December 9th, 2020

Пешком по Копенгагену

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/BT/DENMARK/Copenhagen.htm)

Что понравилось в копенгагенском военном музее.

Быстронаводящиеся 47 мм пушки (1887 г., 1915 г.) на шкворене --
с плечевым упором, хорошо сбалансированные, для стрельбы по
быстродвижущимся целям, к примеру, по торпедным катерам.

5-зарядная револьверная пушка 37 мм, 1871 г.

Ещё специфические артиллерийские орудия:
- детская пушка;
- подарочная пушка;
- пушка, устроенная, как пулемёт;
- подарочная мортирка с футляром-основанием.

Доспехи импортные японские.
Монархические тарелки.
Курьёз военной истории: датско-алжирская война 1769-1772 гг.

* * *

Что подумалось в копенгагенском военном музее.

О рыцарях: блистательные ребята.

О доспехах. Любая железка на теле, если она толще 1 мм и шире
пары сантиметров, может при случае спасти жизнь -- при условии,
что в эту железку удастся попасть поточнее.

Иерархия доспехов в порядке убывания значимости (= в порядке
добавления в экипировку):
- шлем;
- нагрудник;
- наспинник;
- наплечники;
- налокотники;
- набедренники;
- наголенники;
- перчатки.

Скоростное заряжание пушек с казённой части было избитой идеей
как минимум с XVII века.

Я так понял, что прежде, чем строить деревянный корабль, сначала
делали его модель, тоже из дерева. Если не получалась красивая и
плавучая модель корабля, тем более не получился бы и корабль. Мо-
дель можно было опробовать в бассейне и представить королю на
утверждение. А раз модель уже сделана, то зачем её потом уничто-
жать? По этой причине в музеях приличных морских держав сохрани-
лось немалое количество очень качественных старинных моделей ре-
альных кораблей. Но часть моделей наверняка была поломана коро-
левскими детишками.

Если судить по копенгагенскому военному музею, то у датчан --
комплекс военной неполноценности из-за того, что в две мировые
войны они почти никого не убили, а свою последнюю "приватную"
войну -- с Пруссией -- проиграли. Преодолевают они этот комплекс
тем, что делают вид, чти им не очень-то это всё и надо -- милита-
ризм всякий...

В Военном музее нет ни одного танка, а ведь можно было хотя бы
свои недавно списанные боевые машины представить. Или у кого-ни-
будь прикупить танкового старья. В крайнем случае обменять на
сказки Андерсена. Двор арсенала достаточно большой, чтобы размес-
тить в нём танков 30, не меньше. Хотя бы как завлекаловку для
детей. Ну хоть какую-нибудь стреляющую военную технику на
колёсах. Или даже не стреляющую.

Даже в маленьком бедном белорусском Гомеле, не имеющем выхода
к морю (разве что вниз по Сожу, а потом по Днепру) военный музей
куда богаче на боевые машины, чем копенгагенский. Получается,
чтобы посмотреть крупную военную технику, надо ехать не в Копен-
гаген, а в Гомель.

Но справедливости ради надо сказать, что в копенгагенском воен-
ном музее имеются экспонаты таких типов, каких я больше нигде не
видел, хотя по военным музеям разных стран поболтался изрядно.
Идти туда смысл есть.

У копенгагенского военно-МОРСКОГО музея, наверное, была насто-
лько низкая посещаемость, что его пришлось объединить с просто
военным музеем: перенести экспонаты в бывший королевский арсенал,
что много ближе к основным туристическим тропам.

В морском музее маленькой Эстонии, в Таллинне, -- огромная куча
военных кораблей, пусть в основном и некрупных (тральщиков и
пр.), есть даже подводная лодка, у датчан же -- НИЧЕГО. Вот так
неприметно некоторые сдают нашу Европу на культурном уровне.

Мизантроп на марше: Копенгаген

Мизантроп на марше. На изучении следов старой имперской Европы,
которую мы с дуру потеряли.

Белые копенгагенцы выглядят в основном заморышами, которых де-
сятилетиями подтравляли каким-то достижением научно-технического
прогресса. Может, это была какая-то пищевая добавка. А теперь,
наверное, прибавилось угнетающее действие мобильной связи на
хрупкие датские организмы.

Печалит огромное количество китайских туристов. Подозреваю, что
им специально устраиваются дешёвые массовые поездки в разные мес-
та планеты, чтобы граждане Поднебесной могли выбрать себе новую
страну по вкусу.

Надо ли упоминать специально, что всякая пирсингованно-татуиро-
ванная волосать докучала мне в Копенгагене как могла? В моём
присутствии [специально] садились на тротуары, ставили нижние
отростки в грязной обуви на скамейки и всякие сидения, курили,
[матерились,] старались разговаривать как можно громче и попадать
пивными банками мимо мусорниц. Плюс их вечнооткрытые рты, в кото-
рые хотелось заталкивать использованные протирочные салфетки из
гуманных соображений, чтобы туда не задувало пыли.

Заметил: даже если имеется возможность сесть нормальным обра-
зом на скамейку, молодой западоид всё равно предпочтёт ей опус-
кание задницы на тротуар, пол или ступеньку лестницы (старый уже
не в силах). А если западоид всё-таки плюхается на сидение, то
как-нибудь ближе к проходу, чтобы мимо таскалось побольше людей
и по возможности толкало его. Я думаю, западнуть таким образом
удовлетворяет свою потребность в мельканиях перед глазами, в
расфокусировке внимания.

Отходящая раса. Собственно, приезжие разноцветики её наверняка
вот именно так и воспринимают. И вот до всех же до них мне есть
дело -- мне, странствующему бывшему офицеру в отличных берцовках
белорусского производства. И деваться ведь мне [от них] от себя
некуда: широтища души -- это крест, который надо тащить на себе
через всю житуху.

* * *

А ещё мной тяжело переносится манера западоидов соваться со
своими малолетними крикучими чадами всюду, где этими чадами мож-
но причинить наибольшее неудобство окружающим (ну, тем из них,
которые нормальны). Едва западоидный гадёныш становится хоть
немного транспортабельным, его тут же тащат в самолёт, поезд и
т. п. Потому что у говорящих западоидских обезьян так повелось.
Когда обезьяны видят, что другие обезьяны волокут свои отродья в
общественный транспорт, у этих первых обезьян возникает непрео-
долимое желание делать то же самое. Если нужные для этого собст-
венные отродья не получаются, западоиды усыновляют/удочеряют
чужие, по возможности разноцветные, и потом уже таскаются с ними,
наслаждаясь радостью бытия одинаковыми с референтным стадом.

Мне ещё не доводилось видеть, чтобы западоид одёргивал свой
чрезмерно расшумевшийся помёт. Но допускаю, что в принципе такое
возможно: есть многое на свете, друг Горацио...

Есть педофилы. Это страшные люди. И есть педофобы. Они ещё
страшнее, хотя по виду не скажешь: от меня же не все вот шараха-
ются...

Всем нормальным людям в общественном транспорте если не спится,
то хотя бы дремлется или тихо смотрится в окно, у западоидских же
гадёнышей, наоборот, случаются приступы гиперактивности. Противо-
гадёнышские шумозащитные наушники, конечно, частично оказывают
защитное действие, но только при условии, что гадёныши не толкают
тебя ножками в бок и не колотят по твоему креслу.

* * *

По-моему, четыре велосипеда занимают на улице приблизительно
столько же места, сколько занимает малолитражный 4-местный авто-
мобиль.

Видено и фотографировано мной в Копенгагене неоднократно: газо-
вые горелки и электрические нагреватели прямо на улице (правда,
под зонтиками) -- для облучения теплом жрущих и пьющих клиентов,
а то и просто так. Когда западоиды устраивают очередной "час
Земли" (демонстративное отключение света якобы для экономии),
хочется прибить какую-нибудь заскочную либерастическую дрянь.

* * *

Вот два гвардейца (или паратрупера без главной принадлежности?)
в камуфляже и с штурмовыми винтовками за спинами нарезают круги
вокруг замка Розенборг у меня перед носом. Так вот, один из них
явно смугляв: это заметно даже за 50 метров, а вблизи уж тем бо-
лее. Дожили.

Антиавтомобильщицкое тра-та-та про радости пешего передвижения

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/Car-Free.htm)

Движение -- это must из must-ов: если хочешь жить долго и пол-
ноценно, ты должен гонять через себя кислород и "сжигать" углево-
ды, жиры и даже чуть-чуть белки. Это альфа и омега здоровья. Это
не заменяется никакими массажами, диетами, SPA-процедурами и т.
п. Где хочешь возьми, а здесь положи, иначе перекинешься раньше
срока -- и хорошо ещё, если не в страшных муках.

И вот зачем извращаться со спортзалами, бассейнами и т. п. и
выискивать время на их посещение, если имеется такой доступнейший
способ обеспечения своего двигательного "минимума", как хождение
пешком?

Если далеко ходить -- для тебя тяжело, то и прекрасно: напряже-
ние означает развитие, раздвигание пределов твоих возможностей
(пределы раздвигаются только через преодоление "не могу", если ты
ещё не в курсе).

Самое правильное движение -- это отнюдь не бег и тем более не
плавание, а именно ходьба. Мы заточены на неё эволюционно. Это
наиболее типичное наше движение после сердцебиения, дыхания и
моргания. Мы рождены для хождения, как птица для полёта (ну, не
всякая, да.)

Я антиавтомобильщик, среди прочего, потому, что я лентяй. Лень
бывает правильная и неправильная. Самая неправильная лень -- это
лень в отношении своего здоровья и своей безопасности. Это не мой
случай, а авточмошницкий. Я же экономлю уйму времени и сил благо-
даря тому, что я отказался от автомобиля: мне не надо грузиться
правилами дорожного движения, зарабатывать на автоколымагу, авто-
стоянку, топливо, обслуживание, страховку и т. п., прогревать
двигатель, чистить драндулет от снега и льда, выяснять отношения
с автоинспекторами и пр.

Авточмо, ты думаешь, что антиавтомобильщики тебя ненавидят? Ну,
когда ты их непосредственно обваниваешь, тогда нередко таки да,
но чаще они тебя просто презирают как неполноценного, а ещё чаще
-- всего лишь любуются прекрасными собой на твоём убогом фоне, а
ты им в этом только помогаешь. Потому что будь ты хоть министром,
академиком, миллионером, сверхпопулярным эстрадным фигляром или
кем-то таким ещё, если ты при этом вдобавок автовонючка, то про-
тив [нагваля] антиавтомобильщика ты -- никто: мусор Вселенной,
разновидность отходов в процессе трудного производства сверхче-
ловеков, деградирующий и вымирающий подвид гомо псевдосапиенса,
раковая опухоль биосферы. Ну, и скажи вот: какой здравомыслящий
индивид будет уважать раковую опухоль?

При Лукашенко условия жизни в белорусских городах стали напряжнее и вреднее

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/Traitors_2020.htm)

"Я уже приводил свой перечень тезисов в пользу пешего передви-
жения по городу. Мною эта активность была названа неологизмом
'крокинг' -- от белор. 'крок'."

Да хоть "шпациринг", так не хотят же, абсурднутики. И мне меша-
ют -- своей вонью. И либерасть сучаристая этой темы не трогает, и
сипатовцы тоже. Тут у них единство. Зато велодорожек начертили
местами на 55% ширины тротуара. Это что, у нас столько велосипед-
нутых в обществе? По-моему, их процента 3, не более (знакомая
цифра, да?). Кстати, зимой они ездят мало, но на "ихнюю" сторону
тротуара ступать всё равно страшновато: вдруг какая дрянь сзади
всё-таки неслышно подомчится. И таки достаёт эта необходимость
постоянного высматривания: не их ли зона, не несётся ли уже кто и
не по "твоей" ли зоне (за ними и это водится)?

Вообще, если хочешь просто ходить по улицам и радоваться жизни,
не занюхивая выхлопных газов и не высматривая велосипеднутиков,
самокатчиков и собачников, -- это куда? Мне Лукашенко противен,
потому что при нём это всё развелось, но и либерасты это убирать
ведь не собираются. Ну так на фиг мне "перемены", которые мне не
нужны? Говорите, флаг поменяется и главный фэйс в телевизоре? Но
это никак не отразится на местном образе жизни, а значит, и на
уровне раздражающих меня факторов (тут не станут меньше пить,
курить, материться и т. д.). Кстати, ОМОН-овцев я вынужден высма-
тривать только по воскресеньям -- и как раз из-за либерастических
протестунов, да и то не во всех районах, а реальные уличные
напасти (либерастической природы!) меня ждут в каждом квартале, в
любой день, в любое время суток (кроме глубокой ночи и раннего
утра).

При Лукашенко, с его попустительства, а то и с подачи его адми-
нистрации, в белорусских городах по ряду существенных показателей
стало значительно дискомфортнее, вреднее для здоровья. Вот это
реальный большой грех, но:

1) основной массе плебса нравилось и нравится то, чем это дости-
галось; по сути народ радостно гадил сам себе под чутким не-
сменючим руководством -- в данном случае вполне демократичным
и либеральным;

2) либерасты, подсиживающие Лукашенко, продолжат в этой части
его деструктивную потакательскую политику.

Заметим справедливости ради, что без Лукашенко (при либерастах,
значит) в наших городах теперь было бы то же самое. Вывод: нужно
что-то третье.