May 19th, 2020

Были ли немецкие танки "Пантера" и "Тигр" ответом на советский Т-34?

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/T-34.htm)

Немецкие танки "Пантера" и "Тигр" появились как якобы ответ на
выдающийся советский Т-34, потому что иначе гитлеровцам было не
продержаться. Это не совсем так. На самом деле имело место следу-
ющее:

1. До 1942 г. у немцев была отличная от советской концепция при-
менения танков: танки рассматривались не как основное средство
борьбы с танками противника, а как основное средство устройст-
ва глубоких прорывов и последующего окружения войск противника
в процессе блицкрига. В ЭТОЙ области применения танки PzKpfw
III, PzKpfw IV и "Прага" ПРЕВОСХОДИЛИ Т-34.
В качестве инструмента летнего блицкрига в степной зоне танки
PzKpfw III, PzKpfw IV и "Прага" были лучше, чем Т-34 и КВ-1,
потому что были меньше их весом, имели лучший обзор, лучшую
возможность применения пулемётов, лучшую надёжность, лучшую
радиосвязь. У танков PzKpfw III, PzKpfw IV вдобавок экипаж был
на 1 человека больше, чем у Т-34.

2. PzKpfw III и PzKpfw IV по противотанковым возможностям прибли-
зительно уравнялись с Т-34 к январю 1942 г. -- после увеличе-
ния толщины своей брони и мощности своих пушек.

3. "Пантера" и "Тигр" были результатом не стремления уравняться
с Т-34, а стремления значительно превзойти Т-34 в части воз-
можностей борьбы с танками противника.

4. В рамках немецкого понимания блицкрига основным ответом на
Т-34 были 5 см противотанковая пушка PAK-38 и 7.5 см противо-
танковая пушка PAK-40. Пушки применялись как в буксируемом
варианте, так и установленными на транспортные средства и в
качестве вооружения самоходных установок (PAK-40 на самоход-
ках Marder). Снаряд Panzergranate 40 (образца 1940 года) с
вольфрамовым сердечником к PAK-40 пробивал броню толщиной
86 мм с удаления 500 м при угле наклона брони 60 градусов,
снаряд Stielgranate 42 (образца 1942 года) к PAK-40 пробивал
броню толщиной 180 мм с удаления 500 м при угле наклона брони
60 градусов. Против Т-34 это была не совсем мелочь.

5. Наоборот, советские танки Т-34-85, ИС-1, ИС-2 были ответом на
немецкие "Пантеру" и "Тигр": немцы тут шли впереди, а русские
догоняли.

6. Со своими якобы слабоватыми танками немцы летом 1942 г. ещё
делали блицкриг и дошли до Волги и Северного Кавказа. Закон-
чился блицкриг -- закончилось и превосходство немецких "блиц-
криговых" танков. Начался период превосходства немецких
"дуэльных" танков -- "Пантер" и Тигров".

7. Свои трофейные Т-34 немцы применяли по преимуществу на второ-
степенных фронтах, к примеру, в Югославии и в борьбе с советс-
кими партизанами. Основная причина -- не в стремлении избежать
ошибок в идентификации принадлежности танков (такие ошибки --
палка о двух концах), а в том, что для серьёзного танкового
боя немцы предпочитали PzKpfw III и PzKpfw IV, а не Т-34 (но
это надо ещё доказывать).

8. Работы над более тяжёлыми, чем PzKpfw IV, танками, и над при-
менением дизельных двигателей в танках были начаты немцами ещё
до столкновения с Т-34 и КВ-1. Точнее, в 1937 году. Но тяжёлые
танки не вписывались в идею блицкрига, поэтому до конца 1941
года немцы не уделяли разработке тяжёлых танков много внима-
ния. Концепция тяжёлого танка с 88 мм пушкой и лобовой бронёй
до 100 мм (будущего "Тигра") появилась ещё весной 1941 года.

Критические портретики: волосатый Крис Кристофферсон

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/MRBP.htm)

КРИСТОФФЕРСОН Крис (1936) (Kristoffer Kristofferson).

Певец и композитор в стиле кантри, киноактёр. Американец скан-
динавского происхождения. В войсках служил -- и даже дослужился
до капитана авиации, но всё равно сильно не нравится -- фэйсом и
манерой держаться, хотя он ни капли не красавчик. Подозреваю, что
он тот ещё бронзовелый шизоидный психопат -- агрессивный и хамо-
ватый. Но мизантропская физиономика может и подводить, да. Но и
его киногерои такие, что хочется быть от них (или посылать их)
подальше.

Наверняка обкурок и уж точно недобриток (любопытно, какое непо-
требство такие типчики скрывают от доверчивой общественности за
своими бородёнками?).

Корчит из себя мачо -- наверное, чтобы подавлять душевные муки
от ранней утраты драгоценного либидо.

Успел, однако, наклепать аж 8 кристософферсонят (возможно, для
преодоления комплекса неполноценности). В условиях глобальной
перенаселённости такое зашкаливающее жлобство должно суровейше
караться -- к примеру, через закапывание живьём (это не шутка:
лучше ведь делать такое теперь, чем потом, когда от биосферы
почти ничего не останется). И неприятно представлять себе, что
где-то по Америке таскаются ещё как минимум 8 обладателей похо-
жих физиономий.

Раздражает его манера актёрской игры: по-шведски вечнооткрытый
рот, шумные выдохи, постанывания. А ещё ж эти свинячьи глаза и
раннее старение кожи -- следствие нездорового образа жизни.

Мизантропы, воспитанные на Бельмондо, воспринимают подобных
чудиков с недоумением.

Играл бы он только второразрядных тупых отрицательных персона-
жей -- и не было бы мизантропских претензий. Так нет же, тиснется
на главные положительные роли -- со своим-то омерзительным типа-
жем, да ещё смеет лапать прекрасных дам.

Этот Кристофферсон -- суррогат, испортивший собой фильм "Тыся-
челетие" с божественной Шэрил Лэдд (1989) и наверняка что-то ещё.
А вот в фильме "Конвой" (1979) он как раз к месту: там герой --
асоциальный шизоидный придурок, правда, пристреленный только к
концу фильма.

И лично я не люблю музыкального стиля кантри: я люблю "Hotel
Califorhia", "The house of rising sun" и т. п.

Потом, ну вот не нравятся мне прикольные имена-фамилии типа
Иван Иванов или Абдалла Абдалла (последний -- премьер-министр
Афганистана). Кстати, этот двойной Абдалла сам-то хоть не путает-
ся, где у него что?

Если бы я был тираном, я бы такие дуплетные идентификаторы
запретил указом: нефиг расслабляться, извольте напрягать мозги.

Заметим, что у евреев по этой части порядок: в поле моего зре-
ния не попадался никто типа Хавы Хавиной или Цили Цилиной. Боль-
шое искреннее спасибо. И что, заподло брать с них пример в хоро-
шем?

Ещё фамилиях. Контактировал я по делам я с немцем, которого
звали Axel Herr. Хорошим. Но я был не настолько притёрт к нему,
чтобы называть его просто Axel. Я обращался к нему не "Herr Herr",
а "mister Herr", а он посмеивался над моим затруднением, потому
что я был наверняка очень далеко не первый, кто напрягался по по-
воду того, как к нему обратиться. Может, он даже коллекционировал
варианты.