August 10th, 2019

Гитлер versus Сталин

(Добавлено сюда: https://streithahn.livejournal.com/)

Если присмотреться непредвзято, то окажется, что даже Адольф
Алоизович местами выглядит лучше Иосифа Виссарионовича:

1. Гитлер не расправлялся с конкурентами (по сути у него их внут-
ри партии не было). Кроме Рема со товарищи, никто за внутри-
партийную оппозиционность Гитлеру своей жизнью, вроде, не за-
платил.

2. Гитлер, как правило, не убивал даже своих немецких врагов, а
только отправлял их в концлагерь, где они гибли в основном от
"перегибов на местах". Ожесточение пошло с лета 1941 г., но и
тогда враги умирали больше от постепенного общего оскудения
воюющей страны. Скажем, Эрнст Тельман дотянул в концлагере с
1933 г. аж до августа 1944 г., когда всё же был расстрелян,
чтобы не стал лидером послевоенной Германии, и вряд ли ему
сохраняли жизнь так долго на всякий случай. И вообще, Гитлер,
к примеру, заявлял, что лучшие нацисты получаются из бывших
коммунистов (немецких). Правда, у Гитлера был тяжёлый евгени-
ческий заскок на евреях, цыганах и сталинских комиссарах. И
лагеря смерти для них были (и не совсем только для них), ну
так он же за это и был зачислен в чудовища, а Сталин за похо-
жее -- почему-то нет.

3. То, что Георгий Димитров был оправдан на "Лейпцигском процес-
се" в 1933 г., -- по сути не поражение нацистов, а невольная
демонстрация ими своей приверженности закону. Из 4-х человек,
проходивших по делу о поджоге, трое были оправданы и вскоре
вышли на свободу, четвёртый, Ван дер Люббе, признал свою вину
(не под пытками) и был казнён. На московских судебных процес-
сах против "врагов народа" такой низкий процент смертных при-
говоров был невозможен.

4. Йозеф (Зепп) Дитрих, обергруппенфюрер СС, однажды в 1945-м
после несправедливого гнева фюрера на 6-ю танковую армию СС
сложил свои награды в ночной горшок и отправил его Гитлеру.
И после этого остался не только жив, но вдобавок при своей
должности. У Сталина такая "критика", случись она, закончи-
лась бы уничтожением храбреца вместе с его семьёй (убивали
и за более вежливую).

5. О вероломстве Гитлера в отношениях со Сталиным -- см. кн.
Владимира Резуна "Ледокол". Надо было быть очень наивным,
чтобы не ожидать нападения от соседа, собравшего у твоей
границы армаду танков и самолётов, пригревшего Комунистичес-
кий интернационал и т. д.

6. У Гитлера хотя бы хватило ума напасть первым. А что у него
"не было никаких шансов" даже в случае нападения первым, не
было ясно аж до конца 1942 года, да и в дальнейшем оставались
большие сомнения.

7. Гитлер массово уничтожал чужих (не немцев), Сталин -- вдоба-
вок своих (русских, грузин и т. п.).

8. Массовое уничтожение у Гитлера имело место в военное время,
у Сталина -- и в мирное тоже.

9. Гитлер не пил и не курил, даже тайно под одеялом.

10. Гитлер в национал-социалистической революции был лидером,
Сталин в социалистической -- на подхвате. Гитлер, можно ска-
зать, сам создал свою партию, Сталин -- можно сказать, при-
брал к рукам партию, созданную Лениным. ("Можно сказать",
потому что партия -- это скорее продукт коллективного твор-
чества.)

11. "Майн кампф" хотя бы можно читать, не впадая от него в сон
(впрочем, у кого как, да и хороший сон -- в радость).

12. Гитлер честно высказал своё отношение к евреям, так что они
хотя бы могли догадываться, чего опасаться. Сталин же с ними
хитрил.

13. Если бы Гитлер исчез в 1938 году, он остался бы в истории
одним из величайших героев немецкого народа. А если бы Сталин
исчез в 1938 году, он остался бы творцом "голодомора", коллек-
тивизации, раскулачивания, архипелага ГУЛАГа, липовых судебных
процессов и репрессий 1937 года. Позже всё это перекрыла в глазах
многих пиррова победа под его руководством в войне, начавшейся
по его вине.

Как воевали при Сталине

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/CRP/Stalin.htm)

Обделавшегося с танками и самолётами доку Тухачевского сменил
у Сталина дока Шапошников. Если у первого, расстрелянного доки
заскок был на "войне моторов" и безоткатных пушках, то у второго,
нерасстрелянного -- на плане мобилизации и "мозге армии". Второго
доку Сталин уважал настолько, что обращался к нему по имени-отче-
ству, а не "товарищ Шапошников".

Вред от второго сталинского доки менее очевиден, чем от перво-
го, но и он огромен: выбор военных практиков у Сталина получался
много лучше, чем выбор военных теоретиков.

Шапошников готовился, как говорится, к прошедшей войне. Его ве-
ликая идея фикс, которую он мусолил на разные лады за неимением
других великих идей, -- это что война начинается с объявления мо-
билизации, а не с объявления войны или с первого выстрела. На са-
мом деле это, конечно же, собачья чушь. Война может начинаться и
быстро выигрываться вообще без мобилизации: силами армии мирного
времени. Если ты предварительно не отмобилизовался, то не отмоби-
лизовался и противник, значит, воюет малая армия против малой ар-
мии, а не большая против большой, только и всего. Результат полу-
чается тот же: ты победил или проиграл, а расходов и потерь ока-
зывается значительно меньше, что есть хорошо и тебе, и людям.

Мобилизацию можно объявлять и ПОСЛЕ начала боевых действий --
если полагаешь, что за несколько недель не управишься. Нападением
без предварительной мобилизации достигается драгоценная внезап-
ность, пусть и относительная (совсем неожиданные войны бывали
только во времена древние, когда кто-то вдруг нагрянывал издале-
ка морем или степями).

В общем, с ведущими военными теоретиками у Сталина всё время
выходила ерунда.

Характерным для сталинских военных практиков (но не единствен-
ным у них, да) было поддержание дисциплины расстрелами. Особенно
гораздым на расстрелы -- и на расходование людей в атаках -- был
самый великий сталинский военный практик, маршал Жуков.

Кстати, про дисциплинарные расстрелы у Александра Суворова "вра-
ги России" что-то не говорят. Наверняка они случались, но были
незначительными. И про лёгкость расходования Суворовым солдат то-
же как-то не слышно от суворовских критиков. Чужое условно мирное
население он, бывало, "расходовал", а вот своих солдат берёг.

Скажем честно: сталинская РККА воевала в 1941-1945 гг. преиму-
щественно не по-суворовски, особенно в первый период, когда она
"училась", не научившись на войне с финнами.

При Сталине "сверху" навязывался прямолинейный репрессивно-рас-
ходный стиль управления войсками, поэтому даже если ты хотел вое-
вать по-суворовски, тебе не давали особо развернуться.

В суворовском стиле большое значение имели вера солдат в своего
командующего и обожание оного, а в СССР того времени обожать было
можно только Сталина, тогда как другие деятели к концу 1930-х уже
попросту боялись становиться обожаемыми и рисковали претендовать
только на уважаемых и внушающих страх.

Если ты недорепрессировал, недорасходовал, тебе это в случае
неудачи ставили в вину: объясняли твой неуспех в первую очередь
этим, а не тем, что не угадал намерений противника, не хватило
ресурсов, не повезло с погодой и т. д. А если своих потерь много,
значит, ты сделал всё, что было возможно.

Кто из сталинских полководцев находил оптимумы в репрессивно-
расходовательном режиме и в проявлении опасной инициативности и
непокладистости, тот и становился успешным, а кто недогибал или
перегибал, того расстреливали или хотя бы не повышали. С конца
1941 года военачальников высокого уровня стали самих пускать в
расход значительно меньше, потому что таки осознали ужасность
нехватки опытных кадров.

Репрессивно-расходовательный стиль в военных делах импонировал
Верховному главнокомандующему, потому что это был его собственный
стиль вообще.

Вина Сталина за катастрофу 1941 года и за ВОВ вообще

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/CRP/Stalin.htm)

Даже пламенные сталинисты соглашаются что обходиться совсем без
ошибок человек не может никак. Но они соглашаются с этим, только
пока дело не касается их любимого Сталина. На Сталине их клинит.
Сталин у них мог ошибаться только в мелких частностях: типа мало-
вато репрессировал, излишне доверял, в общем, проявлял не вполне
уместную человечность, которой лично они проявлять бы не стали.
Ключевую вину Сталина в катастрофе 1941 года и вообще в развязы-
вании той войны они признать не могут ни за какие коврижки.

Между тем она была.

Сталин был виновен в войне, потому что:

1. Своими аннексиями Прибалтики, Бессарабии, части Финляндии
показал, что нацелен на раздвигание границ СССР, причём и
насильственным путём тоже.

2. У Гитлера не было резона считать, что Сталин был более, чем он
сам, настроен соблюдать мирный договор между СССР и Германией.
После расправ над соратниками Сталин не производил впечатления
честного политика, у которого всего лишь немножко не ладилось
в сельском хозяйстве.

3. "Линия Сталина" была заброшена. Оборона её не намечалась.

4. Постройка "линии Молотова" на самой границе вполне могла
объясняться как попытка ввода в заблуждение и как защита от
возможных контрнаступлений на отдельных участках, если что.

5. Страна выглядела "колоссом на глиняных ногах": командный со-
став РККА был частично выбит репрессиями, значительная часть
населения ненавидела Советскую власть.

6. Армада танков и самолётов существовала и размещалась не очень
далеко от границы с Германией.

7. Дорого давшаяся победа в советско-финляндской войне 1939-1940
годов показала, что РККА воюет больше числом. а не умением, но
воевать рвётся. Это значило: напасть может, неприятностей до-
ставит много, но разгромить её при толковом подходе удастся.

8. Нападение СССР на Германию имело идеологическое обоснование и
экономическое обеспечение и воспринималось как "вопрос време-
ни".

Получается, Сталин и вынуждал, и как бы приглашал Гитлера на-
чать войну.

Сталин был вдобавок виновен в катастрофе 1941 года, потому что:

1. И вынуждал, и как бы приглашал Гитлера начать войну.

2. Нахомутал с танками и стратегической авиацией (ТБ-2, ТБ-3):
вина за устарелость техники, за то, что гипервооружаться
начали преждевременно, была не только на Тухачевском (кста-
ти, отчасти за это, а не за собственную вину Тухачевского,
его ведь и ликвидировали).

3. Недооценил умища Гитлера, не понял ситуации накануне 22 июня
1941, требовал "не отвечать на провокации", тянул время до
полной подготовки собственного нападения, следовал изначаль-
ному плану вместо того, чтобы действовать гибко, по обстоя-
тельствам, на опережение немцев.

4. Замордовал военачальников настолько, что те не настояли на
своём по части хотя бы приведения войск в повышенную боевую
готовность.

5. Когда война началась, отвлекал внимание людей на расправы с
якобы виноватыми (Павловым и др.), чем вносил дополнительную
нервозность и только усугублял катастрофу.