December 7th, 2019

Союзники СССР в Большой войне 1935 года

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/Great_War_of_1935.htm)

По-видимому, Германия в начале 1930-х рассматривалась как есте-
ственный союзник СССР в Большой войне 1935 года. Во всяком слу-
чае, на первом её этапе. А если не союзник, то не-вполне-союзник
или просто дружественное или хотя бы устойчиво нейтральное по от-
ношению к СССР государство, что тоже немало. Нападению на Польшу,
Румынию, Балканы, Францию, Италию и т. п. ущемлённая Версальским
договором Германия не мешала бы никак, а интерес её в изнурении,

ослаблении, а то и унижении своих бывших победителей был большой.
В качестве второго (после Германии) естественного союзника СССР
в Большой войне 1935 года, похоже, рассматривалась... Турция. Во
всяком случае, СССР и Турцию связывало в 1930-е довольно обширное
военное сотрудничество. И Турция ведь тоже была из проигравших в
Мировой войне -- ущемлённых в послевоенном мире и мечтавших о
реванше.

Независимо от того, кто в Большой войне 1935 года брал бы верх,
Германия и Турция были бы в плюсе: как неучаствующие, они могли
бы наживаться на поставках воюющим державам, вымогать уступки се-
бе, спокойно выбирать сторону, к которой под конец присоединить-
ся, а то даже планировать нападение на истощённого победителя.

О сотрудничестве СССР с турками попалось на глаза, к примеру,
следующее:

"В 1934-1936 годах Эйдеман бывал в поездках за границей. В ок-
тябре-ноябре 1936 года он, возглавив делегацию Осоавиахима, посе-
тил Турцию. 25 октября делегация присутствовала там на националь-
ном празднике. Эйдеман, как вспоминает Л. Г. Минов, сидел в ложе
президента Ататюрка Кемаля. Когда Баян Сабиха -- первая в Турции
женщина-пилот, освоившая в Советском Союзе высшие формы планерно-
го искусства, -- демонстрировала в воздухе сложные фигуры, Ата-
тюрк был в восторге от смелого и безукоризненного пилотажа
Сабиха."

"Кемаль Ататюрк в знак дружбы советского и турецкого народа и
за помощь в обучении турецких юношей и девушек авиационному делу
подарил Роберту Петровичу золотой портсигар, на крышке которого
изображён самолёт, выложенный из изумрудов. На портсигаре латинс-
ким шрифтом были выгравированы слова 'ЭЙДЕМАНУ. АТАТЮРК. 25.X.
1936, АНКАРА'."
(Панков Д. В. "Комкор Эйдеман", стр. 98-99)
Заметим, что в 1936 г. уже ПОДВОДИЛИСЬ ИТОГИ сотрудничества.

Осоавиахим, Эйдеман, Сталин и Большая война 1935 года

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/Great_War_of_1935.htm)

Масштабнейшая подготовка к войне 1935 года (а к чему ещё?) осу-
ществлялась со стороны Осоавиахима.

Осоавиахим ("Общество содействия обороне, авиационному и хими-
ческому строительств") существовал в 1927-1948 гг. Потом выродил-
ся в ДОСААФ.

Осоавиахим в 1930-е -- далеко не то же, что ДОСААФ времён Бреж-
нева.

В 1932 г. на руководство Осоавиахимом был брошен Роберт Петро-
вич Эйдеман (1895-1937) -- гиперактивный военный деятель, карье-
рист, герой войны с Врангелем.

Назначение комкора (= командира корпуса) Эйдемана на руководя-
щий пост в общественную организацию было не ссылкой, не понижени-
ем в статусе, а, надо понимать, наоборот, важнейшим заданием, по-
тому что Осоавиахим производил огромную массу почти готовых сол-
дат, владевших сложными военными специальностями: снайпер, лёт-
чик, парашютист, танкист, радист и т. п. Обучение осуществлялось
"без отрыва от производства", то есть, в личное время молодых
людей, определённых на заклание ради всемирной победы социализма
сталинского образца.

О том, насколько серьёзно и размашисто шла работа в Осоавиахиме,
говорит сам Эйдеман:
"Я скажу только, что если бы я в гражданскую войну имел в своём
распоряжении армию, которая была бы вооружена так, как сегодня
вооружены наши осоавиахимовцы (а мы считаем, что дело у нас ещё
плохо), то я был бы счастливым человеком в гражданскую войну."

(Панков Д. В. "Комкор Эйдеман", стр. 96)
(Обратим тут, кстати, внимание на "если бы я имел в своём рас-
поряжении армию" и "я был бы СЧАСТЛИВЫМ ЧЕЛОВЕКОМ в ГРАЖДАНСКУЮ
ВОЙНУ": Эйдемана определённо пора была репрессировать.)

Там же у Панкова, о состоянии Осоавиахима на конец августа 1935
года (стр. 93):
"Организация насчитывает свыше 13 млн. членов."
"В 1935 году через учебные пункты и осоавиахимовские лагеря
прошло прошло допризывную и вневойсковую подготовку около 1 млн.
человек."
"В 1935 году Осоавиахим располагал уже 140 аэродромами, насчи-
тывавшими 1 тыс. самолётов. Большое развитие получил парашютный
спорт. В этом же году совершили прыжки с парашютом 20 тыс. чело-
век, причём 3 тыс. из них прыгали пять и более раз."


Эйдеман, наверное, был очень нехороший человек большевистского
типа: всякой бочке затычка, любитель заседать, произносить речи.
Терроризировл военных специалистов марксистским подходом. Правда,
в Осоавиахиме большой полководческий или военно-строительский
талант и не требовался: важны были демагогические способности и
настроенность "закручивать гайки".

Эйдеман -- ни разу не еврей и даже, вроде, не немец, а латыш.
Из молодых да ранних. В царской армии получил звание прапорщика
как человек с незаконченным высшим образованием по лесоводческому
профилю. Во время Первой Мировой войны почему-то не повоевал да-
же, а был сразу направлен в Сибирь -- на подготовку солдатских
кадров.

У Льва Троцкого Эйдеман как руководящий кадр был во второй
обойме, где-то на уровне Чапаева (в первой обойме находились
Тухачевский, Фрунзе, Уборевич и др.).

Для командирского успеха в Гражданскую войну наиболее важными
качествами были высокий рост, крепкое телосложение, зычный голос,
верность делу революции, решительность, бесцеремонность, готов-
ность расстреливать, но Эйдеман наверняка что-то умел и как воен-
ный, потому что небольшую офицерскую подготовку он таки успел
получить.

К середине 1930-х Эйдеман -- начавший зажираться советский ие-
рарх с наеденной шеей; с неимоверным стремлением руководить и по-
учать в марксистском ключе; с графоманской наклонностью средней
тяжести. Как поэт, Эйдман на меня впечатления не произвёл, а вот
его книга "Армия в 1917 году" вполне читабельна (правда, посколь-
ку автор был при должности, то не известно, какая доля качества
была обеспечена книге редакторами, соавтором В. Меликовым и воз-
можными "литературными помощниками").

Под фигуральный нож сталинских репрессий Эйдеман пошёл в 1937
году за милую душу: его подвели молодость, гиперактивность, марк-
систская трескучесть (она выдаёт политические амбиции), учёба в
академии немецкого Генштаба, внушительный вид, лидерские манеры,
а также наверняка посвещённость в "тайну 1935 года", о которой
вот этот самый текст. То есть, знание об эпическом позоре Вождя
(даже если "идеологом" и "двигателем" проекта был по преимуществу
Тухачевский, основная ответственность всё равно ложилась на Ста-
лина).

Эйдеман был из когорты усвоивших, что власть не дают -- власть
берут. Сталин "зачистил" его в числе таких же, чтобы однажды не
оказаться "зачищенным" самому: вождь народов-то с возрастом начал
слабеть, а Эйдельманы и Тухачевские, наоборот, к середине 1930-х
заматерели, привыкли к высоким должностям, снюхались между собой,
обзавелись косяками младших соратников, стали воспринимать себя
как "элиту", вальяжничать. Опасность от них была для Сталина
велика независимо от того, какие конкретные признаки заговора
обнаруживались. Тем более, что в 1935 году Акелла промахнулся в
очередной раз -- и снова очень по-крупному (профукали ведь уйму
ресурсов на подготовку к Большой войне, а подготовка не удалась).
В общем, пришла пора отправлять Эйдеманов на убой.

Эйдеман был не уникальный, а наоборот, довольно типичный коман-
дирский кадр Страны Советов. После провала плана Большой войны
Сталин, надо думать, посмотрел на своих полководцев более крити-
ческим взглядом и пришёл к выводу, что заговор и военный перево-
рот они потянут, а серьёзную войну -- нет: не та школа, не тот
опыт ("десять винтовок на весь батальон, в каждой винтовке по-
следний патрон"), не те поведенческие установки.

Своими репрессиями против комсостава в 1937 году Сталин дости-
гал следующего:
- избавлялся от почти состоявшихся заговорщиков;
- наказывал за провал плана Большой войны 1935 года;
- ликвидировал знавших о плане Большой войны 1935 года:
заметал следы своего провала;
- освежал, бодрил и дисциплинировал командный состав.

С репрессиями он, конечно, перестарался, но что-то делать в
этом направлении было надо.

То есть, факт репрессий против комсостава в 1937 году не только
не противоречит гипотезе о существовании замысла Большой войны
1935 года, но скорее немножко даже говорит в её пользу: с учётом
этой гипотезы репрессии против комсоства выглядят менее абсурдны-
ми.

Эйдеман, как и Тухачевский, -- был весьма способный выскочка.
Правда, их способности были подходящими только для того, чтобы
выскочить, но не годились для того, чтобы после выскакивания де-
лать что-то особо полезное и сложное, посильное только очень не-
многим даже на очень высоких должностях. То, что Эйдеман и Туха-
чевский делали после своего выскакивания, было по плечу очень
многим на их месте. Кстати, Сталин, наверное, отчасти потому и
пошёл на расходование Эйдеманов, что понимал лёгкую заменимость
их.