October 12th, 2020

Беларусь возвращается на бестолковенькие кружочки своя

12.10.2020, с сайта belta.by:
"10 октября Президент Беларуси Александр Лукашенко встретился с
представителями оппозиционных политических движений в СИЗО КГБ.
Обмен мнениями длился четыре с половиной часа. Разговор затронул
многие важнейшие темы, в первую очередь политику и экономику.
Подробности встречи участники общим решением оставили конфиденци-
альными."


Любители жить в особнячках о чём-то между собой договаривались
в тайне от народа, а может, уже и договорились.

Тут ничего не поделаешь: они -- одного поля ягоды: с фигураль-
ным шилом в "задних тканях", потреблятским взглядом на жизнеобес-
печение, переразвитым хватательным рефлексом, неразборчивостью в
средствах, зауженностью интеллектуального горизонта, ненастроен-
ностью на креатив, отсутствием заскока на правде. У них даже есть
общая "идеологическая база" (вера в "прогресс", в благостность
экономического роста), так что сговариваться им между собой -- не
то, что мизантропам с ними.

На душевные разговоры с либерастами и "пятой колонной" время у
некоторых находится, а на контакты с представителями мизантропи-
ческой общественности, озабоченными национальной и глобальной
безопасностью и полными соответствующих креативных идей, -- нет.
Конечно, мы ведь -- типа никто, потому что Запад за нас не пишет-
ся, путиноиды тоже, да и тутэйшему плебсу мы в основном непонятны
и соответственно ненавистны, хотя денежек у него мы не умыкивали
и ничего ему не врали.

Ну-ну. Немножко печалька, но мы такое выдерживаем запросто: в
наших прикидках на будущее предусмотрен и этот вариант. Точнее,
он -- основной, но пару месяцев назад чуть-чуть показалось, что в
Белоруссии стало наклёвываться нечто поинтереснее, чем хладно-
кровное ожидание начала Глобального Кирдыка. Да, померещилось, с
кем не бывает. Точнее, в стране реально была неопределённость,
чреватая долгожданными подвижками, но закончилась она не так, как
надо бы.

Беларусь возвращается на бестолковенькие кружочки своя.

О непоколебимой научности научного мизантропизма

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/Misanthropism.htm)

Подробнее о научности научного мизантропизма. Научность бывает
разных уровней. На низшем уровне она такая, как в школьном учеб-
нике геометрии или в физической статье, излагающей результаты
настольных экспериментов с чем-нибудь. Ничего сколько-нибудь мас-
штабного вы с научностью такого уровня не изложите: застрянете в
деталях. А если всё-таки исхитритесь неким чудом, то вряд ли кто-
то будет ваш текст читать из-за его громоздкости и нудности, и
ваш труд пропадёт, как будто его и не было.

Люди, ожидающие такой элементарной научности от концептуалиста,
-- на самом деле не обладатели научного склада ума, а интеллекту-
альные ремесленники, ничем сколько-нибудь сложным неформальным не
занимавшиеся, а добросовестно и продуктивно копавшиеся в каких-то
частностях, действительно позволявших всё "доказывать". Им кажет-
ся, что они держат Бога за бороду научности, в действительности
же они страдают дефектом мышления, который состоит в чрезмерной
приверженности схемам.

Научность крупных умопостроений состоит не в логически коррект-
ном выводе всех обобщённых утверждений из как бы фактов и менее
обобщённных утверждений, а в том, что автор таких умопострое-
ний...
- не отрабатывает пропагандистского заказа;
- не стремится к кому-то примазаться;
- не старается привлечь к себе внимание всё равно чем, лишь
бы побольше;
- не подчиняет своих рассуждений решению каких-то личных
эмоциональных, денежных и т. п. проблем, а решает эти
проблемы разве что попутно (совсем без стимулов творить
невозможно);
- не занимается демагогией, подтасовками, не лжёт (даже ради
спасения кого-то там, но может честно ошибаться, конечно);
- стремится к истине и общественной пользе (разумеется, и
к обустройству себя, но не в ущерб истине и общественной
пользе);
- определяет понятия, с которыми работает, если у него воз-
можно значительное расхождение в содержании этих понятий с
читателями и особенно с критиками;
- аккуратно отмеряет концентрации и вероятности: "всегда",
"часто", "не так уж редко", "почти никогда" и т. п.;
- осторожен в выражении степеней своей уверенности:
"наверняка", "в принципе возможно", "очень сомнительно"
и т. п.;
- в ключевых случаях старается корректно обосновывать свои
утверждения;
- в принципе готов обосновать любое своё утверждение, если
оппоненты найдут его очень спорным;
- корректно работает с корректными толковыми критиками
(тратить время на некорректных и бестолковых -- занятие
бесполезное и бесконечное);
- охотно допускает, что может ошибаться; проявляет самокри-
тичность;
- скептичен;
- ориентирует свои умопостроения на практику, на конкретные
программы действий;
- дистанцируется от поп-культурщиков;
- не заслоняет формой содержание: не трещит, не эрудитит,
особо не остроумничает, старается выражаться просто,
компактно и по существу.

Сложные неформальные концепции -- это существенно отличающаяся
от математики, физики и т. п. область умственной деятельности,
имеющая СВОИ критерии научности. Главный критерий -- ВЕРИФИЦИРУ-
ЕМОСТЬ, а не верифицированность. При использовании принципа вери-
фицируемости осуществляется разделение утверждений на те, которые
практически можно проверить или обосновать (если этого потребуют
оппоненты или обстоятельства), и те, которые проверить/обосновать
практически невозможно (кому представляется, что возможно, тот
пусть и проверяет или обосновывает). Разделение делается "на гла-
зок", с опорой на опыт. Научно-корректный выразитель идей не спо-
рит о вещах, обосновать (опровергнуть) или проверить которые он
не в состоянии (но он может такими вещами руководствоваться "на
всякий случай"). Научно-корректный выразитель идей может не обос-
новывать и не проверить свои идеи, если его подсознание (интуи-
ция) настойчиво говорит ему, что они правильные, а на обоснование/
проверку нет времени. Он идёт на такой риск, если уверен, что не
повёлся на свои эмоции (самолюбие, уважение к авторитету, непри-
язнь, солидарность, ажиотаж и т. п.). Кому его идеи не нравятся,
тот пусть их и опровергает ("фальсифицирует"). А если оппонент
только утверждает, что это идеи неправильные, а обосновывать это
не собирается, то автор идей говорит ему "ну, это вы так считае-
те, ваше мнение -- против моего, только и всего" и в дальнейшем
его игнорирует (если тому не удаётся зародить сомнения), а если
оппонент не унимается, то автор идей "банит" его в интернете или
привлекает к судебной ответственности за публичную клевету.

Автор сложных неформальных идей игнорирует и такого их критика,
которому только кажется, что он критикует их "научно", и который
на самом деле, с точки зрения автора идей, мягко говоря, упро-
щённо понимает научность. Устраивать своим критикам бесплатные
курсы повышения квалификации -- дело практически неподъёмное. От
подобны критиков надо решительно отстраняться, чтобы сберечь себя
для более продуктивных занятий.

Человек реально не в состоянии тщательно обосновывать/проверять
все вещи, какими он вынужден руководствоваться и какие он рискует
предлагать другим в качестве больших идей: ему приходится частич-
но доверяться авторитетам, частично -- собственной интуиции. Кто
угадывает оптимальный уровень риска и доверия, тот оказывается
(но не всегда) успешен в достижении своих целей. А кто очень ста-
рается логически корректно обосновать ВСЕ свои взгляды и ВСЁ своё
поведение, игнорируя интуицию и подсказки инстинктов, тот не смо-
жет сколько-нибудь адекватно действовать и должен готовиться к
тому, чтобы закончить свои дни в психолечебнице.

Про ислам, минареты и либерастизацию Востока

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/BT/TURKEY/Turkey.htm)

11.10.2020:
Про ислам. В VII веке для обитателей пустыни это была очень
передовая религия, определившая эффективную мораль, социальную
организацию и гигиенические правила. По сути это была концепция
"правильного общества" и "правильного человека", разработанная
и изложенная наблюдательным и креативным практиком Мухаммедом
на уровне понимания бедуинов, то есть, без зауми, без пустого
теоретизирования, зато довольно "публицистично". Мухаммед для
арабов (а позже далеко не только для них) был аналогом Ликурга
для спартанцев.

В VII-XVII веках ислам хорошо ложился на психику массовых
человечков. Он и сегодня хорошо на неё ложится, потому что в
инстинктах и уровне интеллектуальности у них ничего существенно
не изменилось. Человечки хотят поклоняться -- ислам обеспечивает
им для этого объект. Человечки любят конфликтовать -- ислам их
сдерживает и направляет. Человечки стремятся быть частью соли-
дарной общности -- ислам принимает их в свои объятия. И т. д.
Правда, заставляет мыться, молиться, поститься, соблюдать пище-
вые запреты (в основном полезные), платить закят и т. д.

* * *

Во время моего визита в Турцию 19.09.2020-04.10.2020 не раз в
громкоговорители с минаретов толкали явно не религиозные призывы,
а, надо думать, коронавирусные. Иногда раздавался даже женский
голос. Подумалось следующее. В Турции и вообще в мусульманских
странах есть стремление к тому, чтобы каждый человек находился
в пределах звуковой досягаемости для муэддинов. Процентов для 95
граждан это наверняка достигается. То есть, почти всё население
оказывается на коротком поводке у властей: может быть быстро
информировано и мобилизовано, что иногда вовсе не лишне. И насе-
ление даже заведомо знает, где собираться, если что: в мечетях,
конечно. Вот вам и "примитивный" Восток в сравнении с "передовой"
Европой.

* * *

Что изменилось в Турции за 10 лет, со времени моего предыдущего
посещения её. Резко прибавилось количество либерастов на улицах.
Поскольку я путешествовал в период ковид-эпидемии, осенью, в уда-
лении курортов, можно быть уверенным, что виденные мной либерасты
были почти все местные, а не приезжие. Распознавать их было легко:
скрученная на темени мерзкая волосня и короткие элойские штаны
(это два сильно коррелирующих между собой признака). А ещё ж попа-
дались на глаза электросамокатчики, да звезданёт их Аллах.