March 21st, 2020

Русскость как особо тяжёлый случай

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/RFA/RFA.htm)

Русскость как особо тяжёлый случай. Журналист Алексей Кунгуров
(kungurov.livejournal.com, 17.03.2020):

"Я - матерый русофоб. Я не приемлю саму основу русской
ментальности, базирующуюся на рабстве-холопстве-патернализме-
этатизме-лизоблюдстве-пьянстве-воровстве-хамстве-гопничестве-
лени-тупости-лживости-пошлости-мракобесности-самодовольстве-
лицемерии... Короче, перечислять можно бесконечно. При желании
можно найти в русском народе какие-то характерные именно для него
положительные черты, и даже я их нашел. Но баланс ментальности
все равно сдвинут в сторону качеств, характерных для сообществ,
стоящих на крайне низкой стадии развития материальной и духовной
культуры. Причем последние десятилетия наблюдается явная
деградация - население тупеет, развращается, становится более
агрессивным, склонным к холопству, стадный инстинкт довлеет над
личностью."

"В общем происходит вполне естественное вырождение нации. Есте-
ственным оно является потому, что для этого достаточно одного -
прекратить меняться, отказаться от развития. Так же как велоси-
педист, прекративший крутить педали, самым естественным образом
упадет через некоторое время. Велосипедист, чтобы ехать, должен
непрерывным движением педалей и маневрами руля преодолевать силу
земного притяжения. Любой народ, чтобы сохраниться, должен
преодолевать свою текущую идентичность, меняться. Консервация
ведет к смерти."

"Вот и вырисовывается очевидная схема: культурная элита, пре-
одолевая текущее состояние социальной среды, начинает восприни-
мать его, как НЕПРИЕМЛЕМОЕ и, пользуясь своим доминирующим
положением, заставляет меняться общество, которое выживает именно
потому, что меняется. Литературоцентричная русская культура
создана махровейшими русофобами. Это утверждение элементарно
доказывается, поскольку толстоевские XIX века оставили нам столь
богатый русофобский эпистолярий, что втиснуть его в узкие рамки
допустимого, определяемые нормами Уголовного Кодекса, совершенно
невозможно."

"...для преодоления варварской идентичности русских дикарей нет
ни малейшей необходимости их физически геноцидить. Достаточным
условием для преодоления их текущего скотского и нежизнеспособно-
го состояния является демонтаж источника, воспроизводящего отста-
лость - российского государства. Государство следует уничтожить,
население дезинфицировать, после чего здоровые люди выстроят здо-
ровую социальную систему, которая начнет воспроизводить совершен-
но другую национальную идентичность."

"Даже топтать <...>-мракобесную РПЦ я не вижу ни малейшего смы-
сла - достаточно отлучить эту ОПГ от казенных денег и через год-
два с удовлетворением констатировать, что в режиме самоокупаемос-
ти церковь существовать не может. Как только быть верующим станет
финансово накладно - произойдет чудо и 90% православных овец либо
станут атеистами, либо превратятся в тихих надомных верующих-бес-
попопвцев. Исчезнет РПЦ, как источник мракобесия - не будет и
мракобесов."

"Матрица русской идентичности воспроизводит авторитарное общес-
тво, а авторитарное общество консервирует идентичность. Получает-
ся замкнутый круг, в котором условия обитания формируют опреде-
ленный тип сознания и поведения (ментальность), а ментальность
уже воспроизводит социальные условия. В этой схеме нет места про-
грессу, развитию, но в реальности так или иначе всем сообществам
приходится развиваться. Что же выступает стимулом к преодолению
социальной идентичности? Только одно - кризис, катастрофа,
внешний вызов, то есть неблагоприятные условия существования,
вызванные обстоятельствами непреодолимой силы. Осознав вызов и
пытаясь на него ответить, социум преодолевает свою идентичность,
переходит на новую ступень развития и живет дальше до следующего
кризиса. Либо не преодолевает и разрушается, умирает, как
советское общество."

"...в петровское время хотя бы часть элиты понимала необходи-
мость, испытывала потребность в реформации. Современное россиянс-
кое общество испытывает панический страх перед любыми изменения-
ми. Потенциала для проектного изменения идентичности нет не толь-
ко в среде правящего класса (он как раз является главным драйве-
ром архаизации и духовноскрепного загнивания), но и у контрэлиты,
политической оппозиции. Положа руку на сердце, следует признать,
что и политической оппозиции режиму не существует. Проблема в той
самой русской ментальности, которая блокирует понимание проблемы
и возможное ее решение в проектном русле. Корень всех бед
общества в неадекватной затхлой идентичности, которая утратила
способность даже к эволюции - постепенному накоплению новых
свойств вследствие приспособления к изменяющейся среде обитания,
а способна только к деградации, воспроизводя социальную матрицу
во все более примитивной, архаичной форме. Поэтому катастрофа,
ставящая под вопрос продолжение исторического существования
русского общества неизбежна."

"То есть, чтобы выжить, эту самую русскую идентичность, полнос-
тью исчерпавшую свой потенциал, надо не улучшать и корректиро-
вать, а уничтожать, создавая новую, жизнеспособную, адекватную
условиям XXI века. Проблема не путинском режиме, который рухнет
под воздействием внешних неблагоприятных факторов, как любой
петрократический диктаторский режим. Проблема в том, что если
тухлую холопскую русскую матрицу не уничтожить, на смену одной
диктатуре придет другая (или несколько диктатур в случае развала
государственности)."

"Немцам в какой-то мере повезло - им трансформировали имперскую
парадигму внешние силы. Для русских либералов упование на то, что
<заграница нам поможет> есть тупиковая стратегия ожидания у моря
погоды. Только русофобия, только хардкор! Если в ходе очередного
кризиса русской государственности у новой элиты (про старую вооб-
ще нет смысла говорить) возникнет понимание ущербности существую-
щей идентичности и воля к грубой ее ломке через колено, то русо-
фобы, возможно, спасут Россию и русский народ. Если нет - русские
исчезнут, как социальная общность. Вместе с ними исчезнет и
русофобия."


Можно только уточнить, что в ряду "рабство-холопство-патерна-
лизм" и т. п. этим автором пропущены 1) матерщинничество, 2) гомо-
сексуалистская парадигма восприятия общественных отношений. Прав-
да, такого добра хватает не только у русских, но и, к примеру, у
американцев (если судить по американскому кино), но надо ведь
равняться не на чужое дегенератство. Ужас состоит не в том, что
указанныее очень нехорошие вещи распространены в народе: ужас --
в том, что они уже считаются не отклонением, а нормой, и даже по
сути навязываются массам через кино, телевидение, эстраду, СМИ и
т. д. с благоволения государства и уже мало кто воспринимает это
как гадость, которой быть не должно и которой вполне может почти
не быть, если умеренно стараться.

Эрнест Хемингуэй как тот ещё моральный урод

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/CRP/Hemingway.htm)

Ещё цитатка из Хемингуэя:
""Нет лучше охоты, чем охота на человека. Кто познал охоту на
вооружённых людей, и полюбил её, больше не захочет познать ни
чего другого."

В хемингуэевских цитатниках обычно её пропускают потому что она
сильновато располагает к заключению, что Хемингуэй был тот ещё
моральный урод.

* * *

Попалась в поле зрения статья некой Марии Бессмертной (!) о
Хемигуэе, названная "Он очень любил убивать". Статейка эта -- в
довольно бульварном стиле и скорее восторженная, чем ироничная,
но я её на всякий случай слегка процитирую, потому что лень рыть-
ся в первоисточниках по такому мелкому поводу, как спившийся и
свихнувшийся бывший плэйбой, чего-то там накропавший в когдатош-
нюю струю:
"К 120-летию главного мачо мировой литературы 'Коммерсантъ'
вспоминает слова и дела, сделавшие его кумиром не одного поколе-
ния."
"Хемингуэй считал, что все разногласия можно решить хорошим
ударом в морду. В списке знаменитых пострадавших от его тяжелой
руки был, например, Орсон Уэллс. 22-летний тогда еще начинающий
актер озвучивал документальный фильм Хемингуэя о гражданской во-
йне в Испании и во время первой сессии предложил подредактировать
закадровый текст, после чего тут же был уложен на пол ударом в
челюсть."
"Хемингуэй верил, что пытки - обязательная часть допроса."
"Он изобрел безотказную систему пыток при допросе: поджигать
связанным пленным ноги."
"Друзья заходили в бар, выбирали жертву, с которой пили на про-
тяжении всего вечера, после чего Джойс вступал с новым собутыль-
ником в жаркий спор, разрешать который тут же вызывался Хемингу-
эй. Разрешение, разумеется, вело к многочисленным травмам - как
физического, так и психологического характера."
"Хемингуэй любил публично обсуждать личную жизнь друзей."
"Хемингуэй ненавидел писателей, которые были популярнее его. Или
выше. Когда кто-то выпускал бестселлер, то немедленно появлялся в
следующем романе или рассказе Хемингуэя - в роли законченного
мерзавца или просто идиота. Имя Хемингуэй менял, но не настолько,
чтобы нельзя было угадать прототипа."
"В мужчинах Хемингуэй особенно ценил героическую внешность.
Нешуточную ярость вызывали в нем собственные отретушированные
фотографии, на которых часто замазывали его шрам на лбу. История
происхождения шрама, предмета необыкновенной гордости Хемингуэя,
на протяжении всей жизни писателя менялась: шрам возникал то от
ранения на войне, то в уличной потасовке, то в столкновении с
быком. Уже после смерти Хемингуэя миф развеяла его сестра,
рассказав, что шрам был получен не в окопах, а при неудачной
попытке закрыть чердачное окно в парижской квартире."
"Хемингуэй всегда имел при себе оружие."
"Хемингуэй был убежден, что настоящий мужчина должен начинать
пить в двенадцать лет. Сам он, по его словам, пить начал в
пятнадцать, но собственных детей решил познакомить с тяготами
мужской жизни пораньше."


В общем, был он крупный, шумный, лживый, хвастливый, хамоватый
жлоб, корчивший из себя всепобеждающего "альфа-самца". До раннего
маразма дотянул, надо думать, из-за того, что нападал только на
слабых и с численным перевесом на своей стороне. Впрочем, хватает
дамочек, в глазах которых жлобское поведение -- тот ещё покори-
тельный блеск, если у "первого парня на деревне" вдобавок имеются
слава и деньги.

Большая война 1935 года и Померанский вал

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/Great_War_of_1935.htm)

Померанский вал (нем. Pommernwall) -- аналог "линии Сталина" и
прочих "линий", построенных в 1920-х, 1930-х. Сооружался в 1932-
1937 гг., вдоль новой границы с Польшей, доделывался в 1944-1945
годах.
Поплавский С. Г. ("Товарищи в борьбе"):
"Прорыв Померанского вала был самым трудным экзаменом для нашей
армии за всю войну."
"Гитлеровское военное командование, лихорадочно готовясь к
агрессивным войнам, уже с 1934 года приступило к созданию мощной
укрепленной полосы на востоке Германии. Тогда-то на границе с
Польшей и возник Померанский вал. Он мог служить прикрытием для
гитлеровских войск при их нападении на восточных соседей и мощным
оборонительным рубежом на берлинском направлении. Кстати, Поме-
ранский вал именно так и использовался. В 1939 году он обеспечи-
вал сосредоточение немецко-фашистских армий для удара по Поль-
ше..."
"Местность в этом районе благоприятствовала обороне. Лес хоро-
шо маскировал огневые точки, а цепь озер служила естественным
препятствием для наступающих. Межозерные дефиле были невелики,
шириной всего от 200 до 1000 метров. Достаточно сказать, что в
пятнадцатикилометровой полосе наступления польской армии озера
занимали 7,5, а леса и болота - 4 километра. Враг соорудил здесь
45 дотов - в среднем по 3 дота на километр фронта."
"Наиболее сильно укрепленным оказался трехкилометровый участок
на северо-запад и запад от Надажыце. Он опирался на реку Пилаву и
искусственный канал. Здесь находился один из самых мощных дотов
особой конструкции. Его вооружение состояло из скорострельной
противотанковой пушки и нескольких станковых пулеметов. Противо-
танковое орудие было установлено в подвижном стальном колпаке с
тремя амбразурами. Для станковых пулеметов тоже имелся подвижный
стальной колпак с пятью амбразурами. Специальные сетки предохра-
няли гарнизон от гранат и осколков, а перископ позволял хорошо
наблюдать за предпольем.

Для полного представления об этом уникальном сооружении нужно
сказать, что толщина его брони в верхней части доходила до 190, а
стен - до 210 миллиметров. Гарнизон, состоявший из 80 солдат и
офицеров, располагался под землей с большими удобствами. К его
услугам были электрический свет, отопление, кухня с солидным
запасом продовольствия. Связь внутри, между командованием дота и
огневыми точками, поддерживалась не только по телефону, но и по
радио. В помещениях имелись вентиляторы."

"Не менее прочно укрепленными оказались и другие районы. Напри-
мер, пятикилометровый рубеж от озера Добре до города Валч имел
неплохие естественные препятствия - густой лес и болота. Тем не
менее местность прикрывали 10 пулеметных дотов. В каждом был
каземат, прикрытый бронеплитой толщиной 6 миллиметров и колпаком
толщиной 5 миллиметров."

"Главная полоса имела и разветвленную, хорошо оборудованную в
инженерном отношении полевую оборону, состоявшую из двух-трех
траншей полного профиля и ходов сообщения. Передний край, особен-
но межозерные дефиле, прикрывали противотанковые рвы, эскарпы,
надолбы, четыре ряда колючей проволоки на низких кольях. Серьез-
ным препятствием были минные поля: от 2 до 3 тысяч мин на каждый
километр фронта."


Описанная главная полоса обороны была сооружена по преимуществу
в 1932-1937 гг., тогда как в 1944-1945 гг. усилия были сосредото-
чены на добавлении к главной полосе ещё двух полос обороны: поло-
сы прикрытия перед главной полосой и отсечной позиции за главной
полосой. Итого можно отметить, что планируя свой скорый и стреми-
тельный "Drang nach Osten", нацисты, тем не менее, сооружали
очень мощную оборонительную линию для защиты Германии со стороны
Польши. Поплавский объясняет цель создания Померанского вала так:
он "мог служить прикрытием для гитлеровских войск при их нападе-
нии на восточных соседей". Наверное, мог и в самом деле. Но со-
вершенно похожим образом и "линия Сталина" (а позже и "линия Мо-
лотова")своим появлением никак не была обязана намерению Советс-
кого Союза лишь отбиваться, а вполне сочеталась с наступательными
планами и, может, даже скорее свидетельствовала в пользу их
наличия, чем их отсутствия.

У Гитлера были некоторые основания опасаться, что в окрестнос-
тях 1935 года Франция, Англия и Польша помешают осуществить реми-
литаризацию Германии: либо пригрозят превентивной войной, либо
даже устроят эту войну. На такой случай Померанский вал требовал-
ся в первую очередь. На этот же случай требовался и Западный вал
(Westwall, он же "Линия Зигфрида", Siegfriedstellung) возводив-
шийся в 1936-1940 гг. на границе с Францией. Но аналогично и "ли-
ния Сталина", скажем так, придавала уверенности в том, что
западные страны не помешают выполнению программы милитаризации
СССР в начале 1930-х с целью развязывания войны.