May 16th, 2019

Из общения с очередным "критиком"

(Будет добавлено сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/Critics.htm)

15.05.2019, о моём эссе "Литературно-тощий поэт-пародист Алек-
сандр Иванов", выложенном на сайте proza.ru:
"Пойми одну простую штуку: пародия - это один из жанров поэзии,
её неотъемлемая часть, и до тех пор, пока жива поэзия, будет жить
и пародия, а значит, будет жить имя Александра Иванова как
вершины этого жанра, хочешь ты этого или нет.
И что за смехотворный пример с людьми, родившимися после 1978
г., которые не слышали об Иванове!
Я, например, вчера спросил 15-летних подростков, кто такой Лев
Лещенко, и они в ответ лишь пожали плечами, понятия не имея, кто
он такой. Но разве их невежество нанесёт урон истинной славе
Лещенко?
Прочёл, кстати, твою "пародию" на Пушкина (!). Это не пародия,
а полный отстой. Убери, не позорься. Если ты думаешь, что ты выше
Пушкина и лучше Иванова, то это не так. Ты по сравнению с ними -
никто, поэтому знай своё место.
И вообще, поливать человека грязью, когда его уже нет в живых
и он не может тебе ответить - это подло, гнусно и низко, поэтому
все твои словесные упражнения-испражнения в адрес покойного мас-
тера пародии вызывают лишь чувство гадливости и отвращения."


(ОК, развлекусь. Не обессудь, если что.)

Лучше пойми одну простую штуку ты сам: может, всего лишь не с
твоим замусоренным несамостоятельным интеллектиком лезть в темы,
которые я обсуждаю.

Охранительский пафос образованцев неизменно вгоняет меня в не-
добрый смех. Всякий раз я оказываюсь у них типа никем из-за того
лишь, что мимоходом непиететно высказался о каком-то из их куми-
рищ, отвлекающих плебс от борьбы за предотвращение глобальной ка-
тастрофы природопользования и от кропотливой работы над построе-
нием очередного варианта светлого будущего. Эти бедненькие млеко-
питающие животинки, нахватавшиеся чужих гладких слов, воображают
себя чуть ли не спартанцами в Фермопильском проходе, хотя проход
их на самом деле -- фигуральный задний.

Это я под настроение могу стать тем Леонидом, который поведёт
горстку бойцов на прорыв, чтобы убить Ксеркса проложить путь
в светлое будущее. Могу, потому что годами выдерживаю моральное
давление вашей своры и давно уже привык к нему. Ты же -- просто
некое "фу": дешёвый служка в храмике вымирающей культуры, отрав-
ленной дегенератами и абсурдистами. Если я что-то сказал или на-
писал, а тебе это не понятно или представляется вздором, ты лучше
семь раз подумай прежде, чем меня комментировать, а если всё же
решишься, то делай это осторожно и оч-ч-чень вежливо. Не потому,
что я тебя побью за неудачную "критику" (я этого как раз обычно
не делаю), а потому что так поступают все разумные самокритичные
люди, склонные к скептицизму, тем более если имеют дело с инди-
видами, прущими против течения (вдруг ненароком заденут действи-
тельного новатора и соответственно обосрутся перед потомками по
самое "не могу"). Если я сам не всегда критикую вежливо, то мне
это можно, потому что я тщательно выверяю свои оценки -- и обычно
дожидаюсь, пока человек спокойно умрёт без моего содействия это-
му, информация о нём повсплывает и поверифицируется, различные
мнения будут высказаны и обсуждены.

Эй, задолбучая абсурдня, своим псевдокультурным трёпом доведшая
планету до того, что на ней скоро станет невозможно выживать без
противогаза и штурмовой винтовки! Вы что себе, хундовы кинды,
думаете? Что мы, критиканы, после тотального кирдыка будем тер-
петь ваше бормотание дальше -- и тратить на вас драгоценный
общественный запас консервов? Нет, вы будете элементарно выперты
нафиг из тёплых убежищ -- на кормёжку стихами Тютчева и Бродско-
го.

Это я-то типа никто? А повторить то же самое сможешь, когда
ррреволюционерский маузер упрётся в твой облезлый затылок? Навер-
няка ведь засцышь, как обычно, и будешь настойчиво интересовать-
ся, нельзя ли тебе кого-нибудь предать, оклеветать -- или ещё
каким-нибудь способом выкрутиться?

Ляжете вы прахом под ноги наших марширующих колонн: уже ложи-
лись ведь неоднократно, а ваши недобитки потом скулили и перекла-
дывали свою вину за очередную катастрофу на "чудовища", берущиеся
у вас откуда угодно, но только не из той наивноты и ахинеи,
которую вы же и строчили.

Вы -- интеллектуальные паразиты, взрастающие на отрыжках сытого
общества. Ваш головной мусор -- это не культура, а обременитель-
ный субкультурный нарост на результатах чужих добросовестных
трудов.

Надо же, он приполз рассказывать мне, каким ничтожным он меня
видит в своём перевёрнутом бинокле, спёртом у титанов духа и
предназначавшемся для высматривания глобальной перспективы чело-
вечества.

Пушкина он взялся от меня защищать, ох. Да от тебе ж подобных
и надо было защищать его в своё время. Пока вам не втемяшили, что
он глыба, ЧЕМ вы занимались? Правильно, грызли его под водительс-
твом Фаддея Булгарина. Я вот хотя бы подождал со своей пародией,
пока Пушкин не умер.

Говоришь, пародия моя тебе не понравилась, Петроня Арбитров?
Ну, ты её хотя бы прочёл. Я же в твою писанинку и заглядывать не
собираюсь: не жду от подобных "критиков" ничего интересного. Увы,
я так и не узнаю, кто ты там: талантик или благонамеренная без-
дарь, научившаяся хотя бы грамотно писать.

То, что строчу я, возможно, составит концептуальную базу чело-
вечества в текущем столетии, а то даже чуть-чуть и в следующем,
если человечество до него доживёт (ты-то вряд ли, я тоже).

Кстати, у меня ещё про Лермонтова большая статья имеется, так
ты её лучше не читай, а то может Кондратий схватить.

С Пушкиным я бы разговаривал вежливо и доброжелательно (терпел
он Чаадаева -- потерпел бы, наверное, и меня), ты же просто иди
своей дорожкой подальше -- в стадо себе подобных знатоков дурац-
ких фикций. Будете там говорить друг другу комплименты.

Короче, брысь отсюда, интеллектуальная мелюзга на подхвате.
Знай своё место.

(Ну как? Снова не понравилось? Тебе, однако, не угодишь...

И ты хотя бы не принимай сказанное здесь мной слишком лично:
это я скорее о "вообще": ты ж не первый такой припираешься, вот у
меня за долгие годы и накопилось, знаешь ли...

И извиняюсь за многословие, конечно. В последние недели меня
как-то всё больше хвалили, и я несколько соскучился по пафосным
обгаживаниям меня любимого, претендующим на что-то там в интел-
лектуальном аспекте. Как отдохнёшь от меня (а я -- от тебя), при-
таскивайся снова. Думаю, через полгода будет в самый раз.

И раз уж пошёл такой разговор без обиняков, поделюсь по знаком-
ству "секретом" (вряд ли только моим): отношение к "de mortuis"
-- верное различие действительных умников и окультуренных дура-
ков. Когда очередной "интеллектуал" заводит "aut bene aut nihil",
только усугубляется моя печалька по поводу человечества (и себя
как его части соответственно).

Цимес в том, что действительно умный индивид, принимая решение
о "злобной" критике какого-нибудь деятеля, горячо обожаемого
значительной частью плебса, учитывает множество всяких факторов,
но совершенно не придаёт значения тому, перекинулся сабджект или
ещё нет. Учитывается разное: значимость сабджекта, степень уве-
ренности в достоверности своей информации, возможность ответных
репрессий и разных частных эксцессов, предполагаемый уровень
новизны и привлекательности будущего опуса, наличие времени и
вдохновения и т. п. А вот ситуация с отбрасыванием коньков -- не
учитывается никак.

Впрочем, праведничающим дуракам ведь не угодишь: если будешь
критиковать их любимца после его смерти, значит, ты трус, а не
лентяй, медленно собирающийся с мыслями; а если начнёшь критико-
вать его ещё при жизни, значит, окажешься одним из тех негодяев,
которые свели титана преждевременно в могилу.)