January 1st, 2020

Лишние танки и русские катастрофы

Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/T-34.htm)

В СССР начала 1990-х ситуация с танками была похожей на ситуа-
цию с ними же в 1-й половине 1941 года: было много "лишних" тан-
ков -- бесполезных из-за неподкреплённости их тем, чем было необ-
ходимо их подкреплять. Лёгших ненужным грузом на экономику и
только усугубивших трудности страны. Если в 1941 г. танки не были
поддержаны обученными экипажами, радиосвязью, эвакуаторами, ре-
монтными службами, качественным управлением, то в начале 1990-х
-- обновлённой идеологией, жилищным строительством, обилием хоро-
шей еды и т. п.

Кстати, ситуация с неподкреплённостью танков и пр. повторяется
и при "позднем Путине": новое вооружение вроде как есть, а до-
стойной идеологической базы под него нету, трудящиеся в среднем
живут не очень хорошо и в случае чего, возможно, стеной не вста-
нут, а ломанутся в разные стороны.

Профессионализация вооружённых сил мало что даёт в смысле неза-
висимости возможностей войск от ситуации в народе. Оборона страны
-- дело комплексное, и чисто военные, тем более чисто технические
средства в нём сами по себе мало что значат. Последнее слово --
всегда за массовыми кадрами: как они скажут, так скорее всего и
будет. Если кадры дружно скажут своё "фе", то случится, как в
1917 и в 1991 гг.

О многочисленных и тяжёлых мизантропских неприязнях

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/Misanthropism.htm)

Почти любой человек стремится быть подальше от сортиров, помо-
ек, разлагающихся трупов, бешеных животных, психически нездоровых
людей, носителей смертельных инфекций и т. п. Мизантроп всего
лишь расширяет этот список в соответствии со своими более высоки-
ми требованиями к защите от опасностей и вредных воздействий, к
человеческим качествам в себе и других. Если бы мизантроп как-то
устойчиво страдал физически из-за своего расширения списка непри-
язней, можно было бы утверждать, что список расширен ошибочно. Но
мизантроп, как правило, более благополучен, чем "нормальные", бо-
лее беспечные люди.

Мизантроп может ненавидеть некоторые качества и некоторые формы
поведения других людей не потому, что эти качества и формы, даже
когда они у других людей, а не у него самого, всё равно создают
для него непосредственную угрозу или причиняют ему непосредствен-
ный вред, а потому что он настраивает себя и своих родственников
против этих качеств и форм, чтобы ненароком не приобрести их. Да-
лее, как правило, мизантроп вовсе не радуется недостаткам и сла-
бостям других людей, поскольку, хотя он и может иметь от чужих
дефектов непосредственную выгоду, в конечном счёте он от них про-
игрывает -- как часть деградирующего человечества, портящего сре-
ду обитания.

Если некоторые мизантропские неприязни представляются чрезмер-
ными, надуманными, абсурдными, это может идти от неспособности
"критиков" мизантропизма смотреть в корень, экстраполировать,
рассчитывать ходы, распознавать "первые звонки". Короче, быть
следствием беспечности и глупости. Разумеется, мизантропы могут
ошибаться. Но могут ошибаться и их "критики". Кто ошибался боль-
ше, покажет время.

По большому счёту мизантропизм -- как правило, производное от
сурвивализма, настроенности на борьбу за выживание. Сурвивалист
приходит к мизантропизму, как только обретает способность мыслить
широко. Начинаешь с комплектования себе "аварийного набора" и с
постоянного ношения складного ножика, но если не останавливаешься
на этом, то однажды упираешься в следующее обстоятельство: если
не разделять людей на "высших" и "низших", то не получится толком
ни объяснить человеческий мир, ни выжить в нём.

Критические портретики: про маршала Шапошникова, избежавшего ответственности

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/Critical_Miniatures.htm)

ШАПОШНИКОВ Борис Михайлович (1882-1945).

Один из наиболее почитаемых российскими ура-патриотами деятелей
в военной истории СССР, хотя по справедливости он, возможно, дол-
жен быть одним из наиболее проклинаемых.

Мемуаристка Лидия Норд (по-настоящему Ольга Алексеевна Оленич-
Гнененко) в книге "Маршал Тухачевский" передаёт слова оного:
"Возьмем уважаемого Бориса Михайловича Шапошникова с его 'свет-
лой головой и кристальной душой'. Каким образом он сумел, будучи
полковником Генерального штаба и перейдя на службу к красным,
соблюсти невинность? Не знаешь? А я-то знаю. И потому не уважаю
его. Так вот эта 'кристальная душа', встречаясь, после своего пе-
рехода к большевикам, со своими старыми сослуживцами и с некото-
рыми генералами из чужого лагеря, давала им понять, что она-де
'вовсе не сочувствует 'красной сволочи', а ведет подготовку внут-
реннего переворота. А те доверительно сообщали это другим и гово-
рили: 'Идите к Шапошникову - это один из порядочнейших офицеров'.
Потом он из этого положения выкрутился лисой - 'видите, власть
теперь так окрепла, что мы уж ничего поделать не можем, приходит-
ся вопреки своим убеждениям служить ей'. А у него никаких 'убеж-
дений' не было и нет. Служить он может кому угодно, лишь бы у не-
го было положение и та же любимая работа. Работник он отличный,
знания и военный талант у него есть. Но в главнокомандующие он не
годится - он кабинетный Наполеон."


Шапошников был одним из очень немногих, к кому Сталин обращался
по имени-отчеству, а не "товарищ такой-то". Это-то и насторажива-
ет особенно.

Родился Шапошников в семье мелких служащих. Не дворян. В 1901-
1903 гг. осваивал азы в Алексеевском военном училище, в 1907-1910
годах -- в Николаевской академии Генштаба (однокурсник барона
Петра Врангеля). С 1914 г. воевал на адъютантских должностях. В
октябре 1914 года был контужен в голову (но, может быть, не силь-
но). С ноября 1915 г. -- начальник штаба бригады, потом дивизии. С
сентября 1917 года -- полковник, командир 16-го гренадерского Мин-
грельского полка. В 35 лет, но назначение было "революционное".

В 1928-1931 гг. -- начальник Штаба РККА. Это как "сбылась мечта
идиота" у Остапа Бендера: была занята высшая штабная должность в
стране (дальше расти было можно разве что до начштаба РККА все-
мирного СССР). Почему Шапошникова сняли с этой должности и пони-
зили до уровня командующего войсками Приволжского военного округа
-- непонятно. Очень возможно, что это было связано с подготовкой
к гипотетической Большой войне 1935 года: Шапошников не одобрил
концепции Тухачевского или что-нибудь в этом роде.

С 10 мая 1937 г. -- снова начальник штаба РККА, ставшего уже
ГЕНштабом. С 7 мая 1940 г. -- Маршал Советского Союза. В августе
1940 года по состоянию здоровья был снят с поста начальника Ген-
штаба и назначен заместителем наркома обороны СССР по сооружению
укреплённых районов. С 10 сентября 1939 года по 9 апреля 1941
года -- член Комитета обороны при СНК СССР. С 10 июля 1941 г. --
член Ставки ВГК. С 29 июля 1941 г. -- снова начальник Генштаба
РККА. Был снят с этого поста 11 мая 1942 года после разгрома
Крымского фронта под Керчью. С мая 1942 года по июнь 1943 года --
заместитель наркома обороны СССР. В июне 1943 года был назначен
начальником Военной академии Генерального штаба. Помер от тубер-
кулёза и/или от рака желудка 26 марта 1945 года.

Сохранилось фото 1907 года, на котором Шапошников -- с бородён-
кой и провокационными усами торчком в стиле германского императо-
ра Вильгельма II. Наверное, сбрил их потом, чтобы ненароком не
получить за них по физиономии. Если он своими специфическими тог-
дашними усами посылал кому-то мессидж, то возникает вопрос: кому
и какой.

Нестандартность волосяного покрова на голове присутствовала у
Шапошникова и позже: он делал пробор посереди головы -- как Гри-
горий Распутин. Такой тип причёски был распространён среди попов
и трактирных половых, но не среди военных и членов ВКП(б).

Носил под одеждой иконку ("ладанку"), но, может, делал это что-
бы выглядеть перед Сталиным менее опасным человеком.

Будучи начальником Генштаба РККА, называл подчинённых "голубчи-
ками" и проявлял обращении мягкость, но любил порядок и дисципли-
ну.

Немецкие генералы называли фельдмаршала Вильгельма Кейтеля
Лакейтелем, имея в виду чрезмерную покладистость оного перед
Гитлером. Что-то подобное -- чрезмерная покладистость (на грани
услужливости) -- похоже, имело место и у Шапошникова перед
Сталиным.

"Мозг армии" в 3-х книгах (1927-1929 гг.) -- произведение куль-
турное, но не особо умное (не гениальное), хоть и писанное глад-
ко, в академичном стиле. И оно скорее вредное, чем бесполезное.
Катастрофой 1941 года мы отчасти обязаны как раз ему: не та кон-
цепция была впечатана в руководящие мозги.

Воспоминания Шапошникова -- информативные, очень хорошо напи-
санные, отрываться от них трудно, вот только появлялись они на
свет, когда война шла. А по-хорошему ж в то время надо было мак-
симально мобилизоваться внутренне на производство идей, менее
опосредствованно работающих на нашу победу.

Ещё очень подозрительным показалось вот это: "По предложению
Б. М. Шапошникова в 1942 году был создан специальный отдел, кото-
рый обобщал опыт войны и заботился о том, чтобы он вполне исполь-
зовался в войсках. Впоследствии этот отдел был развёрнут в управ-
ление. Совместно с Военно-историческим отделом Генерального шта-
ба это управление заложило основу научной разработки истории Ве-
ликой Отечественной войны." (Шапошников Б. М. "Воспоминания.
Военно-научные труды", М., 1982, "Предисловие, стр. 27-28) Я эту
идиллию понимаю так: некоторые торопились затереть следы своих
просчётов, приведших к катастрофе 1941 года.

Шапошников...

- не смог или даже отчасти не захотел нейтрализовать вредите-
ля Тухачевского;

- должен был ответить за армады бесполезных самолётов и тан-
ков, наклёпанных к 1941 году;

- загадочно нахомутал с "линией Сталина";

- был весьма причастен к тому, что война с белофиннами в 1939-
1940 гг. шла медленно и с большими потерями, из-за чего у
немцев усилился соблазн напасть на СССР;

- был при делах накануне катастрофы 22.06.1941, так что должен
был нести за неё прямую ответственность, может, даже побо-
лее, чем Сталин, который профессионалом в военных делах всё-
таки не был и военной должности в Генштабе не занимал.

Про войну с белофиннами. Якобы воевать пришлось из-за того, что
белофинские дальнобойные орудия (а они были?) в принципе имели
возможность обстреливать Ленинград, а Балтийский флот имел потен-
циальные трудности с выходом из Финского залива в Балтийское мо-
ре. То есть, причиной войны якобы вовсе не было стремление Стали-
на подарить финнам социализм своего образца. Попытка всё-таки
сделать подарок (в виде правительства Отто Куусинена) якобы была
опционной: предпринятой заодно и на всякий случай.

Эта война была огромной политической ошибкой, но и с чисто во-
енной стороны Советский Союз показал себя далеко не лучшим обра-
зом: лишь взяв числом, добился чего-то, что с натяжкой можно
назвать победой. А с этим -- уже к Шапошникову. А немцы ведь всё
это видели и делали выводы, аукнувшиеся летом 1941 года.

"Географическая обездоленность" СССР в районе Финского залива
была шита белыми нитками. Даже если бы угроза со стороны Финлян-
дии была реальной, проблема вполне решалась без военных действий.
Надо было:

- перестать наращивать промышленность и население Ленинграда
(это заодно уменьшило бы и тяжесть последствий наводнений
там);

- наполнять Финляндию своей агентурой, в том числе агентурой
влияния (советские люди наверняка ехали бы в Финляндию охот-
но);

- в крайнем случае наставить дальнобойных орудий на границе с
Финляндией в районе Ленинграда для подавления вражеских
артиллерийских батарей, а ещё держать наготове "силы быст-
рого реагирования" для десантирования в Хельсинки.

Сколько бы это ни стоило, это было много дешевле войны.

С какого рожна не считать Шапошникова частичным виновником
ВСЕГО непотребства (от стеклянных фляжек до расположения войск в
приграничных западных военных округах в июне 1941 г.), которое
имело место в РККА в то время, когда он был начальником Генштаба?
Если за что-то он не отвечал по должности, то он мог ведь осторо-
жно и вежливо высказывать свои критические мнения другим военным
вождям. Тем более что пользовался особым доверием Сталина. Если
бы существовали документы, свидетельствующие о том, что Шапошни-
ков вносил важные дельные предложения, а Ворошилов с Будённым их
отвергали, тогда да, Шапошников был бы чистым.

Русская катастрофа 22.06.1941 случилась "по Шапошникову", а не
вопреки ему. И эта катастрофа была тем более позорна, что неза-
долго до этого случились французская катастрофа 10 мая 1940 года
и польская катастрофа 1 сентября 1939 года, так что было из чего
делать штабные выводы.