April 6th, 2020

Про устаревшую советскую военную технику в 1941 году

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/Great_War_of_1935.htm)

Про в основном устаревшую к 1941 году военную технику советские
мемуаристы и историки ныли не просто так: размеры "успеха" в оди-
ночной гонке вооружений, устроенной Советским Союзом самому себе
в начале 1930-х, слишком бросались в глаза. Вот только сделать
правильный вывод из этого кричащего факта не получалось: пятна на
стене не складывались в цельную картинку (великих планов на 1935
год), а если бы у кого-то и сложились, ему бы всё равно пришлось
об этом молчать.

Советская военная техника, заготовленная к 1935 году, была к
1941 году настолько устаревшей, насколько устаревшим был танк
Т-26 в сравнении с танком Т-34, бомбардировщик ТБ-3 -- в сравне-
нии с бомбардировщиком ДБ-3.

Кстати, Владимир Резун в своих книгах "Ледокол" и "День-М" до-
казывает не то, что советская военная техника из середины 1930-х
ещё не была слишком устаревшей к 1941 г., а то, что из неё ещё
можно было кое-что выжать при правильном выборе способов примене-
ния:
- имелась возможность брать количеством, а не качеством;
- устаревшую технику можно было на равных использовать против
вражеской устаревшей техники;
- у некоторых потенциальных противников отсутствовала даже
устаревшая техника (по крайней мере, в больших количествах).

Разумеется, некоторые образцы военной техники начала 1930-х
так хорошо вписались в свои "ниши" (или нашли новые -- как само-
лёт По-2, например), что к 1941 году ещё были на что-то годны
вполне.

В чём был неправ Адольф Гитлер?

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/MH/MH.htm)

Как Карл Маркс завышенно оценивал борьбу классов, так Адольф
Гитлер завышенно оценивал борьбу рас -- игнорируя 1) другие
области борьбы в обществе, 2) сотрудничество.
На самом деле в обществе борются между собой...
- государства;
- расы;
- этносы;
- социальные классы;
- государственный аппарат, "частный сектор", общественные
организации;
- поколения (отцы и дети);
- мужчины и женщины;
- профессиональные группы;
- умники и дураки;
- стяжатели и бессребники;
- жестокие и добрые;
- честные и бесчестные;
- рациональные и эмоциональные;
- волевые и расхлябанные;
- нормальные и дегенераты;
- высшие и низшие (по психическому складу).

Сотрудничество имеет не меньшее, чем борьба, значение для выжи-
вания и развития.

Чем интеллектуальнее субъекты, тем больше у них естественный
отбор (через борьбу) заменяется искусственным отбором. Евгеника
-- альтернатива естественному отбору в отношении людей.

Далее, борьба может иметь разные уровни ожесточённости, причём
меньшая ожесточённость обычно экономичнее большей ожесточённости,
а значит, меньшим грузом ложится на природную среду.

Из неравенства способностей рас вовсе не следует, что более
"сильные" расы должны господствовать над менее "сильными" и/или
вытеснять их. "Сильные" могут и покровительствовать "слабым":
развивать их, организовывать, защищать.

Если раса "слабая", это вовсе не значит, что ВСЕ принадлежащие
ей индивиды слабее представителей "сильной" расы: это означает
только что у "слабой" расы меньше доля "сильных". Почему "силь-
ные" индивиды, какие есть в "слабой" расе, не могут котироваться
на том же уровне, что и "сильные" индивиды "сильной" расы?

В обществе всегда имеют место какие-то противостояния, расколы,
фронты. Некоторые из них -- основные. В разных обществах основные
текущие расколы могут быть разными. Можно ранжировать расколы. К
примеру, следующим образом:
- расколы 1-го порядка: противостоящие социальные классы
(иногда они таки противостоят один другому -- совсем по
Марксу);
- расколы 2-го порядка: классовые политические партии;
- расколы 3-го порядка: фракции в пределах политических
партий;
- расколы 4-го порядка: группировки в пределах фракций.

Жёсткость противостояний в обществе зависит от степени бедст-
венности общества: в сытом, обеспеченном обществе взаимная враж-
дебность менее накалена.

О евреях. Всегда более или менее значительное количество евреев
опровергает личным примером тезис о том, что евреи -- паразиты и
разрушители. Поэтому правильнее было бы считать, что евреи лишь
более падки на некоторые нехорошие виды деятельности, да и то не
в силу своих "расовых" особенностей, а в силу идеологии и тради-
ции, то есть, вещей вполне изменимых без эксцессов уровня нацист-
ских, а главное, частью порождённых многовековым противостоянием
с антисемитами.

И евреи -- это, конечно же, не раса в антропологическом смысле
(в расовом отношении евреи очень неоднородны).

А ещё Гитлер крепко ошибся с Lebensraum ("жизненным пространст-
вом"). Когда после 1945 года мода на "лебенсраумы" сошла, оказа-
лось, что даже "географически обездоленные" народы способны хоро-
шо обустраиваться и иметь доступ к планетарным ресурсам всего лишь
посредством налаживания торговых отношений, пусть и не всегда
"равноправных".

Крах гитлеризма -- это, среди прочего, крах профессорской бре-
дятины (геополитической, экономической, расовой, антисемитской
т. п.), на которую честный и ответственный Адольф Гитлер повёлся.

И ведь нельзя сказать, что профиль инстинктов Гитлера распола-
гал его к насилию и что именно поэтому будущий фюрер в своё время
слишком вперился в социал-дарвинизм, антисемитизм и "геополити-
ку". Садистом Гитлер не был, в детстве голов утятам не откручивал,
котят о фонарные столбы не расшибал. К жутчайшим эксцессам его
привела единственно "логика борьбы": последовательность, целеуст-
ремлённость.

Приблизительно до середины 1920-х Гитлер -- всего лишь "неволь-
ник чести", человек с героическим складом личности и радикальными
спасательскими замыслами, попавший в "струю". Но постепенно он
стал превращаться в помешанного.

Лучшая книга по внутреннему миру Гитлера -- наверное, "Адольф
Гитлер" Вернера Мазера. Никакой некрофилии Мазер у Гитлера не
обнаружил, хотя о текущей изо рта фюрера слюне высказывался без
обиняков. Особо яркие гадости про Гитлера попали в оборот в эпоху
борьбы с нацизмом как элементы лживой пропаганды, возможно,
оправданные в то время.