September 18th, 2019

Эдуард Лимонов и романтика войны

Романтика войны -- это у карателей и устроителей этнических
чисток (коими сербы как раз немало занимались в Боснии), посколь-
ку вероятность пострадать при этом самим невелика, окопов рыть
не надо, караульная служба -- по боку, стреляй, в кого хочешь.
Наёмники на сильно рискованные дела не подписываются.

У 300 спартанцев никакой романтики войны не было, а была вер-
ная и скорая смерть по необходимости. И у камикадзе никакой ро-
мантики войны не было, а была боль за страну и был приказ совес-
ти. И вообще, романтики войны не было у 99% её героев, а были
ужас, боль, лишения, хроническая усталость, реальное сострадание
до слёз (а не дежурное "сочувствую"), умирающие лучшие друзья с
вывороченными кишками и столкновение острого желания жить с не-
приемлемостью прятания за чужие спины.

А "романтик войны" Лимонов на самом деле глубоко прячет свой
"комплекс неполноценности" по поводу чего-то там. И пытается
преодолеть этот "комплекс" через насилие -- по большей части не
собственноручное (хотя кто его знает), а спровоцированное и во-
ображаемое (после реального долго в живых и на свободе не похо-
дишь). Может, его в детстве избивали и насиловали старшие маль-
чики во дворе, и он грезил о том, как будет убивать их из писто-
лета.

Романтика войны -- ни фига себе! Один раз прокатился в тёплую
погоду на БТР на какую-то карательную акцию и вообразил себя
ландскнехтом и "человеком Киплинга". Настоящие человеки Киплинга
-- это "грязь коростой на обмотках мокрых", "вгонял нас в пот
Хайберский перевал", "нас дуриком за милю щёлкал бур" и "нам не
дожить до блёванной победы".

Я сам был "молодым зверюгой" с пистолетом, но впечатление от
НАСТОЯЩЕЙ военной службы -- как от кошмара. Служить мне не нрави-
лось, мне нравилось быть офицером и примерять к себе "романтику",
а в реальности приходилось работать на износ в грязи, под дождём,
на жаре и на холоде, неоднократно спать возле дизеля, который за-
менял печку и который надо было прогревать несколько раз за зим-
нюю ночь. Я пару сапог снашивал за полгода. Один раз я даже вшей
выводил. Вот так защищается Родина. А ведь ещё даже войны не бы-
ло (для моего полка, во всяком случае), упаси от неё Аллах. Как
только оттикали часики, я радостно выскочил из армии, как пробка
из бутылки шампанского, но руки некоторое время ещё слегка
тряслись.

Романтик хренов выискался... Сначала научись надевать противо-
газ за 7 секунд, разбирать-собирать автомат Калашникова с закры-
тыми глазами, а главное -- коечку застилать, конечно.

В бандитских и полубандитских формированиях -- это да, роман-
тика: выпили, закусили, изнасиловали, постреляли в безоружных,
поиздевались над кем-нибудь всласть под предлогом защиты право-
славных ценностей или хоть чего-нибудь, и никаких тебе учений,
никакой караульной службы. Потом, правда, Гаагский трибунал, если
повезёт. А если не повезёт, то американский рейнджер прирежет.
Он, разумеется, не романтик, а задрюченная бесконечными учениями
"шестёрка" на службе американского империализма, но резать умеет
хорошо.