March 1st, 2019

О расовом аспекте французского кино

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/Films.htm)

О цвете волос во французском кино. По-моему, в 1960-е и 1970-е
небрюнетистых актёров на первом плане было значительно больше.
Примеры: Жан Габен, Жан Марэ, Бурвиль, Жерар Депардье, Пьер
Ришар, Бруно Кремер, Жан-Поль Бельмондо, Тьерри Лермитт. Недоста-
точно блондинистые дамы, в свою очередь, старательно осветляли
себе волосяной покров, чтобы быть совсем в тренде: Катрин Денёв,
Мишель Мерсье, Бриджит Бардо, Роми Шнайдер и др.

Правда, Жерар Филипп, Луи де Фюнес и Ален Делон -- брюнеты, но
хотя бы с голубыми глазами. И появлялся иногда, к примеру, жгучий
иранцееврей Робер Оссейн. А Жан-Луи Трентиньян, Филипп Нуаре и
Лино Вентура -- не разбери-поймёшь, но точно не голубоглазые
блондины.

Нынче уже не так. Маячат Жан Рено, Кристиан Клавье, Кадур Ме-
рад, Ришар Берри, Даниэль Отей и им подобные брюнеты высокой про-
бы. Дани Бун -- правда, тёмнорусый и с голубыми глазами, но номи-
нально он -- помесь араба и француженки (нордических генов севе-
роафриканцам в своё время наподкидывали еврорейские колонизато-
ры). Особенно впечатляет меня Сами Насери ("сам и насри"), тоже
же голубоглазая и не шибко брюнетистая помесь: ведёт себя так
уверенно, как будто африканцы уже захватили Францию совсем (кста-
ти, в 2016 году он получил сильно по голове в каком-то московском
баре, но, может быть, не от "славян", а от таджиков или кавказ-
цев).

С правовой точки зрения все расы у нас уже одинаковы. С биоло-
гической точки зрения, ценность той или иной расы -- дело очень
тёмное, так что надёжнее считать, что и тут полное равенство. По-
этому на могу спокойно смотреть на то, как готовится конец
нордическому началу.

* * *

Поскольку заметные ирландские и британские киноактёры как-то
почти сплошь брюнетистые, поинтересовался я расовой ситуацией на
этом европейском фланге. Оказалось, что с нордичностью у нас на
нём совсем плохо. На самом деле нет там по большому счёту ни
англов, ни саксов, а есть в основном генетическое наследие иберов
-- предположительных родственников грузин.

Карлтон Стивенс Кун (1904-1981) в книге "Расы Европы":
"Пигментация волос у ирландцев является намного более тёмной,
чем у скандинавов, но не намного более тёмной, чем у исландцев".
"Ирландцы имеют не менее светлую пигментацию глаз, чем сканди-
навы, но, в отличие от скандинавов, пигментация волос непропор-
циональна пигментации глаз (преобладает сочетание светлые глаза и
тёмные волосы)."


Пигментация волос у ирландцев согласно Куну:
чёрные волосы - 3%;
тёмно-каштановые - 40%;
каштановые - 35%;
каштаново-рыжие - 5%;
рыжие - 4%;
пепельно-русые - 0,5%;
прочие оттенки (от светло-каштановых до золотисто-русых)
- 15%.

Пигментация глаз у ирландцев согласно Куну:
светлые - 46%
смешанно пигментированные - 30%;
тёмно-смешанные глаза (светло-карие) - 23,5%.

О палачах и их жертвах

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/Morals.htm)

Различие между "палачами" и "жертвами" -- зачастую не в задат-
ках и даже не в воспитании, а в том, как распределились места в
обществе. Если перевести "жертву" на роль "палача", а "палача" --
на роль жертвы", то они, скорее всего, адаптируются (кто быстрее,
кто медленнее) и начнут вести себя сообразно своим новым ролям.
Только очень немногие индивиды способны идти против своей соци-
альной среды, преодолевать действие стадных инстинктов, опираться
на рациональные представления.

Большинство людей много охотнее соглашается на роль "палачей",
чем на роль "жертв", и это правильно с биологической точки зре-
ния, особенно в ситуациях, когда третьего не дано.

Иисус Христос и некоторые его последователи (очень немногие)
вызывались на роль "жертв" -- в расчёте на образумливание "пала-
чей", но образумливание, как правило, не получалось.

Многие считают, что уж из них-то "палачи" не получились бы, но
это завышенная самооценка, происходящая из недопонимания челове-
ческой природы.

Если на индивидуальном уровне различие в предрасположенности к
роли "палача" или "жертвы" может быть существенным, то на уровне
этноса оно нивелируется. Этносы мало различаются потенциалом
"палачества" по отношению к другим этносам. Сегодняшние "народы-
жертвы" -- это возможные завтрашние "народы-палачи". Страдая, эти
"жертвы" мечтают о своей страшной мести "палачам". Разумеется,
одним народам выпадает по большей части роль "жертв", другим ---
роль "палачей", но по части наклонностей все народы наверняка
одинаковы (точно измерить не удастся). Из этого следует, что
жалеть и защищать "жертвы" надо умеренно и расчётливо, чтобы не
получилось всего лишь поменять "жертвы" и палачей" местами.

Бывает так, что "жертвы" расплачиваются за свои деяния, совер-
шённые в то время, когда эти "жертвы" были в роли "палачей" или
близко к тому. Жалеть, защищать, поддерживать их -- значит
способствовать их уходу наказания (от в той или иной степени
заслуженного), лишать их урока, препятствовать их развитию.

"Жертва" почти всегда сама существенно виновата в том, что
оказалась в роли "жертвы", а выводы на будущее, которые делает
типичная "жертва", касаются не переустройства себя и мира таким
образом, чтобы было без "жертв" и "палачей", а того, как ока-
заться в роли не "жертвы", а "палача".

Если при текущем состоянии "жертвы" ей мечтается не о собст-
венном "палачестве", а только о том, чтобы выжить или даже о
лучшем мире, это наверняка лишь временно -- до того, как "жертва"
придёт в себя и "слишком человеческое" позовёт её в бой.

Кто элементарно предоставляет "жертвам" материальные ресурсы,
тот всего лишь подливает масло в огонь, продлевает конфликт
"жертв" с "палачами" и готовит их возможный обмен местами. В
аспекте общих интересов человечества он делает не хорошее, а
плохое.

В страданиях "жертв" надо видеть, среди прочего, естественный
отбор. Пока общество не пришло к такой организации, при которой
оно могло бы поддерживать и повышать качество "человеческого ма-
териала" не через естественный отбор, а планово и малоболезненно,
надо терпеть страдания "жертв", иначе ещё хуже будет (понизится
жизнеспособность общества).

Надо стремиться вести себя так, чтобы не оказаться ни "пала-
чом", ни "жертвой" (в особенности "жертвой") и чтобы общество
поменьше делилось на "палачей" и "жертвы".