May 21st, 2020

Критические портретики: Константин Крылов

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/Critical_Miniatures.htm)

КРЫЛОВ Константин Анатольевич (1967-2020).

Гиперактивный толстый русский националистический писатель и
публицист, а ещё якобы поэт и философ. В прозе -- интернетнутый
абсурдист-постмодернист (= дегенерат).

Как автор прозы имеет большую кучу поклонников, которые под его
литературную муть даже сделали интернет-справочник по типу Вики-
педии.
Умненький, но как бы мозаично: вот тут соображает блистательно,
а вон там уже нет.

Крымнашист, но нелюбитель Путина.

Создатель 4-х детей (по-видимому, был не в курсе проблемы пере-
населённости планеты -- или же хотел, чтобы в последней битве за
остатки ресурсов русские снова победили числом -- перед тем, как
полностью вымереть вместе со всеми).

Эпизодически нуждался в средствах и клянчил деньги у читателей.

Заграницы, похоже, толком не знал, российской провинции --
тоже: сидел в своих московских палестинах. Московский феномен.
Внутримкадыш.

От кого произошёл -- непонятно. И похоже, что этот момент
замалчивается не зря.

В войсках не служил, а вместо этого редактировал журнал "Русс-
кий спецназ".

Что нового внёс этот Крылов в избитую концепцию национализма,
не понятно. Возможно, по-крупному -- ничего, а только по-своему
жевал старые националистские сопли.

Сгорел на работе от инсульта (слишком переживал за нацию?).
По-русски -- Кондратий схватил.

Вот пример мудрого рассуждения сабджекта:
"Я не хочу сказать, что всё советское кино равномерно ужасно.
Есть и хорошее, и не унылое. Однако у всех хороших советских
фильмов, которые я видел, есть одно общее свойство, Они всегда
ПРО ИНОСТРАНЦЕВ."


Наверное, скажем, "Джентльмены удачи", "Иван Васильевич меняет
профессию", "12 стульев" (с Арчилом Гомиашвили) -- по Крылову
фильмы нехорошие либо несоветские, либо он их не видел.

Подать русскому народу личный пример правильного образа жизни
он был явно не в состоянии.

То есть, в целом это был путальщик, превосходный в некоторых
частностях, маскировавших убожество остального.

Откровение сабджекта о причинах перепроизводства им русскости в
самом себе:

"'Чревобесие' происходит чаще всего от того, что Вы недополуча-
ете какого-то нужного вещества (возможно, одного или нескольких).
Поскольку продукты в РФ поганые, приходится жрать очень много,
чтобы это самое вещество накопить."


Наверное, он считал, что русского человека должно быть много.
На самом деле он дискредитировал своей массой русскую идею. Пра-
вильный националист (не только русский) должен быть поджарым,
жилистым, милитаристичным, готовым к маршам и атакам. Крылов же
готовился только к очередной Ленинградской блокаде.

Якобы некогда было заниматься собой, ага. А беречь себя для
нации -- это типа чепуха?!

В расовом аспекте Крылов -- такая же "моль", как Путин, только
толстая. Кстати, в части отношения к своему здоровью Путин --
таки образец для русских человеков. Брали бы они больше с него
пример в этом, меньше было бы проблем в стране.

Крылов правильно диагностировал, что русский народ в заднице,
только неправильно определял, из-за кого. На самом деле -- не
в последнюю очередь из-за таких вот писателей-абсурдизаторов, как
этот Крылов.

Национализм -- идея простенькая и слабенькая: кормиться с неё
можно (даже жиреть, как сабджект), а совершать прорывы -- нет,
не получится. Нужны сильные ИДЕИ прорывов, а если такие идеи бу-
дут в наличии, то не понадобится национализм, поскольку не надо
будет грызться.

Популярность национализма (и соответственно Крыловых) - следст-
вие его простоты, посильности для массовых умов.

По поводу литературных изысков сабджекта нашёл я такое мнение
(чтобы не зарываться в чтение самому):
"Полагаю, что реально у Крылова не было никаких политических,
этических или религиозных убеждений. А был некий набор ролей,
которые он исполнял с неведомой мне мотивацией, подозреваю, что
просто ради прикола. "
"Мое мнение об искусственности всех его 'идейных' воззрений
зиждется на хорошем знакомстве с его литературным творчеством в
ипостаси Михаила Харитонова [псевдоним Крылова -- А. Б.]. По его
книгам можно предположить, что автор извращенец, злой клоун,
насмешник над всем и вся и многое другое. Одно предположить никак
нельзя - будто автор глуп. А коли автор умен, то думать будто он
всерьез придерживается тех идей, что излагает в иной своей
ипостаси по-моему затруднительно. Умный человек к подобной ерунде
относиться всерьез не может."


От читателя (моего), который откопал высказывание этого Крылова
о комедиях Гайдая:

"Нашёл его мнение:
'Снимал по-западному, в плане технических приёмов. Хорошо сни-
мал, кстати. Но... Представьте себе весёлую короткометражку про
концлагерь. Снять такой - можно. Причём не сильно отступая от ис-
торической истины. Ну просто смешные сцены. Типа - один зэк-дист-
рофик находит в грязи оброненный охранником кусок сахара, другой
у него крадёт этот сахар и прячет, у него сахар крадёт третий,
дальше начинаются всякие весёлые приключения, сахар проходит
через весь барак и каким-то чудом возвращается к первому. Который
вообще не замечает, что сахар у него крали, достаёт из кармана
кусочек и отдаёт, скажем, птичкам - ну вот любит он птичек. Можно
это снять "смешно и по-доброму"? Да, можно. Вот Гайдай снял бы.'

Весьма показательно! В этой капле - портрет Крылова - человека
озлобленного, но как-то изощрённо, на свой непредсказуемый лад...
Видимо, из-за того, что его философия постоянно лопалась при на-
тягивании на глобус действительного мира."


О национализме, любимом поприще этого Крылова.

Националистического инстинкта нету. Есть инстинкт групповой
солидарности, который на уровне представлений оформляется либо в
национализм, либо в расизм, либо в классовую ненависть и т. п.

А "интернационализм" -- это всего лишь результат переключения
инстинкта групповой солидарности с национальной группы на какую-
то другую. Человек начинает враждовать с другими "чужими", не с
представителями других этносов. То есть, на уровне инстинктов
"интернационализм" -- не противоположность национализму, а... то
же самое.

Разумеется, есть люди с недоразвитым инстинктом групповой соли-
дарности и соответственно со слабой потребностью в ненависти к
чужим. Наверное, правильнее было бы рассматривать их как немножко
калек от природы.

Ещё эмоциональные основы национализма:
- неприязнь к чужим;
- боязнь нового (чужое -- новое).

Но у людей есть и инстинкт любопытства. Он тоже у многих зудит,
и это нормально. Инстинкт любопытства подталкивает к контактам с
чужаками и к примериванию чужой специфики на себя.

Люди различаются профилями инстинктов и тем, посредством чего
они тот или иной свой инстинкт ублажают. Последнее определяется в
основном влияниями и случайностями: на что наткнулись (или что
было подсунуто) в период становления личности, тем потом и тешат-
ся, упиваясь сознанием своей правоты.

Те, кто поумнее, в состоянии это рефлексировать. Они в своих
политических суждениях осторожны, стараются не оказываться в пле-
ну инстинктов и привычек, прочие же индивиды страстно бодаются с
"оппонентами", не задумываясь о природе своих предпочтений.

Ближе к сабджекту. Крылов не только получал от национализма не-
посредственное удовольствие: он с национализма КОРМИЛСЯ. А раз
такое дело, осторожности и стремлению к объективности уже не было
места. Доминировал материальный интерес, страсти нагнетались ради
денег, фу. Там была не позиция эксперта, а позиция пропагандона,
преследовавшего свои желудочно-кишечные интересы. А что из-за
националистического пропагандёжа где-то лилась кровь и у кого-то
ломалась жизнь, это Крылову было до фонаря.

Ну какой он к чертям философ?!

Как люди приходят в мизантропизм

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/Misanthropism.htm)

Типы личностей, от которых надо отличать мизантропа:

1. Жлоб. Он пренебрегает другими людьми в силу своих инстинктов.
Может быть незлобливым.

2. Садист. Он получает удовольствие от причинения страданий
другим людям.

3. Злобный от природы индивид. Он любит ненавидеть и конфликто-
вать. Для него жизнь -- борьба. Он не считает себя каким-то
особенным в этой своей позиции.

4. Озлобленный успешный индивид. Он оказался в условиях, в кото-
рых для выживания надо быть жестоким, много ненавидеть, делать
людям гадости (пока они не сделали их ему), а то даже убивать.

5. Озлобленный неудачник. Он натерпелся крахов (не обязательно в
хороших делах). Много завидует, очень недоволен своим социаль-
ным статусом. Неудачи бывают у всех, но у него они более час-
тые и более тяжёлые или же он из-за них больше других пережи-
вает и считает виновными в них других людей, общество в целом.

Особенности мизантропа на фоне указанных типов личностей:

1. Осознание отчуждённости между собой и обществом начинается у
будущего мизантропа с неудач, но не лишь бы каких, а в общест-
венно-полезных или даже спасательских делах -- из-за их непри-
ятия социальной средой.

2. Отчуждающийся от общества индивид не уходит в обиды, зависть и
ненависть, а рационально теоретизирует: старается разобраться в
причинах своей не вполне состыкованности с обществом.

3. Он приходит к выводу, что дело не в обществе, а в нём самом:
а именно в том, что он немного не такой, как ожидает общество.

4. Разобравшись в причине своей не вполне состыкованности с
обществом, осознав свою особенную суть, индивид корректирует
своё поведение и становится сравнительно успешным, по крайней
мере, в собственных глазах. В отношениях с обществом у него
наступает почти гармония -- не за счёт того, что он "сдался",
а за счёт того, что перестал удивляться неприятию себя и на-
учился скрываться, маскироваться -- и открыто гнуть свою линию
только там, где она поддаётся гнутию.

Мизантропизм -- позиция скорее рациональная, а не эмоциональ-
ная. Эмоции у мизантропа -- только стимулы для работы мысли и для
активизации воли. Они не задают мизантропу траектории, целей, а
только подсказывают их.

Мизантропическая рационализация -- это УХОД от избыточных эмо-
ций (совсем без эмоций нельзя: они -- побудители к деятельности;
не будет эмоций -- почти не будет и действий).

Мизантроп относительно успешен благодаря своей адекватной (= не
абсурдистской) рациональности, заточенной на практику. Он не при-
думывает себе достижения там, где их на самом деле нету: он ре-
ально достигает того, что реально нужно для жизни, а не возводит-
ся в ранг ценности заблуждающимся большинством.

Конечно же, мизантропские представления об успехе несколько от-
личаются от таковых у большинства людей, и в этом суть мизантро-
пизма (в частичном отторжении расхожих ценностей).

Если ты не принимаешь ряда широко признанных ценностей, это
значит, что ты концептуально противопоставляешь себя большинству
людей и считаешь себя более правым, чем они. Из этого ты просто
ВЫНУЖДЕН делать вывод, что ты, скорее всего, лучше, чем они, об-
щим складом своего интеллекта, поскольку это -- наиболее правдо-
подобное объяснение твоей правоты. Ты начинаешь испытывать по от-
ношению к большей части людей чувство превосходства, а поскольку
они зачастую беспокоят тебя своим поведением, с твоей точки
зрения, вредным для тебя и для них, у тебя появляется презрение,
неприязнь, а то и ненависть к ним как к большой массе, а не инди-
видуально (ты ведь умеешь корректно обобщать!), и через это ты
попадаешь даже под расхожее определение мизантропа.

Превращение состоялось!