September 25th, 2019

О лично мне недоступной романтике войны (навеяно Лимоновым и Киплингом)

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/Critics.htm)

Разумеется, я в курсе того, что к примеру, на такой войне, как
советско-афганская 1979-1989 гг. по меньшей мере половина будущих
как бы ветеранов рисковала не более, чем я поздно вечером у себя
на районе: кто-то чертил схемы в штабах, кто-то перекладывал под-
штанники в каптёрках, шустрил по продовольственной части, обстре-
ливал кишлаки с закрытых артиллерийских позиций, бомбил те же ки-
шлаки с высоты в несколько километров и т. д. -- и наслаждался
двойным окладом и потрясающим заграничным шоппингом, а позже --
разными льготами. Всегда ведь кому война, а кому мать родная.
Романтика... Такие "ветераны" потом больше других ноют: войну бы
очередную, всё равно с кем, хоть с хохлами, хоть с грузинами, за
Россию, за Империю, за чёрта лысого, лишь бы на прежних условиях
-- в каптёрке, в штабе и т. д. Но я говорю не про подобных "во-
як", а про "тонкую красную линию". На любой войне она есть, если
солдаты ещё не начали брататься с "врагами" -- с "тонкой красной
линией", располагающейся напротив.

Если мне вдруг стукнет в голову попроситься на какую войну,
меня ведь не в каптёрку пристроят (все безопасные и хлебные места
на любой войне расхватаны "профессионалами" и "блатняком"), а от-
правят в эту самую "линию" сражаться за чужие льготы (до своих я
там вряд ли доживу, по крайней мере, со всеми частями тела), а
если передумаю умирать за тыловую сволочь (= намерюсь свалить) --
объявят дезертиром и расстреляют.

Таков расклад. Поэтому я очень придирчив к качеству войн и пока
что не нашёл войны, подходящей мне по параметрам. Если вообще не
найду -- фиг с нею. И молю на досуге Аллаха, чтобы затеянная дура-
ками война сама меня не нашла.