January 6th, 2021

Мизантропские прогулки по Риму

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/BT/ITALY/Promenade_dans_Rome.htm)

Ну что, ну Рим, да. Всё пока ещё на своих обычных местах, вро-
де.

Я понял так, что в Италии разные там "беженцы" сидят в основном
по лагерям, а в случае самовольного выхода из лагерей их отлавли-
вают на улицах карабинеры и водворяют обратно. Впрочем, чёрных и
попрошаек на улицах много, и некоторые закоулки воняют мочой. Да
и как распознать свежих "беженцев"? Просто беженцы -- дело понят-
ное: у них большие котомки и выражение загнанности на физиономи-
ях.

Разноцветь, липучая наподобие мух, пристаёт со своим товаром
возле каждой популярной достопримечательности. В такой обстановке
удерживаться от чёрных (!) расистских мыслишек в состоянии, навер-
ное, только закоренелый либераст, да и то, может, не всякий.

Мелкая торговля (ларьки там всякие и магазинчики) почти вся ото-
шла к африканцам и латиносам.

Половина туристов -- китайцы.

Мизантроп в обезьяннике. Вообще-то неприязнь к окружению -- это
всего лишь нормальная реакция на дискомфорт, имеющий место из-за
пребывания среди представителей другого, низшего вида организмов.

Обезьяны тащат своих обезьянышей в самолёт, потому что уже ви-
дели, как другие обезьяны тащили туда своих, а там ведь уже сидит
мизантроп, которого раздражают шум, сотрясения кресла и всякие
мельтешения.

Обезьянистость более пруча в южных районах Европы: тут заметнее
волосатость конечностей, торчащих из-под куцей одежды. И чернявые
бородёнки больше режут мизантропский глаз, чем светлые.

Когда человекообразная обезьяна [уродует] декорирует себя тату-
ировками и прочим, ею движет, наверное, не только стадный инс-
тинкт подражательства, но также страх остаться без "брачной
пары": без возможности клепать таких же татуированных и т. п.
обезьянят. Мизантроп это понимает, но принять и простить такое
он не в состоянии: это значило бы отречься от самого себя.

У меня есть некоторое терминологическое затруднение, а именно
следующее: если мизантроп воспринимает довольно многие номинально
человеческие существа как специфическую разновидность обезьян, то
называть его человеконенавистником -- это ведь не корректно: он
-- скорее ОБЕЗЬЯНОненавистник. К человекам мизантроп ведь отно-
сится как раз с пониманием, снисходительно: с кем не бывает. Сам
он -- конечно же, сверхчеловек (кто бы сомневался). А вот НЕДО-
человеки (= слишком ещё космато-приматистые) -- эти таки да,
могут вызывать у него спектр эмоций -- от лёгкой неприязни до
лютой ненависти, в зависимости от своего поведения, внешнего
вида, издаваемых звуков и распространяемых запахов.

В Риме у меня случился неприятный казус при попытке посетить
синагогу, которая на левом берегу Тибра напротив острова. Снача-
ла пришлось отстоять небольшую очередь. Потом меня просветили-
обыскали и отправили восвояси, потому то обнаружили маленький
складной ножик в аварийном наборе. Типа решили не рисковать или
наказать, раз у меня имеются террористические наклонности. Хорошо
помню, что в Иерусалиме при проходе в замок Давида я предъявил
несколько больший ножик, и охрана проигнорировала его. Видно,
с той поры мир стал хуже. Либо ухудшились только евреи.

По-моему, бороться с ножиками -- это уже паранойя. Если бы я
стремился именно искромсать евреев или иудейские древности, я
элементарно нашёл бы, ЧЕМ: к примеру, разбил бы что-нибудь стек-
лянное уже в музее.

Я сказал охранникам какую-то пламенную речь, и они меня всё же
пустили, но я дошёл только до кассы, а дальше сам не захотел --
из принципа. Меня добила цена билета на осмотр кота в мешке: 11
евро. Мне думается, положительное отношение за такие деньги не
покупается, зато успешно подтравляется ими. В отместку мы сходи-
ли бесплатно в синагожный туалет (он располагался ДО турникета),
а ещё я сфотографировал какую-то мелочь. На выходе я сказал
охранникам дополнительную маленькую речь с тем содержанием, что
о цене билетов надо предупреждать заранее и что мы по вине
[евреев] администрации синагоги только зря потеряли драгоценное
время.

Вообще-то хватало синагог, в которые я заходил без шмона и даже
бесплатно, поэтому не могу сказать, что евреи совсем уж разосра-
лись с миром. Особая охрана для синагог заведена только в некото-
рых странах: в Германии, Австрии и вот, получается, в Италии.

Хорошее в Риме: можно пить водопроводную воду без кипячения
(если я крупно ошибся, то надеюсь, что успел хватануть только не
очень вредные инфекции). Ещё хорошее в Риме: эта годная в непо-
средственное употребление водопроводная вода местами льётся из
труб прямо на улицах (не путать с водой, циркулирующей в фонта-
нах: в них ведь какают голуби).

Где я обитал: Sofia Holiday Home недалеко от вокзала Termini.
Двухкомнатна квартирка с хорошей планировкой и в приличном состо-
янии, расположенная на втором этаже в глубине 7-этажного дома и
выходящая четырьмя окнами в два световых колодца (через которые
она и вентилируется). Один колодец посветлее, другой потемнее.
Кто ценить в первую очередь тишину днём и ночью, тому эта квар-
тирка подойдёт вполне.
Кондиционеров я не заметил, но они там, в глубине колодцев, не
очень-то и нужны.

Заселением ведал беспроблемный молодой человек бразильского
происхождения с обычным португальским именем Gerson, которое я
попросил даже записать, потому что не мог поверить своему слуху,
что такое возможно.

Недостаток этой обители: достаёт южная манера устанавливать
широкие пружинящие супружеско-педерастские кровати и класть на
них одно большое одеяло вместо двух. Две узкие кровати обеспечили
бы куда больший комфорт в аспекте вибраций.

Вопрос: зачем мизантропу путешествовать, если столько разных
вещей раздражает и в дороге, и в чужих краях? Ответ:
1) дома не лучше -- из-за соседей, властей предержащих и т. п.;
2) если что-то пойдёт "не так", будет шанс пораньше попасть в
мизантропский рай (в котором сорок девственниц будут ублажать
тебя абсолютно молча);
3) теплится надежда отыскать мизантропский рай на земле.

Про итальянистую немецкость Потсдама

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/BT/DEUTSCHLAND/Potsdam.htm)

Кронпринц Фридрих Вильгельм IV, похоже, хотел стать ИТАЛЬЯНСКИМ
королём, а не немецким: жить и править в стране, где легко вызре-
вает хороший виноград и всюду валяются обломки римской цивилиза-
ции. Если Фридриха II тянуло к Франции, то указанного кронпринца
-- к Италии и только к ней. Такой вывод напрашивается после зна-
комства с дворцовым комплексом в Потсдаме: там много копированной
концентрированной итальянистости, античности, ренессанса -- в до-
полнение к французистому барокко, оставшемуся от Фридриха II.

Готика -- по происхождению не немецкий стиль, но профессорская
готика (она же неоготика и псевдоготика) давалась лучше всего
именно немцам (см. Кёльнский собор, Votivkirche в Вене и т. д.).
Аналогично немцам в XIX веке, похоже, лучше других давалась про-
фессорская итальяника. Во всяком случае, в Потсдаме: такие италь-
янистые виллы, как "римские бани" в потсдамском дворцовом комплек-
се, в самой Италии встречаются отнюдь не на каждом шагу, а скорее
как редкие радующие включения в обильную серятину.

Если положить руку на сердце (ну, на рёбра возле него), то надо
будет признать, что потсдамский Новый дворец смотрится эффектнее
даже Зимнего дворца в Санкт-Петербурге: архитектурно сложнее,
декорированнее и в то же время компактнее, человечистее. Потсдам
-- это профуканная изысканная объединяющая немецкость, которую
Германия могла благотворно источить на остальной мир, но не исто-
чила, потому что вот как-то не сложилось, отвлекли. Потсдам -- это
то, на что почтительно смотрят, не понимая, -- как на неразгадан-
ные древние письмена, вроде египетских до того, как к ним прило-
жился Шампольон. Восхищаются детальками, но не улавливают общего
смысла послания. Потому что он приоткрывается только иногда, когда
ты оказываешься в редком состоянии просветления и начинаешь не то,
чтобы видеть глубинное, но хотя бы замечать, что оно где-то там
есть. Накопление, охранение, очищение, усиление, упорядочивание,
интеграция, распространение культуры, поднимание человеческого к
сверхчеловеческому -- вот приблизительно это есть истинная герман-
ская миссия, обозначившаяся в XVII веке и начавшая было в XIX веке
брать, наконец, верх над "слишком человеческим".

Легендарная "восемь-восемь" против легендарного Т-34

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/T-34.htm)

Кстати, использование 88 мм зенитных орудий для борьбы с Т-34 и
КВ-1 в 1941 г. вовсе не было отчаянной импровизацией запуганных
немцев. Скорее, это было признанным дежурным вариантом дополни-
тельного применения этих зениток, и бронебойные снаряды входили в
их боекомплект. С проблемой подбивания сильно бронированных танков
немцы столкнулись ещё в апреле 1940 года во Франции и нашли прос-
тейшее решение её. Поэтому утверждать, что немцы чувствовали себя
в 1941 г. беспомощными перед Т-34 и КВ-1 и были вынуждены непро-
фильно использовать свои огромные зенитки и оголять из-за этого
свои воздушные рубежи, -- это неправильно.

Скажем, по "Воспоминания солдата" Гудериана не видно, что немцы
в 1941 г. молились на свои 88 мм зенитки и боялись далеко от них
отходить. Танк Т-34 явно не нависал в то время над немцами дамок-
ловым мечом, а позже они и вовсе "подтянули" свои PzKpfv IV и
свою противотанковую артиллерию калибром помельче.

Про 88 мм зенитные орудия. A. Luedke ("Waffentechnik im Zweiten
Weltkrieg"):

"Своё боевое крещение 'восемь-восемь' пережила во время Граж-
данской войны в Испании. В 1939-1945 гг. она применялась практи-
чески на всех фронтах и во всех родах войск. Свою легендарную ре-
путацию она обрела не в своей запланированной роли зенитного
орудия, а в первую очередь благодаря применению в качестве проти-
вотанкового средства. В первые годы войны 88 зачастую была единс-
твенным оружием, которое могло противостоять тяжёлым танкам. Со-
юзники боялись её из-за её мощи. 'Восемь-восемь' могла запросто
уничтожать бронированные цели на дистанции 1800 м. Недостатками
её были высокий силуэт и большой вес."