November 19th, 2019

Являлся ли Юлиан Семёнов коммерчески успешным писателем или там было что-то другое?

(Добавление сюда: http://samlib.ru/b/burxjak_a_w/semenov.shtml)


"Юлиан Семёнов - писатель неплохой"

Точнее, бойкий. Ориентировался исключительно на конъюнктуру.
Коммерческо-пропагандонский феномен, не более того. Некоторые
писатели в то время таки "шли в лагеря", а этот славил Дзержинс-
кого.

"Крах перестройки был для Семёнова трагедией."

Разумеется, поскольку часть "нажитого непосильным трудом" он
хранил в рублях. Но ничего, в отличие от большинства, он быстро
нашёл новые возможности, тем более что поток доходов от переиз-
даний у него не иссяк.

"Если гений снискал народную любовь, пусть народ его и защища-
ет."

Так по-вашему, он не циничный прикорытный халтурщик, набивший
руку на клепании ширпотреба в специфических советских условиях? А
может, Вы просто не перечитывали его по Вашем выходе из вьюношес-
кого возраста?

"Это писатель своего времени, не самый худший, все же куда луч-
ше скучной секретарской прозы начальников Союза Писателей. Он -
коммерческий автор, ориентированный на продаваемость, что вовсе
не плохо (и да, он куда безвреднее всяких там Достоевских). Но в
СССР он был переоценен, так как коммерческих авторов Запада изда-
вали там мало. За пределы своей эпохи Семенов не вышел, читателям
2010-х годов он уже мало интересен. Как и Высоцкий, он чисто со-
ветское явление, его сильные и слабые стороны связаны с его вре-
менем - и без контекста времени не представляют особого интереса,
кроме чисто ностальгического (вот был такой много издаваемый
писатель в 70-80-х годах)."

Мы не противоречим друг другу. Уточним только, что коммерчески
успешными в СССР могли быть и другие советские писатели -- весьма
востребованные в то время и далеко не совсем забытые даже сего-
дня. Но публиковали не их -- и не заграничных титанов типа Конан
Дойля -- а "скучную секретарскую прозу" и скороспелки прикорытно-
го пронырливого Семёнова, наладившего пропих своих мастерписов по
еврейскому, гэбэшному и семейному каналам.

Вот некоторые вещи в список недоизданного советского в СССР:
- ряд книг Валентина Пикуля;
- ряд книг Александра Беляева;
- "В августе 44-го" Владимира Богомолова;
- "Волшебник изумрудного города и др. книги Александра
Волкова;
- "Приключения капитана Врунгеля" Андрея Некрасова;
- "Приключения Карандаша и Самоделкина" Юрия Дружкова;
- и т. п.

Это не говря уже о тех произведениях, про существование кото-
рых мы даже не узнали, потому что слишком протискивался Семёнов.

То есть, альтернативных авторов такого же, а то и лучшего,
литерурного качества в СССР хватало, а так называемый Семёнов
был очень "коммерческим" и очень "успешным" не столько в силу
превосходства своей прозы, сколько в силу своей пролезучести,
моральной раскрепощённости и выгодной женитьбы.

Лично я таких писателей отвергаю из принципа (ну, или из вред-
ности и т. п.: уж кому что мерещится). Поскольку литература суще-
ственно избыточна, я никак себя при этом не обедняю.

Далее, вполне ли применимо понятие "коммерческий" к случаю
"Семёнова"? Коммерция -- это когда фигурально выходишь на рынок и
орёшь: ["Кому апельсины, кому витамины?!"] "Кому Штирлица, кому
майора Вихря?!". А рядом орут такие же писатели, как ты. У Юлиа-
на же вашего свет Семёныча, который женитьбой на дочке секретаря
Союза писателей СССР пробился в литературные князьки, было ско-
рее всего лишь получение готового удела в кормление. Коммерчески
успешным, востребованным не благодаря втюхам и захватам, был в
СССР, к примеру, невыездной трудоголик Валентин Пикуль, а Семёно-
ва попробуй ещё не опубликуй, не экранизируй. Конкурировал он
только с другими литературными князьками.

"Если наряду с Семёновым перечитать Льва Овалова, то станет
понятно, что для своей темы ('про шпионов') Семёнов был настоящим
подарком небес."

Лев Овалов провёл 10 лет в лагерях за свои произведения, а Се-
мёнов -- в вожделенных заграницах.
Помимо Семёнова, в СССР строчили о разведчиках и другие писатели.
Сравнить, кто из них был хуже, -- тема для меня неподъёмная.

"Я бы его сравнил с восточным немцем Гарри Тюрком. Тот тоже пи-
сал кучу романов и исторической публицистики, в основном, о вой-
нах в Юго-Восточной Азии, где коммунисты (вьетконговцы, хуки и
пр.) всегда были хорошие, а их противники плохие. Но при этом -
интересные сюжеты и куча информации, к которой без него у ГДРов-
ских читателей не было бы доступа. Так что, вопреки идеологиза-
ции, люди все же могли узнавать что-то об этих самых войнах, не
самых известных для восточных немцев. Таким образом Тюрк делал
полезное дело. И Семенов тоже делал полезное дело. Но он переоце-
нен, и он остался в своем времени. Сейчас он особо не нужен."

Почему мой тюркский друг нахваливает Гарри Тюрка, можно легко
догадаться с 15 раз. Тюрка я обсуждать не буду, поскольку только
что вот узнал о его существовании, да и не хватит меня на всех.

Про адекватность показа Семёновым "спецслужебной" работы, Гер-
мании и т. п. как раз мои статьи. Кто будет изучать всякое такое
"по Семёнову", тот рискует серьёзно влипнуть в мире реалий.


"Кстати, о Геббельсе есть в Сети неплохая книжка его адъютанта
во время войны Вильфреда фон Офена "Кем был Геббельс? Портрет с
близкого расстояния". И Геббельс там выходит гораздо более
интересной и сложной фигурой, чем в плоском романе Семенова. Надо
честно сказать: популярность Семенова и Штирлица основана не на
его книгах, а на фильме Лиозновой, на актерах, на композиторе
Таривердиеве, и на том, что других фильмов подобного рода не
было. Современные молодые люди вряд ли будут восторгаться этим
фильмом. Как шпионский детектив он слишком затянут и нединамичен,
а как источник информации все эти "информации к размышлению" не
выдерживают никакой критики."

Вот с этим я согласен (кроме "слишком затянут": наоборот, мно-
гие страдают от того, что любимый сериал быстровато заканчивает-
ся).

Не лишь бы какой Кишинёв

Истинно русские человеки любят рассказывать сами себе, какие
молдаване тупые. Почти такие же тупые, как чукчи, и, может, чуть
менее тупые, чем грузины. Какие ни есть, а Кишинёв отстроен срав-
нительно хорошо (Тбилиси, кстати, тоже). Не знаю, какая там ситу-
ация за Волгой, а для города, по которому прокатилась Вторая Ми-
ровая война, он смотрится и исторично, и эффектно. И, кстати под-
держивается в порядке: улицы довольно чистые, граффити мало, об-
щественный транспорт ходит часто, по расписанию, и оно даже выве-
шено на остановках этого транспорта.

Кстати, одна прекрасная молдаванка, украинка по матери, поде-
лилась со мной следующей информацией касательно обновления киши-
нёвской застройки: в школе ей впаривали, что Кишинёв поразрушали
румыны с немцами, а в процессе "перестройки" всплыло, что, как и
в случае с Минском, бомбили город в основном свои, освободители.

И ещё про застройку, от того же любезного инсайдера: истинно
русские люди мусолят пропагандему, что в Кишинёве при румынах (=
в Межвоенье) почти ничего не строилось, а истинные молдаване на
это отвечают, что строить не было необходимости, потому что всё
нужное было уже обеспечено ещё до революции, в основном при заме-
чательном городском голове немце Карле Шмидте (1846-1928), управ-
лявшем городом в 1877-1903 гг. (Википедия: "Этот период был от-
мечен значительным развитием городской инфраструктуры, архитекту-
ры и промышленности"). Карл Шмидт -- великий человек Кишинёва.
Кишинёв при нём обрёл "историческое лицо".

Я пять дней искал в Кишинёве признаки недоразвитости и упадка.
Как же, у молдаван ведь нет своего товарища Пу, осчастливиливате-
ля народов, и своего товарища Лу, поднимателя промышленности с
колен, а истинно русские люди посъезжали отсюда в Приднестровскую
молдавскую республику или ещё дальше. И я ведь немножко таки
подозревал, что молдаване тут "плачут, богу молятся, не жалея
слёз". А у них, оказывается, туристических агентств немеряно. Да
и заграничные путешественники Молдавию не совсем обходят. Скажем,
я ехал в Бутучены в одном микроавтобусе с парой трепливых
итальянцев и юной... бразилькой, путешествовавшей по Южной Европе
седьмой месяц (мне бы так). Чего уж там, добавим к этой
микроавтобусной статистике и меня -- как бы тоже не вполне себе
аборигена.