March 20th, 2019

Почему Ворошилов справлялся не хуже Тухачевского

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/Great_War_of_1935.htm)

Г. К. Жуков в беседе с писателем К. Симоновым:

"Нужно сказать, что Ворошилов, тогдашний нарком, в этой роли
был человеком малокомпетентным. Он так до конца и остался диле-
тантом в военных вопросах и никогда не знал их глубоко и серьёз-
но. А практически значительная часть работы в наркомате лежала в
то время на Тухачевском, действительно являвшимся военным специа-
листом. У них бывали стычки с Ворошиловым и вообще существовали
неприязненные отношения. Ворошилов очень не любил Тухачевского."


Я тоже очень не люблю Тухаческого. И заодно Жукова, который с
ним, кстати, два сапога -- пара.

В наше время нередко назначают на должности министров обороны
сугубо гражданских людей, даже женщин, и катастрофа не случается.
При надлежащем подходе толковый человек с жизненным опытом в со-
стоянии эффективно руководить чем угодно. Соль не в том, что
можно переложить решение проблем на заместителей и помощников, а
себе оставить только "представительские функции", хотя некоторые
вот это самое и делают. Соль в том, что знатоком всего нужного не
будешь так или иначе -- и так или иначе не сможешь не ошибаться
-- поэтому большому начальнику лучше научиться работать с чужими
мнениями: выявлять и привлекать экспертов, организовывать "мозго-
вые штурмы" их силами, предлагать одним из них оценивать идеи
других т. д. Большому начальнику следует понимать, что он -- не
самый знающий, а только специалист по подбору и расстановке зна-
токов. Сталин был в таких делах дока. Ворошилов, наверное, тоже
что-то такое немножко мог, поэтому и держался на должности. А Ту-
хачевский считал самого себя знатоком. То есть, если Сталин и Во-
рошилов исследовали ВЕСЬ СПЕКТР чужих компетентных мнений и потом
осторожно выбирали, какое из них сделать своим, то Тухачевский
интересовался мнениями, отличающимися от его собственного, только
затем, чтобы принять меры против носителей этих мнений. Разумеет-
ся, указанные деятели не следовали данным схемам жёстко, но хотя
бы к ним тяготели.

Тухачевский как предатель и заговорщик

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/Great_War_of_1935.htm)

Г. К. Жуков о Тухачевском: "Человек атлетического сложения, он
обладал впечатляющей внешностью." Типа рослый красавец, рядом с
которым плохо смотрелся товарищ Сталин -- щуплый, побитый оспина-
ми, с недоразвитой левой рукой и грузинским акцентом. В. М. Моло-
тов о том же Тухачевском, в 1978 году: "Он не мог стать, он был
изменником, гнуснейшим изменником, опаснейшим." На самом деле
Тухачевский был всего лишь человеком, созревшим для мятежа. Стра-
не и партии он изменял только в том смысле, что воспринимал их
как вещи инструментальные, заменимые, а не как высшие ценности.
От товарища Сталина он отрёкся только внутренне, точнее, никогда
и не был настроен быть ему верным. К революции Тухачевский при-
мкнул из бонапартских соображений, не прогадал, но к 1935 году
оказался в ситуации, когда расти дальше было некуда, а хотелось:
товарища Ворошилова он подсидеть не мог никак, потому что тот как
раз был настроен сохранять верность Сталину.

* * *

Какая-то кулуарная критика есть всегда и везде, потому что ни-
когда не бывает полного единодушия. Эту критику можно назвать и
оппозиционными настроениями. Бывает, критики критикуют приблизи-
тельно с одной и той же позиции, поэтому сходятся между собой и,
можно сказать, образуют неформальную группу. Бывает, они даже
сговариваются о совместных действиях в рамках существующего по-
рядка. Эти действия могут быть такие:
- выступить с речью в поддержку или в осуждение;
- проголосовать ЗА или ПРОТИВ;
- ускорить или затормозить решение некоторого "вопроса";
- выделить или не выделить некоторый ресурс;
- пристроить или выжить какого-то работника;
- и т. д.

Это ещё не заговор с целью захвата власти, но уже что-то на
подходе к нему.

В любом бюрократическом аппарате всегда есть какие-то группи-
ровки и группировочки, более или менее выраженные. Они появляют-
ся, пересекаются, сливаются, дробятся, исчезают. Высшее руководс-
тво даже без доносов и подслушиваний знает, что они есть, потому
что оно участвовало и участвует во всяких таких группировках са-
мо. Чужая группировка опасна, если она не уравновешивается другой
группировкой. Любую группировку можно уничтожить мирными средст-
вами: кого-то переместить, кого-то переманить, кого-то уволить.

Чтобы объявить какую-то группировку ЗАГОВОРОМ и уничтожить её
жёстким способом, нужна очень веская причина: серьёзное личное
оскорбление, приступ паранойи, реальная опасность переворота,
назревшая потребность в острастке (чтобы не забывали, кто в доме
хозяин, и старательнее работали), стремление получить психическую
разрядку (избавиться от чувства вины за неуспешную политику),
необходимость повесить на кого-то дохлых собак в глазах посторон-
них, желание замести следы, настроенность справедливо наказать за
реально причинённый вред.

В случае Тухачевского причин для его устранения наверняка было
несколько (может быть, даже все из указанных), но надо отметить,
что четыре последние очень согласуются с предположением о Большой
войне 1935 года.