January 12th, 2021

Дания и еда

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/BT/DENMARK/Denmark.htm)

Дания -- страна с жутко неблагоприятным для путешественников
обменным курсом местной валюты, так что по ней особо не наездишь-
ся. Если бы не зуд по части перемены мест, я бы в эту страну за
собственные деньги ни за что не поехал. Надо так: отметился ко-
ротко в нескольких местах -- и скорее обратно, отъедаться в ка-
кой-нибудь Литве. По-моему, шопиться в Дании может только богатая
сволочь, живущая на нетрудовые доходы.

Чтобы нашопиться до упада, надо подаваться в Стамбул. Кстати,
там и экзотика куда экзотичнее, и кухня -- одна из величайших
трёх кухонь мира (две другие -- китайская и французская), и ста-
рина -- гораздо старинистее. Копенгагена ещё и в чертежах не
было, а Haya Sofia уже стояла. И стена Феодосия стояла. И много
чего ещё.

Если называть вещи своими именами, то Дания по части цен -- тот
ещё антипутешественнический гадюшник. В знак протеста надо ехать
сюда с большой калорийной "ссобойкой" для подпитывания организма
в трудные моменты. Лично я взял печенья и конфет: такая еда сома-
тически, конечно, не особо полезна, зато оказывает значительный
психологический эффект (радуешься, что не разоряешь семьи). Пол-
ностью переходить на привозные продукты питания, разумеется, не
следует, потому что пробование местной еды -- это часть познава-
тельной программы.

В Дании я несколько раз ловил себя на том, что хищно посматри-
ваю на чужие недоедки и что почти уже готов вырвать у кого-нибудь
из рук кусок пиццы или, скажем, не сильно жёванную шаурму: когда
ты целый день на ногах, на слабость аппетита жаловаться ведь не
приходится. Слегка поддерживает силы мысль о неимоверной полезно-
сти голодания, но её хватает не надолго.

Как правило, на Загнивающем Западе, слегка развлекаешься, среди
прочего, тем, что пробуешь еду из всяких разных стран: а что нам
прислали из Греции (ой, долму, конечно), а что -- из Италии (да
песто, чего уж там), а из Индии (снова что-нибудь остренькое), а
из Китая далёкого (вкусное, но лучше не думать, из чего и как оно
сделано)? Так вот, в Дании про это любимое занятие в часы досуга
лучше забыть.

Кстати, о соусе песто. Я его всё-таки попробовал в Копенгагене:
песто с тунцом (Tuna pesto). Ингредиенты помимо тунца: красный
перец, чеснок, укроп, базилик, оливки, оливковое масло, томатная
паста, огурцы, сахар и ещё что-то неразборчивое. Хорошо шло с
рисом, который я варил в... чайнике. Есть у них там мудрёный рис,
который варится прямо в дырявых пластиковых пакетиках. И таки да,
питался я в Дании по преимуществу рисом. От риса ещё никто не
умирал, я тоже не успел это сделать.

Раз в день, а именно по утрам, я всё же устраивал себе маленький
праздник желудка: СЪЕДАЛ ЯБЛОКО местного выращивания, 15 DKK (=
2.5$) за килограмм. Самое дешёвое из самого дешёвого магазина. По
правде говоря, невкусное. В Лукашатнике, по-своему борзеющем в
части цен, такие яблоки обходятся в 3 раза дешевле.

Если ехать в Данию с семьёй, пусть каждый волочёт с собой мешо-
чек пищи. А если кто будет упираться, то скажите, что иначе ему
придётся ложиться спать голодным и видеть соответствующие страш-
ные сны. Соль ведь не в том, кто что может себе позволить, а в
принципе. Я не собираюсь (и вам не рекомендую) финансировать
кормёжку местных чернявых, содержание местных дегенератских
кюнстлеров и прочие подобные шибко сомнительные программы. Как
аукнется, так и откликнется, ребята. Где сядете на нас, матёрых
путешественников, там и слезете. Мы вдобавок и в туалеты ваши
платные не ходим.

* * *

При моём отлёте из Дании я в который раз не смог пройти через
security check без нюансов. На этот раз из-за моего верного кон-
сервного ножа. Собрали целый совет из трёх человек: пытались
разобраться, что это такое и как можно этим предметом резать
бортпроводниц. Один спец демонстрировал мои возможные движения.
В конце концов сдались и спросили меня: а что это за мудрёная
вещь? Я был вынужден объяснять, что это такой старинный [народ-
ный] инструмент для открывания старинных же tin cans. Цимес в
том, что здесь такими предметами быта уже очень много лет как не
пользуются, а открывают консервные банки продвинутым методом
дёргания за колечко.

Про то, как меня повязали в славном городе Алматы

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/BT/KAZAKHSTAN/Almaty.htm)

Про то, как меня повязали в Алма-Ате (крайне редко даже я нары-
ваюсь на приключения). Было, конечно же, очень интересно, спаси-
бо, но мои фотоматериалы всё же лучше было мне же и оставить.

Итак, шатался я по улицам в блаженном настроении и фотографиро-
вал то и сё. Заинтересовало меня одно тёмное здание на углу, за
металлической оградой из вертикальных прутьев. Брежневский функ-
ционализм, но не без фигуристости. Очень уж соблазнительный как
образец репрезентативной советской архитектуры образца приблизи-
тельно начала 1970-х. Я стал щёлкать его и так, и этак, даже
просунул фотоаппарат между прутьями ограды, о, Господи! Едва от-
метил краем сознания, что шильды на фасаде отсутствуют, как из
здания вышел плечистый гражданин в чёрной униформе без опознава-
тельных знаков. Я сразу сдался без боя и прошёл с ним внутрь
таинственного объекта.

Рук мне не заламывали, но наверняка дошло бы и до этого, если
бы я не был таким добрым, отзывчивым и сговорчивым, какой я есть.

Внутри оказалась охрана спецназовского вида, с автоматами Кала-
шникова. Попросили всё выложить, пройти через "миноискатель". За-
интересовались моими шпионскими супер-часами с двумя циферблата-
ми, термометром и компасом. Проверили звонки и фотографии на слу-
жебном мобильном телефоне, который я взял в поездку из-за роумин-
га. Показалось, что одно фото -- как бы с кровью. Я ответил, что
не помню, что там такое, и обратил внимание на дату снимка, кото-
рая была очень древней. Мой собственный мобильник и вовсе удивил
своим старинным видом, о чём мне было сказано. Может, он меня и
спас.

Мне понравилось, что сотрудник, досматривавший мои вещи, чуть
ли не шарахнулся от моих денег, когда я их вывалил на стол из
карманов.

Призвали своего технического спеца, и он стал проверять фото-
графии на моей флэшке.

Меня уверяли, что на ограде имелся плакатик, запрещавший фото-
графирование, а я уверял, что такого платкатика там не было
(по-моему, прав был я).

Я предложил стереть "криминальные" фотографии и вернуть мне
SD-карту. Спец сказал, что у меня ведь сохраниться возможность
восстановить снимки и что поэтому мою флэшку конфискуют. Было
возможно техническое решение этой проблемы, но я от волнения не
сообразил, спец -- тоже.

Моего второго фотоаппарата, вроде, не проверяли, потому что я
заявил, что на их видеокамерах должно быть видно, что я его даже
не доставал. (Замечу, что, как правило, я делаю снимки на ДВА
фотоаппарата. Частично снимки на них дублируются. Это на всякие
нехорошие случаи типа описаннного.)

Сотрудник, смотревший мой паспорт, спросил, в скольких странах
я побывал. Я честно ответил, что Казахстан -- 37-й в моём списке.
Потом он спросил, сколько языков я знаю. Я сказал, что понятие
"знаю" -- неопределённое, и что на языках семи я дать какие-то
показания смогу. В общем, супер-шпион, аж мне самому стало слегка
страшновато. Технический спец предложил мне выразить что-нибудь
по-французски. Я выразил. Он сказал, что произношение у меня --
не очень. Придрался, конечно. Я вежливо ответил, что так практики
ведь не хватает (кругом, сами понимаете, кто, а во Францию не на-
ездишься). Потом я ещё чевой-то говорил на разных языках и объяс-
нял, что я в этом не виноват, а просто жизнь так сложилась: рабо-
та с иностранцами, заскок на путешествиях, случившийся из-за
трудного советского прошлого -- пересиживания за "железным зана-
весом".

Мой паспорт с иранской визой и пограничными отметками ряда
арабских государств, само собой, настораживает, да и одеваюсь я
так, что трудно не догадаться о моей неустранимой агрессивно-ар-
мейской сути.

Я не скрывал, что я бывший офицер: не такое уж там было и офи-
церство (для красного словца только, даже убить никого не успел).
Вообще, я почти все карты спокойно на стол выложил, включая план
поездки и распечатки брони гостиниц. Сработало.

Надо сказать, в целом мне эти люди понравились. А их неадекват-
ное отношение к карточке памяти моего фотоаппарата можно объяс-
нить нетипичностью ситуации: я свалился на их головы неожиданно,
поскольку иностранные шпионы тут ловятся далеко не каждый день.

Мне пришлось написать под диктовку краткую объяснительную за-
писку. Спросил, на чьё имя адресовать, ответили: ни на чьё.

На прощание ихний технический спец пожал мне руку. Вообще, рас-
стались, можно сказать, тепло. Ещё немного, и обменялись бы адре-
сами электронной почты. В порыве чувств я уже начал было реклами-
ровать свой опус по аналитической разведке, но вовремя сказал
себе "стоп".

Правда, из-за этой милой встречи пропали почти все мои фотогра-
фии приятного города Шымкента и кое-что из ташкентских снимков.

Вот не буду утверждать, что в этой истории проявилась кое-чья
культурная недоразвитость, следствие недавности переселения из
юрт в стационарные дома: нелепостей такого рода хватает и в
самой что ни на есть Европе. Был случай: в Бресте после одного
фоткания в центре города за мной выслали старлея проверить, а кто
ж я такой, и записать данные моего паспорта. Старлею было стыдно-
вато выполнять этот приказ, и я был приветлив на всю катушку,
чтобы облегчить человеку нелучший момент его жизни.

Полагаю, Казахстану -- и Узбекистану -- был нанесен некоторый
ущерб: без фотографий я ведь не смогу убедительно рассказать о
неимоверных достоинствах указанных стран, а вот рассказать о про-
исшествии я -- как честный человек -- просто вынужден. В общем,
дорогие коллеги-путешественники, лучше не фотографируйте с малой
дистанции таинственные здания в Казахстане (да и в других стра-
нах тоже), поскольку это может обойтись дороговато. Признаки зда-
ний, вида которых лучше не фиксировать для истории:
- основательная ограда;
- невозможность приблизиться к зданию через открытые
ворота; замок на калитке;
- камеры видеолаблюдения;
- отсутствие шныряния людей беспечного вида;
- шильда с неопределённым текстом или отсутствие таковой;
- окна, за которыми никого и ничего не видно;
- общее мрачноватое впечатление (= интуиция начинает вам
что-то подсказывать).

Что может отсутствовать при таких зданиях:
- видимая охрана;
- колючая проволока в верхней части ограды;
- знаки, запрещающие фотографирование.

Как в некотором смысле спец по безопасности, скажу блюстителям
секретов так: вы лучше либо совсем уж маскируйтесь (занимайте
неприметное здание, а не архитектурный почти-шедеврик, вывешивай-
те невинную шильду, вежливо принимайте на входе случайных любо-
пытствующих посетителей, предполагающих заодно воспользоваться
вашим туалетом), либо удаляйтесь в леса, под землю, на террито-
рию воинских частей, в глубину правительственных кварталов, либо
выставляйте видимую грозную охрану.

Кстати, ради дружбы и мира я готов консультировать по вопросам
маскировки и защиты всяких таких учреждений почти бесплатно. Тем
более, если дело касается народов, мне особо симпатичных: каза-
хов, грузин и др.

Понимаю, что алматынской архитектурой мало кто интересуется так
же дотошно, как я, поэтому происшествия типа моего случаются очень
редко, из-за чего у вас даже нет стандартной формы объяснительной
записки для заловленных "фотографов".

Марсель Райх-Раницкий как еврейский супер-Белинский, подвизавшийся смотрящим по немецкой литературе

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/Jews_Ahead.htm)

Марсель Райх-Раницкий (1920-2013).

С сайта dw.com ("Deutsche Welle", статья "Патриарху немецкой
литературы - 100 лет"):

"...самый авторитетный немецкий литературный критик второй
половины ХХ века, которого побаивались даже маститые писатели,
автор блестящих книг, многолетний ведущий популярной телепередачи
'Литературный квартет'."

"Марсель Райх родился в Силезии, в еврейской семье. Силезия
относится к Польше, но до войны ее население было, в основном,
немецким. Мать Марселя, выросшая в Берлине, боготворила немецкую
культуру и старалась всячески приобщить к ней детей. Марселя и
его сестру с типичным немецким именем Герда отдали в немецкую
протестантскую школу. В конце 1920-х годов семья Райхов переехала
в Берлин"

"Марсель Райх окончил гимназию в 1937 году, но в университете
ему учиться не пришлось. У него просто не взяли документы в
университет, написав на заявлении: "Отказать как еврею"."

"За несколько дней до так называемой "хрустальной ночи" 9 ноября
1938 года, ночи еврейских погромов, когда по всей Германии горели
синагоги, всех евреев, живущих в Берлине, но родившихся в Польше
(18 тысяч человек), депортировали из столицы "третьего рейха" в
Варшаву. К Марселю пришли рано утром, дав всего несколько минут
на сборы. С собой разрешалось взять только 5 марок и небольшой
чемодан или дорожную сумку. Но и в Польше он был изгнанником и
чужаком."

"Отличное знание немецкого языка сослужило юноше неожиданную
службу в Варшавском гетто: его взяли в бюро, которое занималось
перепиской с немецкими и польскими учреждениями, переводило
предписания и приказы нацистских оккупационных властей на
польский и идиш. Именно Марселю Райху пришлось протоколировать и
переводить в 1943 году приказ эсэсовского командования об
окончательной ликвидации Варшавского гетто, то есть об отправке
всех, кто там находился, в лагеря смерти Треблинку и Освенцим."
"Родители и брат Марселя были убиты. Ему самому вместе с женой
удалось бежать. Полтора года, до самого прихода советских войск,
они прятались в подвале и на чердаке в доме безработного
наборщика-поляка. По ночам крутили сигареты, которые их спаситель
продавал на черном рынке. Нередко их дневной рацион состоял из
одного-единственного куска хлеба."

"Нет ничего удивительного в том, что Марсель Райх с радостью
встретил приход Красной Армии, а в 1946 году даже вступил в
компартию Польши. В первые послевоенные годы он работал в
польской военной миссии в Берлине, потом был польским консулом в
Лондоне под фамилией Раницкий. Официально - консулом, а на самом
деле он должен был шпионить за польскими
эмигрантами-антикоммунистами. Ему присвоили звание капитана
разведки."

"Но шпиона из Райха-Раницкого не получилось. В конце сороковых
годов в Польше, как и в Советском Союзе, началась кампания борьбы
с "космополитами", антисемитская кампания. Райха отозвали в
Варшаву, он был исключен из партии как "идеологически чуждый
элемент", а затем арестован. Его спасли молодость и то, что он
был во время войны узником гетто."

"Проведя нескольких месяцев в заключении, Райх-Раницкий вышел
на свободу. Но с тех пор сосредоточился на литературоведении,
издав несколько книг и статей о немецкой литературе на польском
языке. В июле 1958 года, получив возможность совершить поездку в
Западную Германию, домой уже не вернулся."

"На протяжении многих лет Марсель Райх-Раницкий публиковался
в газетах и журналах Германии, преподавал немецкую литературу в
университетах ФРГ, США, Швеции, Австралии и Китая. Широкая
известность пришла к нему в 1988 году, когда он начал вести
ставшую очень популярной телепередачу о новых книгах под
названием 'Литературный квартет'. Эта передача о книгах шла с
успехом на немецком телевидении почти полтора десятка лет!"
"В течение 13 лет зрители "Литературного квартета" с восхищени-
ем наблюдали за тем, как пожилой человек с буйным темпераментом и
неподражаемым грассирующим 'р' безжалостно разделывает плохую ли-
тературу и поет дифирамбы талантливым авторам."

"Об огромной популярности Марселя Райха-Раницкого говорит тот
факт, что его изданная в 1999 году беллетризованная автобиография
'Моя жизнь' ('Mein Leben') стала бестселлером. Немецкий тираж
перевалил за 600 тысяч экземпляров. Книга вышла также в переводе
на многие языки, в том числе и на русский в издательстве 'Новое
литературное обозрение'. Она также была экранизирована в Герма-
нии."

"Сейчас, в канун его столетия на немецком телевидении появилось
несколько посвященных ему документальных фильмов и специальных
передач. Статьи о нем публикуют практически все крупные газеты.
Это не случайно: он являлся и до сих пор является для многих нем-
цев непререкаемым моральным и интеллектуальным авторитетом и на-
всегда останется в истории современной немецкой литературы."

В Википедии информация об этом Райхе была по состоянию на
01.01.2021 на 39 (!) языках. Из русскоязычной Википедии:

"Официально в Лондоне он значился как вице-консул под именем
Марсель Раницкий (Marcel Ranicki). Позже стал пользоваться
псевдонимом Райх-Раницкий (Reich-Ranicki)."

"В 1960-1973 годах Райх-Раницкий работал литературным критиком
в гамбургской еженедельной газете 'Ди Цайт'."

"С 1973 по 1988 годы он был ведущим литературным сотрудником
ежедневной газеты 'Франкфуртер Альгемайне Цайтунг'."


(Напомним себе, что это ведущие германские газеты.)

"Автобиографическая книга Марселя Райх-Раницкого 'Mein Leben'
(в русском переводе 'Моя жизнь') была издана более чем полумил-
лионным тиражом и долгое время оставалась одной из самых популяр-
ных публицистических книг Германии. Она считается одним из лучших
мемуарных произведений XX века. В этой книге он пишет: 'Я наполо-
вину поляк, наполовину немец и на все сто процентов еврей'."

Итого литературный процесс в Германии находился 50 лет под от-
крытым контролем еврееориентированного (= не стремившегося пере-
делаться в немцы) еврейского Петрония Арбитра -- короткошеего, с
выраженной еврейской внешностью и с определённо еврейским произ-
ношением (чтобы было мучительнее для недобитых нацистов). Немец-
кие либерастические мазохисты-денацификаторы, наверное, МЛЕЛИ от
этого польского местечковца, так прочно усевшегося на их шеи.

Конечно, это был тот ещё пролезун: посотрудничал с нацистами в
Варшавском гетто, почленствовал в польской Компарии, пошпионил за
польскими патриотами в Германии, перебежал от поляков к немцам (а
в Израиль -- ни-ни). Рядом с ним Ежи Станислав Лец, убивший нацис-
та лопатой и таки попробовавший найти себя в Израиле, -- почти
незапятнанный герой. Но в случае Райха даже для супер-проныры это
было слишком: самостоятельно выбиться в "непререкаемые моральные
и интеллектуальные авторитеты" в чужой стране, в которой всяких
крутых интеллектуалов уже триста лет как немеряно и в которой,
согласно советской пропаганде, неонацисты всё время пытались под-
нять головы. Это выглядит особенно неправдоподобно, если принять
во внимание, что литературная критика -- дело всё-таки производ-
ное от собственно литературы и что на первых литературных ролях
естественнее видеть самих литераторов, а не тех, кто их комменти-
руют, вовсю подтверждая антисемитский тезис об интеллектуальной
вторичности евреев.

Любой сколько-нибудь культурный человек сможет назвать хотя бы
по пять-десять известных писателей Великобритании, Франции, США,
той же Германии, но не сможет назвать НИ ОДНОГО КРИТИКА из под-
визавшихся в тех же странах, а тут нам вдруг суют якобы неимовер-
но популярного всё-таки критика, и он -- надо же такое! -- вдруг
по случайности оказывается евреем.

В общем, напрашивается предположение, что этот Марсель Райх был
РАСКРУЧЕН по еврейской линии (а по какой ещё?), а потом, в свою
очередь, раскручивал сам -- в частности протаскивал в немецкий
"литературный процесс" пописывающих евреев из "восстановленной
еврейской общины в Германии".

Откуда берутся еврейские гении на наши головы

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/Jews_Ahead.htm)

Скажем, в существование Тайного Всемирного Правительства я не
верю: нет оснований -- признаков реализации каких-то больших
проектов или проявления масштабных рациональных реакций, не объ-
яснимых видимыми вещами. А вот без привлечения гипотезы о сущест-
вовании скрытой программы пропиха еврейских талантищ довольно
многие еврейские головокружительные карьеры не объяснимы никак.
В самом деле, какие ещё могут быть альтернативные объяснения?
Варианты:

1. Тайное Всемирное Правительство -- еврейское -- вот именно
пропихом евреев и занимается.
Возражение: для "правительства" ограничиваться только этим
делом -- слишком мелко, не оправдывается название "прави-
тельство".

2. Среди евреев всего лишь много чаще, чем среди представителей
других этносов, встречаются особо талантливые люди.
Возражение (даже два): 1) при близком рассмотрении эти талан-
тливые еврейские выдвиженцы не производят впечатления людей
исключительных, превосходящих своих нееврейских конкурентов
(нередко даже смотрятся хуже оных);
2) у талантливых людей как раз, наоборот, случаются дополни-
тельные проблемы с пропихом (Давид Самойлов: "Талантам надо
помогать, бездарности пробьются сами")

3. Еврейские таланты -- особенные: сочетают "специальные" качес-
тва с качествами, нужными для саморопиха.
Возражение (скорее, уточнение): на двух стульях сидеть за-
труднительно, поэтому в "специальных" областях там скорее не
таланты, а талантики, тогда как остальные способности прихо-
дятся на пропих.

4. Евреев пропихивают не столько евреи, сколько сочувствующие
им -- "вечно гонимым", холокостнутым.
Возражение: не без того, но реально сочувствующие евреям люди
появляются не сами по себе, а как результат манипулятивных
воздействий (всяких "Списков Шиндлера"), и есть КАК БЫ сочув-
ствующие, а на самом деле всего лишь "гойские" карьеристы,
стремяшиеся ладить с евреями ради получения поддержки от них;
такие полезные "гои", наверное, пропихиваются в рамках той же
программы, что и еврейские таланты.

5. Евреи пропихивают друг дружку таки благодаря спонтанно прояв-
лемой солидарности, существованием которой обязаны гонениям.
Возражение: это есть, но, похоже, есть не только это.

Эти рассуждения у меня -- "паранойя"? Как же, разогнались. Это
всего лишь вяловатое шевеление мыслей из стремления понять, что
как делается в этом деградирующем мире и почему массовое внимание
оттягивается на какую-то чепуху. Понять, чтобы поучаствовать в
предотвращении глобальной катастрофы.