February 27th, 2019

О преимуществах мизантропического подхода

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/Misanthropism.htm)

Мизантропизм выгоден в личном плане потому, что...

1. Он позволяет выстраивать более адекватную картину действитель-
ности: менее порченную популярными заблуждениями. А чем аде-
кватнее эта картина у индивида, тем эффективнее его поведение.

2. Он освобождает от подражательства: от жизни по нормам дураков.

3. Он защищает личность от государства. Оно норовит пожертвовать
своими гражданами ради какой-нибудь ерунды или чтобы исправить
ошибки вождей, а мизантроп априорно настроен бдеть и не подда-
ваться на провокации.

4. Он убедительно обеспечивает индивиду возможность хорошо смот-
реться, как минимум, в собственных глазах, что довольно важно
для хорошего самочувствия и соответственно для успеха в делах.

Основное, что препятствует принятию мизантропического мировоз-
зрения, -- это стадные инстинкты. Противопоставить себя большинс-
тву, а в особенности вожакам, -- это для очень многих непреодоли-
мый эмоциональный рубеж.

Научный мизантропизм легче воспринимается теми, кто противопо-
ставляют себя большинству так или иначе. Они хотя бы улавливают,
о чём речь. Таких много среди представителей социальной "верхуш-
ки", тружеников спецслужб, уголовников, революционеров, гомосек-
суалистов и т. п. Их собственные мировоззрения -- не без мизант-
ропических элементов. Но полноформатный мизантропизм относит эти
категории индивидов по большей части к "низшим".

* * *

Большинство более-менее культурных людей имеет представление о
том, что такое научно-технический прогресс и что такое прогресс
социальный. Идеи этих двух прогрессов вошли в расхожий набор со-
временных представлений. (На самом деле там не "прогресс", а не-
что очень неоднозначное, но это другая тема.) Большинство более-
менее культурных людей никогда не слышало о прогрессе "человечес-
кого материала", но хотя бы слышало о евгенике. В современном
массовом мировоззрении человеческое развитие остановилось где-то
на уровне кроманьонцев, а дальше пошло туманное непонятно что. В
конце XIX века лучшие европейские умы (Макс Нордау и др.) пыта-
лись поднять тему вырождения, но она осталась на периферии общес-
твенных интересов. Фридрих Ницше выдвинул идею сверхчеловека, а
современников объявил промежуточным звеном между сверхчеловеком и
обезьяной. Во второй половине XX века знамя титанов подхватил
одинокий воин духа Григорий Климов, но и у него не получилось
развернуть общество к проблеме человеческого качества, проблеме
развития собственно человеков, а не их вещей и правил поведения
в обществе (собственно, Климов так широко даже не замахивался: он
застрял на дегенератах, евреях и половых извращениях, да ещё
потоптался по Ницше, не выдержавшему накала собственных мыслей).
С наступлением эпохи социал-демократизма (= либерастизма) тема
качества "человеческого материала" и вовсе стала табу (абсурдным
и вредным). Научный мизантропизм шлёт это табу подальше.

Научный мизантропизм -- это ЭВОЛЮЦИОННЫЙ подход к "человеческо-
му материалу". Это практическая теория, ориентирующая на РАЗВИТИЕ.
Человеконенавистничество есть отторжение "слишком человеческого":
слабого, ущербного, сходящего. Это расчистка места для нового:
более качественного, более жизнеспособного.

О приступах острого мизантропизма

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/Misanthropism.htm)

О приступах острого мизантропизма. Такие бывают. Как правило,
они случаются в дни, когда стоит отвратительная погода, а мизант-
ропу вдобавок приходится заниматься мерзкой работой, подкинутой
дураками, или проводить много времени в "общественых местах" с
людьми, которых он себе в окружение не выбирал и среди которых
вследствие каких-то там флуктуаций оказывается повышенная концен-
трация дегенератов, уродов, маразматиков и особо доставучих недо-
умков.

Если в нормальные дни мизантроп легко уклоняется от нежелатель-
ного соседства и запросто переключается на приятные мысли о дикой
природе и о светлом мизантропском будущем, то в нехорошие дни за-
щитные механизмы мизантропской психики оказываются перегруженны-
ми, мизантроп страдает и рискует сорваться и устроить экспромтом
какую-нибудь расправу на скорую руку, без продуманного плана от-
хода, устранения свидетелей, заметания следов, запутывания след-
ствия, залегания на дно. Дело в том, что мизантропы не так уж
сильно оторвались от "обычных" людей в своём эволюционном разви-
тии и потому ещё способны на разные человеческие слабости, пусть
и в меньшей степени, чем человеколюбы. Но будучи людьми интеллек-
туальными и с привычкой к своей и чужой ненависти, мизантропы
хотя бы в состоянии контролировать свои аффекты, поэтому непроду-
манные эксцессы с участием мизантропов, если и случаются, то
крайне редко.

Чтобы загасить в себе острое желание с кем-то совсем покончить,
мизантропу бывает достаточно переключиться на любование прекрас-
ным собой на фоне всё более портящейся современности или предста-
вить себе картину истребления человеколюбов человеколюбами (исто-
рия полна этим) либо массовой гибели человеколюбов в "антропоген-
ной" (= устроенной человеколюбами) катастрофе и мысленно добавить
в эту картину того, кто совсем уж "достал". С точки зрения чело-
веколюбов, мизантроп при этом поступает очень плохо, потому что
он, хоть и в мыслях, но действует НАМЕРЕННО, тогда как человеко-
любы гадят себе и мизантропам пусть и в реальности, но только
НЕЧАЯННО, в качестве побочного эффекта при творении их дурацкого
добра.