February 2nd, 2020

Сказ про то, как советский кинематограф предавал Советскую власть

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/Films.htm)

В брежневском СССР с начала 1970-х пошла, можно сказать, волна
любовательного кино про жизнь "высших классов". Оно снималось в
основном под предлогом экранизации древней классики (Шекспира,
Голдони, Гоцци и т. п.):
"Война и мир" (1967)
"Любовь к трём апельсинам" (1970)
"Много шума из ничего" (1971)
"Труффальдино из Бергамо" (1973)
"Красное и чёрное" (1976)
"Собака на сене" (1977)
"Обыкновенное чудо" (1978)
"Д'Артаньян и три мушкетёра" (1978)
"Стакан воды" (1979)
"Летучая мышь" (1979)
"Сильва" (1979)
"Дульсинея Тобосская" (1980)
"Женщина в белом" (1981)
"Принцесса цирка" (1982)
"Капитан Фракасс" (1984)
и др.

Снималось что-то и не по классике, но тоже с графьями и пр.:
"Гардемарины, вперёд!" (1987)
и др.

Ещё выпускались детективы с аристократией -- под предлогом
разоблачения нравов:
"Чисто английское убийство" (1974)
"Голубой карбункул" (1979)
"Тайна 'Чёрных дроздов'" (1981)
и др.

Это был признак "начала конца": привилегированному слойчику
затосковалось по дворцам и каретам. Актриски рвались пофигурять
в ролях королев, герцогинь и т. п.

Простонародье от такого кино не раздражалось, потому что зна-
чительная часть населения так или иначе относилась к категории
"генетических рабов" и обожала смотреть хоть на кого-нибудь снизу
вверх. Выволоченная за шкирки из рабского состояния в 1917 г. и
оторванная от любимых религий, она некоторое время находила
утешение в культе личности Сталина, потом переключилась на культ
личности Ленина, потом разные Beatles и ABBA подоспели: перед
ними тоже можно было благоговеть.

Правда, на всякий случай для "простых трудящихся" тоже что-то
снималось -- реабилитировавшее их низкий социальный статус:
"Большая перемена" (1973)
"И это всё о нём" (1978)
"Берегите женщин" (1981)

...или прославлявшее Октябрьскую революцию 1917 г., от которой
начиналась "легитимность" Советской власти, или звавшее плебс на
защиту страны, чтобы устоявшейся новой верхушке было где сверхпо-
треблять, бездельничать, наслаждаться властью и славой и т. д.

Тем не менее, советским кинематографом был проявлен, а где-то и
обеспечен, новый существенный ФАКТ: если с 1917 г. до приблизите-
льно конца 1940-х быть графом или, скажем, князем каким означало
почти наверняка попасть в категорию отторгаемых, но преследуемых,
то где-то с конца 1960-х пошёл в этом деле откат, и "бывшесть"
стала вызывать у многих скорее подобострастное любопытство и
стремление примазаться.

Кстати, лично я нашёл у себя даже маркизские "корни": были,
оказывается, и маркизы de Bouriac (ну, были да сплыли). Так что
накося выкусите, бояре столбовые и купцы первой гильдии. А рань-
ше ж я в пионерах состоял, любил кино про революции и считал се-
бя рррреволюционером. Вах, как меняются люди с возрастом и с
ростом благосостояния трудящихся, в особенности если когда-то
посматривали советские фильмы про блистательную аристократию (в
подсознании разное подобное ведь откладывается). Но честно скажу,
что я отношусь снисходительно только к собственному "маркизству",
вилами по воде писаному, а к чужим поползновениям в ту же сторону
у меня по-прежнему неприязнь. Частью потому, что Григорий Климов
таки убедил меня, что устоявшаяся социальная верхушка -- скопище
дегенератов, извращенцев, дураков, слабаков и преступников.

Авиаконструктор Александр Яковлев и Большая война 1935 года

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/Great_War_of_1935.htm)

Свидетельские показания авиаконструктора Александра Яковлева
(руководителя разработки ряда самолётов "Як"). Мемуары "Цель
жизни".
По поводу вражды между СССР и его "капиталистическим окружени-
ем". Среди прочего, советские лётчики в 1920-х, 1930-х имели
обыкновение устраивать показательные дальние перелёты в столицы
"империалистических" государств. Представьте себе сегодняшнее
подобное мероприятие с маршрутом Москва-Киев или Москва-Тбилиси:
радостно приветствующих толп не будет; скорее, "принимающая" сто-
рона и вовсе откажет в приёме -- чтобы воспрепятствовать чужой
пропаганде. А тогдашнему Советскому Союзу НЕ ОТКАЗЫВАЛИ:

"Осенью того же 1926 года лётчик М. Громов с бортмехаником Е.
Родзевичем на самолёте Р-3, названном "Пролетарий" [таки пропа-
ганда -- А. Б.], совершил выдающийся по тому времени перелёт по
маршруту Москва-Кёнигсберг-Берлин, Париж-Рим-Вена-Варшава-Москва
7 тысяч километров за 34 часа лётного времени."
"А в августе 1927 года на таком же Р-3, под назвнием "Наш
ответ" лётчик Семён Шестаков (...) пролетел по маршруту Москва-
Токие-Москва около 22 километров за 153 часа полёта."

"На первомаском параде 1929 года на Красной площади в числе
слушателей Академии воздушного флота я проходил торжественным
маршем перед Мавзолеес Ленина. На Лобном месте на возвышении
красовался сверкавший гофрированной металлической обшивкой
трехмоторный пассажирский самолет АНТ-9." "На этом десятиместном
самолете АНТ-9 - под названием "Крылья Советов" - М. Громов с
группой корреспондентов московских газет совершил перелет по сто-
лицам европейских государств с посадкой в Берлине, Париже, Риме,
Лондоне, Варшаве. Вся советская и мировая пресса была полна вос-
торженных похвал как самолету, так и его летчику."

"Следующим триумфом отечественной авиации был перелет летчиков
Шестакова, Болотова и механика Фуфаева на самолете АНТ-4 - 'Стра-
на Советов' - из Москвы в Нью-Йорк осенью 1929 года."
(стр.
59-60)
"В 1933 году в Одессу на гидросамолетах типа 'Савойя-Маркетти-
55' прилетели итальянские летчики во главе с генералом Бальбо.
Спустя год, в Италию с ответным визитом были отправлены три
тяжелых бомбардировщика ТБ-3 с группой летчиков, механиков,
инженеров. Экспедицию возглавляли комкоры Р. П. Эйдеман и А. И.
Тодорский. В числе членов экипажа одного из самолетов отправился
в свое первое заграничное путешествие и я. Маршрут полета: Москва
-Киев-Вена-Рим."
"К нашему прибытию итальянцы подготовили подробно разработанную
программу приемов, визитов и экскурсий по достопримечательным
местам Италии, а также по авиационным институтам, заводам и
учебным заведениям.
По этой программе, рассчитанной на 10 дней, нас начали в голово-
кружительном темпе знакомить с итальянской авиацией и достоприме-
чательностями Италии."
"Италия никогда не была передовой авиационной страной, хотя
правительство Муссолини и принимало все меры, чтобы создать нуж-
ное ему впечатление.
В те годы среди итальянских военных господствовала так называ-
емая доктрина Дуэ. Итальянский генерал Дуэ проповедовал, что
главную, решающую роль в войне играет воздушная армия. Считали,
что, если страна располагает мощной авиацией, ей обеспечена побе-
да над любым, более слабым в авиационном отношении государством."

Это Яковлев отрекается от того, что доктрина Дуэ была популярна
и в Стране Советов и что лично он был обязан своим восхождением
именно этой доктрине.
А вот Яковлев жалуется в записке Я. Э. Рудзутаку, зампреду СНК
СССР:
"...по линии общественности, в прошлом году я летал в Италию в
экспедиции т. Эйдемана, а в этом году меня посылают в Румынию для
присутствия на каких-то празднествах."

Это не к тому, что Яковлев быстровато оборзел (закапризничал,
стал отказываться ехать в какую-то там Румынию), а к тому, что
даже с Румынией Советский Союз в окрестностях 1935 года был по
большому счёту не на ножах.

"В сентябре 1935 года меня командировали на Миланскую авиацион-
ную выставку с группой советских инженеров, среди которых были
конструкторы Н. Н. Поликарпов и П. О. Сухой.
Миланская выставка 1935 года по числу участвовавших стран ока-
залась весьма скромной. США и Англия в ней не участвовали. Поль-
ша, Германия, Франция были представлены лишь несколькими фирмами.
Наиболее полным на выставке выглядел итальянский отдел. Италь-
янцы показывали самолето- и моторостроение, авиационные приборы,
все виды оборудования, вооружения, аэродромного оборудования и
даже летного обмундирования.
Италия демонстрировала почти все, что в то время производилось
на ее заводах, начиная с маленьких туристских и спортивных само-
летов мощностью 100 - 150 лошадиных сил, поражавших исключитель-
ной культурой отделки ('Бреда-79', 'Капрони'), и кончая двух- и
трехмоторными бомбовозами и пассажирскими красавцами 'Савойя',
'Фиат', 'Капрони'."
(стр. 121-123)

"Все авиационные заводы Италии сильно выросли в связи с войной
в Абиссинии. В этот период в серийном производстве на заводах
"Капрони" и "Фиат" было необычайное оживление. Однако строились
самолеты старой конструкции, четырех-пятилетней давности, чему
мы очень удивились.
Капрони объяснил нам:
- Для войны с Абиссинией более современных самолетов не требует-
ся. Зачем же зря тратить средства!
Но мы не сомневались, что, если бы и потребовались такие само-
леты, едва ли итальянцы смогли бы их выпускать. Через несколько
лет, во время второй мировой войны, это подтвердилось. Итальянс-
кая боевая авиация по скорости, высоте и вооружению, не говоря
уже о количестве, была значительно слабее авиации других стран."

Это к вопросу, насколько в районе 1935 года была сильна в воен-
ном отношении Италия.

"В 1936 году, летом, меня в числе других советских инженеров
командировали во Францию для закупки у фирмы "Рено" спортивных
самолетов 'Кодрон. Я давно мечтал побывать в Париже."

Я мечтал побывать там лет на 15 давнее.

"Я видел Рим, Берлин, Лондон, Варшаву, - ни одна из этих
европейских столиц не обладала таким обаянием и не вызывала у
приезжего такой симпатии, как Париж."

Сталинский прикормыш. Многие в СССР могли хвастаться только
увиденными лагерями и их окрестностями. В данном контексте су-
щественно, что по сути технический шпион свободно болтался по
столицам потенциальных противников, причём с легальной целью
изучать их ситуацию в авиастроении.

"Если Франция, Париж, французы оставили у нас чувство глубокой
симпатии, то знакомство с французской авиацией вызвало разочаро-
вание и даже недоумение.
Все первые съезды ученых и авиационных деятелей собирались во
Франции. Но французы постепенно утратили свое превосходство. В
1936 году, то есть за три года до начала войны с Германией, со-
стояние авиационной промышленности Франции было плачевным."


Это к теме военной угрозы со стороны Франции Советскому Союзу
в случае, если бы он решился на Большую войну 1935 года.

Выводы: Европа в первой половине 1930-х не испытывала животной
враждебности к СССР, не особо вооружалась, не намеревалась и не
была готова воевать иначе, чем с неграми, не верила в высокую
вероятность военных гадостей от Советского Союза и в общем-то
помогала ему -- по причине своей замороченности -- готовиться к
Большой войне против себя самой.