство даже не догадывает-
ся. Не скажу, что прямо вот щас сходу я готов командовать хотя бы
дивизией (потому и не возьмусь, что вполне в курсе сложности это-
го), но background по всяким аспектам военного дела у меня хоро-
ший: есть на что опереться при случае.

Я затачивался как "солдат империи" (советской), и я есть "сол-
дат империи" (строить неё не с кем -- не с путиноидами же -- но
бронепоезд боеготов). Физически я вполне гожусь на среднего пехо-
тинца времени большой войны. Хорошо выдерживаю жару, поэтому
предпочитаю задействоваться ближе к экватору, а не к полюсу. Не-
плохо освоился за границей и худо-бедно знаю несколько языков,
так что можно в крайнем случае и по разведывательной линии (мой
минус: не вожу автомобиля). Ещё имею неплохое зрение и пострели-
ваю в лесу, чтоб не терять навыков.

Я, я, я... (но иногда ведь можно).

Поэтому раздражает, когда кто-то уверенно "критикует" мои воен-
ные тексты МИМОХОДОМ. Если бы хоть IMHO, осторожненько (начиная с
"мне кажется" и т. п.) -- ещё куда ни шло (ошибаться и я ведь мо-
гу, так что заранее спасибо всем за будущие чёткие реальные по-
правки и дополнения, а не за мутное нытьё и не за вальяжное "а ты
мне разжуй, мил человек, и исполни вокруг меня танец с бубном").
Ну не математика это, чтобы можно было компактно и убедительно
доказывать правоту, сверкая аристотелевым уровнем логики. Бывает
практически невозможно вывалить в текст ВЕСЬ материал, на котором
основываются некоторые утверждения. Потому и существует понятие
"экспертная оценка", чтобы не доставали вопросом "а с чего ты это
взял"? Немножко пояснил -- и будя. Не нравится -- молча топайте к
другим авторам (нонче их, как собак нерезаных). Я не собираюсь
БОРОТЬСЯ за ваши одобрения моей писанины и ликвидировать пробелы
вашего военного образования: у меня элементарно нет на это време-
ни. А если вы хотите просто пообщаться, это тоже не ко мне: идите
к "пикейным жилетам" (из людей меня более-менее интересуют -- по
очень естественным причинам -- только симпатичные женщины подхо-
дящего возраста).

Дети как жертвы велосипедства

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/Bicycles.htm)

Основными жертвами велосипедизации будут дети: в малолетнем
возрасте велосипедеры будут их сбивать, а когда детишкам придёт
пора самим садиться на велосипедики, не так уж редко эти велоси-
педики будут оказываться под колёсами автомобилей. Ну, или боль-
ших велосипедов, да. Далее, довольно многие велопридурки возят
своих детей на сидениях, укрепляемых на велосипедных багажниках:
так случается, когда инстинкт чадолюбия перевешивается инстинктом
подражания. Ребята, если бы ваши велосипеды не падали, вам бы не
предписывали ездить в касках. И каска на ребёночке не защищает от
перелома детских ручек и ножек. Впрочем, естественный отбор --
это ведь дело нужное. Кстати, чужие дети, которых вы норовите
сбить, пока что ходят даже без касок, а ведь, наверное, пора уже
и надевать. И на взрослых пешеходов тоже. В основном из-за вас,
велосипедеров, хотя автомобильщики и сосульки всякие -- тоже
угроза.

О доствучести велосипедеров

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/Bicycles.htm)

Велосипеды в городе достают не чем-то особо крупным, очевидным,
убедительным, а множеством мелочей, каждую из которых в отдельно-
сти, вроде, можно и потерпеть. Из-за этого, собственно, и удаётся
втюхивать велосипедство.

Одна из доставучих велосипедских мелочей -- ослепление прохожих
велосипедными фарами в тёмное время суток. Последствия ослепле-
ния: приходится сбавлять темп ходьбы, не видно, куда ступаешь, и
можно споткнуться.

Снисходительное отношение к велосипедству -- признак глупости:
малой способности замечать мелочи, суммировать, обобщать, предви-
деть, делать смелые самостоятельные выводы. А ещё оно может быть
следствием недоразвитости инстинкта самосохранения.

Активное же велосипедство, в дополнение к указанным причинам,
может проистекать из...
- переразвитости инстинкта подражания ("мышки кололись,
плакали, но продолжали есть кактус");
- жлобского склада личности;
- социопатии (привлекать именно возможностью позлить окружаю-
щих).

В общем, как ни крути, велосипедство сильно коррелирует с пси-
хической ущербностью.

Уточним, что велосипедер и человек, пользующийся по необходимо-
сти велосипедом, -- это далеко не одно и то же. Вынужденный вело-
сипедист может даже ненавидеть своё транспортное средство. У
велосипедера же его велосипед -- это...
- средство самоутверждения;
- предмет обожания, культ;
- знак принадлежности своей социальной группе (либерастской),
эквивалент креста на шее;
- вызов обществу, инструмент "доставания" людей.

Можно обратить внимание на то, что велосипедеры, как правило,
отмечены всякими другими либерастскими признаками (волосня, боро-
дёнки, пирсинг, бейсболки и т. п.), тогда как индивидов "фашистс-
кого" вида (короткая стрижка, чёрная одежда, отсутствие пирсинга
и т. п.) на велосипедах практически не увидишь.

Великий Сталин и финский империализм

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/CRP/Stalin.htm)

Великий Сталин и финский империализм, возможно, чем-то отлича-
ющийся от советского и путиноидского.

По новейшим путиноидским данным, как бы откопанным в архивах,
финны, вступившие в войну на стороне Германии в 1941 г., оказыва-
ется, вовсе не собирались останавливаться в районе Ленинграда на
своей "старой границе", а были остановлены там усилиями доблест-
ных защитников города (типа всего лишь случайно совпало). Что,
надо думать, доказывает хищническую природу финнов (тогдашних, во
всяком случае) и полностью оправдывает стремление Сталина приото-
двинуть их в районе Ленинграда и соответственно нападение СССР на
Финляндию в конце 1939 года. А вдобавок это оправдывает (пусть и
косвенно, по аналогии, но всё же -- иначе зачем это некоторым так
сдалось?), отжим путиноидами Крыма, стремление аншлюснуть Бело-
руссию и т. п.

Заметим по указанному поводу следующее:

1. Финны, можно сказать, немножко забирали своё, исконное угро-
финское, на которое они имели "историческое право" даже по-
больше, чем евреи на Палестину. Протофинны появились в тех
местах по окончании последнего оледенения. Даже коренные рус-
ские в северной европейской части России -- это ославяненнные
угро-финны. Если путиноиды сегодня смотрят на украинцев и
белорусов как на заблудшую разновидность русских, то почему
"белофиннам" было не смотреть на карелов и северных русских
как на заблудшую разновидность финнов, нуждающуюся в освобож-
дении?

2. Если финны были непрочь урезать "советский народ" территори-
ально и кадрово, это объективно было вполне в интересах не
только финнов, но также Европы, человечества и даже русских.
Даже сегодня многие русские (и тем более карелы) предпочли бы
жить в Финляндии, а не в России: в Финляндии не было репрессий
(после избавления от большевиков в начале 1920-х), была более-
менее "демократия", индустриализация проводилась в спокойном
темпе. Большие размеры России слишком провоцировали её (и про-
воцируют) на агрессивную политику и авторитаризм, а не на вы-
работку "света мира".

3. Оправдываться тем, что у других тоже рыльце в пушку, -- это
примитивно, неразвивательно, не обеспечивает восхождения к
"сверхчеловеческому", не избавляет от ужасных рецидивов. Надо
отвечать в первую очередь за себя. А на состояние чужого
рыльца можно указывать только с вводным словом "кстати" (или
его синонимом) и только для полноты картины. Тем более, если
вы не просто народ, а латентный "богоносец" и (в то время)
номинальный "строитель нового мира" (финны "нового мира" не
строили, рая на земле не обещали, а жили в старом мире, по
старым правилам, поэтому с них вообще-то другой спрос). Иначе
придётся констатировать детсадовский уровень мышления ("А Вася
тоже обзывался и тоже песком кидался").

4. Вполне определённым у людей бывает стремление поесть, сходить
в туалет и т. п., иначе говоря, то, что непосредственно опреде-
ляется физиологическими процессами, тогда как прочие стремления
вариантивны и отнюдь не императивны: можно так, а можно этак
или вовсе никак -- типа не очень-то и хотелось, в общем, по
обстоятельствам. Поэтому утверждать, что у какого-то субъекта
было неуклонное стремление сделать в политике то-то, потому
что это было выражено в таком-то его документе, -- значит вы-
ставлять себя простаком или демагогом. Особенно если субъект
впридачу не "монолитный", а являет собой группу людей с раз-
ными мнениями, вдобавок частью неустойчивыми и меняющимися.
Поищите -- и, может, найдёте документ, выражающий противопо-
ложное стремление, или получите свидетельства того, что пер-
воначальный документ не выражал общего мнения, не вызывал
энтузиазма, саботировался, был "отмазкой", оказался впоследс-
твии перечёркнутым устными указаниями и т. д. Даже если у вас
есть КУЧА документов "низшего" уровня, свидетельствующих о
некотором стремлении, они наверняка произошли от немногих до-
кументов "высшего" уровня, не выражающих общего руководящего
мнения и т. д.

5. Слишком большое стремление рыться в старом дерьме -- это для
одних -- заговаривание зубов массе трудящихся и соответствен-
но нейтрализация оной, для других -- эскапизм, следствие
неспособности разбираться с новыми вызовами. Вырабатывать и
обсуждать надо в первую очередь новые концепции и великие
планы. Но ясное дело, что такие вещи не по силам тем "интел-
лектуалам", которые не в состоянии разобраться даже с "финс-
кой агрессией", с ролью документов в корректном историческом
анализе и с тем, зачем путиноиды вдруг так вперились в Вели-
кую Отечественную войну и полюбили Победу и хорошо ли потакать
им в этом и "вестись" на их тра-та-та.

К революции в компьютерной отрасли

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/Against_Computers.htm)

Альтернатива конкуренции программных продуктов -- конкуренция
предложений. То есть, программный продукт в каждом функциональ-
ном классе продуктов разрешается только один, но можно предлагать
проект альтернативного продукта, защищённый авторским правом, и
если этот проект побеждает на конкурсе, ты можешь либо продать
свои идеи производителю уже существующего продукта (и покупатель
обязан их реализовать) либо получить право на разработку своего
альтернативного продукта с твёрдой перспективой замены им сущест-
вующего продукта, если ты обеспечишь своему изделию обещанные
качества.

(Это как при строительстве мостов, вокзалов и прочих "неконку-
рентных" объектов. У вас что, мосты, вокзалы и пр. -- почти
сплошь более или менее ущербные из-за отсутствия конкуренции
готовых изделий?)

Выгоды такого подхода:
- отсутствует реклама программных продуктов;
- отсутствует проблема выбора программного продукта;
- на рынок не выставляются сырые версии программных продуктов
с целью опередить конкурентов;
- программные продукты не перегружаются псевдополезным функ-
ционалом, должным смотреться не менее обширным, чем функцио-
нал у конкурентов;
- не надо тратить силы на обеспечение возможности взаимодейст-
вия с множеством однотипных программных продуктов;
- складывается чёткая выразительная терминология, свободная от
рекламного мусора, от buzz-words.

В итоге обществом экономятся значительные силы, и оно получает
более качественные изделия.

Маяковский и ненависть

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/CRP/Mayakovsky.htm)

Эффектный Юрий Карабичевский ("Воскресение Маяковского"):
"К семнадцатому году молодой Маяковский оказался единственным
из известных поэтов, у которого не просто темой и поводом, но
самим материалом стиха, его фактурой были кровь и насилие. Тот,
кто на протяжении нескольких лет сладострастно копался голыми
руками в вывернутых кишках и отрубленных членах, был вполне готов
перейти к штыку и нагану. На словах, только на словах."

"У него была удивительная способность к ненависти. Он мог нена-
видеть все и вся, от предметов обихода до знаков препинания ("С
тех пор у меня ненависть к точкам. К запятым тоже"). Каждый новый
пункт его автобиографии кончается признанием в какой-нибудь нена-
висти. Эта ненависть билась в нем и металась, прорываясь то в од-
ну, то в другую сторону. В этом было что-то несомненно истеричес-
кое. Революция явилась для Маяковского благом прежде всего в том
оздоровительном смысле, что дала его ненависти направление и тем
спасла его от вечной истерики. На какое-то время он успокоился,
обрел равновесие. Он стал ненавидеть только туда. Вся энергия
была брошена в одну сторону."

"Мы знаем, что в жизни Маяковский не резал глоток, не глушил
кастетом, не колол штыком. Он и на войне-то ни разу не был и даже
в партию, как сам признается, не вступил, чтобы не попасть на
фронт."


Почему другие люди, как правило, не говорили и не говорят гадо-
стей, которые позволял себе говорить Маяковский? Потому что если
много говорить их, они станут восприниматься в качестве нормы и
соответствено изменят массовое поведение: люди реально начнут
много больше резать друг другу глотки и т. п. А это обычно ни к
чему даже людям, уже режущим глотки: им незачем конкуренты и
лишний риск. Потом, если бы все стали говорить гадости, Маяковс-
кий не смог бы эпатировать говорением гадостей. И чем бы он тогда
эпатировал? Варианты навскидку: 1) говорением супер-гадостей,
2) неговорением гадостей. Но супер-гадости "технически" невозмож-
ны (если что-то уже выкрашено в чёрный цвет, ещё чернее это что-
то особо не сделаешь), а неговорение гадостей может удивлять, но
не эпатировать.

Если почти все люди соблюдают нужные правила, то общество не
разваливается от немногих нарушителей этих правил. В числе нару-
шителей оказался Маяковский. Он мог позволить себе нарушать пра-
вила лишь потому, что другие себе не позволяли.

Так кто у нас Маяковский со своими эпатажными кровавыми гадос-
тями? Правильно, мразь. Возможно, даже хуже реальных убийц (тех
из них, которые убивают тихо, не пропагандируя того, что делают).
И -- вот ведь совпадение! -- именно время наибольшей популярности
Маяковского было отмечено в России/СССР разгулом массовых репрес-
сий. Назвать его "певцом" этих самых репрессий не получается, по-
тому что убийства и насилие на почве классовой борьбы -- не доми-
нирующая его тема, но к моральной поддержке этих репрессий с поэ-
тической стороны он приложился всё же немало.

* * *

Был ли Маяковский поэтическим талантищем? Наверное, был, но
не шибко выше своих конкурентов (поди ещё измерь). Занял видное
место, потому что был напорист, строчил в струю и не отличался
щепетильностью в конструировании образов.

Считать его ритмические выверты признаком особой талантливости
-- это неправильно: он -- один из ряда "экспериментаторов" своего
времени, искавших, чем бы сильнее выделиться.

Если сравнивать поэтические манеры с художественными, то стихи
Маяковского -- это, наверное, аналог монументализма в живописи.