October 19th, 2020

Из дневника "лукашиста"

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/Traitors_2020.htm)

19.09.2020:
Центральный автовокзал Минска, 8 часов утра. Зал ожидания --
далеко не пустой, но 1/3 ожидающих чего-то там -- по виду те
ещё бомжи. Дремлют. Человек 10. Ясное дело, что при либерастизме
их будет ещё больше -- как в Будапеште или Вильнюсе, наверное.
Но всё равно противно. Нафиг такая диктатура?! Хочу, чтобы алко-
голь был "маргинализирован", бомжи убраны (всё равно, куда), а
с утра на минском автовокзале наблюдалось человек 15 крепких
молодых людей в униформе каких-нибудь скаутов, отправляющихся в
путешествие по родной прекрасной многообразной стране. В крайнем
случае за границу, ладно. Как я.

19.09.2020:
В минском аэропорту девица поставила ножку на сиденье красла.
Сидевший через одно место мизантроп тут же взавился соколом и
ткнул её пальцем в прекрасное бедро. Дальше случился такой
диалог:
- You are not in Europe!
- Не поняла!
- Вы не в Европе!
- Всё равно не понятно!
- НОГУ не надо ставить на кресло: вдруг и мне доведётся там
сидеть?

Дошло. Видно, оказалась не вполне ещё либерастка: та бы кину-
лась бороться за свои human rights (проходили мы и через такое).

19.09.2020:
Вось без маскi прайшло маё лета,
Лукашэнке падзяка за гэта!

05.10.2020:
Пока я отсутствовал в М[уходр]и[ще]нске, тут повелась новая
массовая дурость детсадовского уровня: вывешивать в окне квартиры
чистый листок бумаги. Это, оказывается, "белый билет" Лукашенке.
Сами вывешивальщики -- наверняка белобилетники, между прочим, а
Лукашенко в войсках как раз служил. Напомним себе, что в советс-
кое время белобилетниками назывались те, кто освобождались от
службы в вооружённых силах по медицинским показателям, в особен-
ности психиатрическим. Белобилетником был, к примеру, Виктор Цой
-- автор "Перемен!", гимна "цветных революций" на русскоязычном
пространстве. Так что "белый билет" в либерастских окошках пра-
вильнее было бы толковать как привет от белобилетника Цоя. Ну,
Цою тоже привет!

Потрясающий турецкий фильм "Дети Чанаккале"

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/Films.htm)

Фильм "Чанаккале чоджуклары" ("Дети Чанаккале", 2012) -- душе-
раздирающая турецкая военная драма. Тончайшая и сильнейшая игра
на нервах (что туркам такая игра даётся блестяще, я понял ещё по
сериалу "Великолепный век"). Смотрена мной на турецком языке с
английскими субтитрами в самолёте турецких авиалиний на рейсе
Минск-Стамбул.

В фильме уйма натяжек, конечно, зато здоровая мораль: все вы-
полняют свой страшный долг, нет ни одной сволочи, а толку никако-
го. Правда, Стамбул был защищён от вторжения войск Антанты. Но с
анзаковской стороны, получается, зря погибли прекрасные люди.

Два брата -- турки по папе, австралийцы по маме. В 1915 году
оказались на полуострове Галиполи по разные стороны фронта, пото-
му что старший брат до войны отправился учиться в Великобританию.
Папаня их -- какой-то важный турок, нагнетатель патриотической
истерии. Но сын его попал в турецкую армию рядовым солдатом.
После очередного сражения на Галиполи родители отправились на
фронт повидать сына. Среди живых его нет. Ищут среди огромного
количества убитых, сваливаемых в ямы, потому что
обеспечить более достойные похороны просто нет сил.

На участке фронта перемирие, и турки вперемешку с анзаковцами
утаскивают своих убитых и раненых. Потом снова бой.

Оставшийся на колючей проволоке перед турецкими окопами ранен-
ный солдат ANZAC орёт, действуя туркам на нервы. Турецкий сержант
вместо того, чтобы добить его, сбрасывает шапку и китель, остаёт-
ся в фуфайке (какая и у меня есть -- куплена в Стамбуле), чтобы
не раздражать противника униформой, вылезает с поднятыми руками
из окопа и медленно идёт к раненому. Анзаковцы не стреляют. Турок
взваливает этого раненого себе на плечи, тащит к вражеским окопам
и укладывает перед ними, а потом мдленно возвращается к своим. Я
в самолёте тихо рыдаю под антикоронавирусной маской, потому что
кинематографические турки реально мастера "доставать".

Два брата оказываются среди трупов, сброшенные в одну яму, но
ещё не вполне зарытые. Приходят в себя, узнают друг друга. Обни-
машки. Яма -- анзаковская, товарищи одного из братьев требуют,
чтобы он застрелил брата -- доказал верность долгу. Тот не хочет.

"Турецкий" брат возвращается к туркам. Мать идёт с турецкой сто-
роны просмотреть сына, который в ANZAC. Вся семья собирается на
нейтральной полосе. Пока зрители умиляются, турецкий снайпер уби-
вает расслабившегося анзаковского офицера. Анзаковский сержант в
отместку застреливает отца братьев. Турецкому брату турки кидают
кирку на нейтральную полосу, и он начинает рыть могилу отцу на
нейтральной полосе на виду анзаковцев и турок. Анзаковцы не
стреляют. Они кидают лопату "своему" брату, и он присоединяется
к рытью могилы.

Отца хоронят. Мать пытается увести на турецкую сторону сына,
который с анзаковцами, но тот отказывается.

Потом очередной бой, атака анзаковцев, контратака турок, и
два брата сходятся на поле боя и протыкают друг друга штыками.

Фильм, конечно, символический, а не реалистичный. Но хорошо
демонстрирующий абсурдность той войны -- и представления турок
о долге и чести.

Смотреть этот фильм я не рекомендую: он слишком тяжёлый. Но
надо принудительно показывать его слишком патриотствующим дурач-
кам -- в порядке исправительной процедуры.

Если судить по состоянию Википедий, за границы Турции этот
фильм не пошёл, а зря.

Кстати, Чанаккале -- город турецкой боевой славы: 18 марта
1915 года тут была остановлена попытка прорыва англо-французс-
кого флота через Дарданеллы в Мраморное море, к Стамбулу. Эта
победа -- культовая в районе Дарданелл, особенно в Чанаккале.

Албания ждёт нас