February 2nd, 2019

О советском еврейском кино

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/ARTICLES/Films.htm)

  О советском еврейском кино. Де-факто был такой жанр. Его можно
охарактеризовть как несмешную абсурдистскую условностную музы-
кальную комедию с претензией на острумие и, может быть, вдобавок
с танцами. Вот приблизительный список "мастерписов":
    "Табачный капитан" (1972)
    "Соломенная шляпка" (1974)
    "Небесные ласточки" (1976)
    "12 стульев" (1976)
    "31 июня" (1978)
    "Обыкновенное чудо" (1978)
    "Трое в лодке, не считая собаки" (1979)
    "Мэри Поппинс, досвиданья" (1981)
    "Дом, который построил Свифт" (1982)
    "Покровские ворота" (1982)
    "Пеппи Длинныйчулок" (1983)
    "Формула любви" (1984)
    "Остров погибших кораблей" (1987)
    "Убить дракона" (1988)
    "Биндюжник и король" (1989)


  Номинально не комедии, но с комедийными элементами:
    "Интервенция" (1968)
    "Опасные гастроли" (1969)
    "Сказ про то, как царь Пётр арапа женил" (1976)

  По крайней мере смешной фильм из этого жанра:
    "Здравствуйте, я ваша тётя!" (1975)

  По крайней мере смотрябельные фильмы из этого жанра:
    "Тот самый Мюнхгаузен" (1979)
    "Формула любви" (1984)
    "Убить дракона" (1988)

  Хороший фильм, примыкающий к этому жанру:
    "Чародеи" (1982)

  Условностность -- это когда не стремятся убедительно передать
антураж, а только слегка намечают его контуры. "Театр Мейерхоль-
да", в общем.

  Музыкальная часть советского еврейского кино нередко была очень
даже эффектной.

О "критиках" Эйнштейна

(Добавление сюда: http://bouriac.ru/CRP/Einstein.htm)

"Критики" Эйнштейна дробятся на сторонников разных версий
касательно эйнштейновых подлостей, а этих версий (основных, по
крайней мере), наверное, три:
1) теорию относительности Эйнштейну в основном сообразила его
   талантливая славянская супруга Милева;
2) Эйнштейн передрал теорию относительности у великих учёных
   Хендрика Антона Лоренца и Жюля Анри Пуанкаре;
3) теория относительности -- ахинея.

Заметим, что эти три версии противоречат между собой только на
первый взгляд, а на самом деле они совместимы: отнимая идеи у
Милевы и припахивая её по части математики и кухни-стирки-уборки,
хитроумный Эйнштейн корчил из себя способного физика перед Пуан-
каре и Лоренцем и втягивал их в переписку, чтобы выдуривать идеи
и у них, а потом он всё добытое переврал до слабоузнаваемого
охмурительного ахинейного состояния, так что смог сбить с толку
даже тех, кого обворовывал.

  По части ахинейной версии есть, к примеру, статья Александра
Гришаева "Теория относительности Эйнштейна неверна". Вот выдержки
из этой трескучей (= публицистической) статьи (в ней СТО -- спе-
циальная теория относительности, ОТО -- общая теория относитель-
ности):

"Американец Б. Дж. Уоллес в 1969 году в статье 'Радарная про-
верка относительной скорости света в пространстве' провёл анализ
восьми радарных наблюдений Венеры, опубликованных в 1961 г.
Анализ убедил его в том, что скорость радиолуча (вопреки теории
относительности) алгебраически складывается со скоростью вращения
Земли. В последующем у него возникли проблемы с публикацией
материалов по этой теме.
   Уоллес полагает, что Министерство обороны США считает правило
сложения скоростей с + v особо секретным правилом. В возможных
'звёздных войнах' преимущество будет иметь та сторона, которая
знает истинные правила сложения скоростей. Действительно, если
опубликовать, то русские могут догадаться, что, почти по Лескову
- 'американцы ружья кирпичом не чистят'...
  А что же русские?
  Русские так же, как и американцы, в том же 1961 году так же
провели радиолокацию Венеры - исследовательская группа под руко-
водством академика Котельникова. Вот что пишет о попытке получить
доступ к проведённым исследованиям редактор машинописного журнала
научно-физического кружка им. Ломоносова А. Шурупов в №8 (март
1970 г.) в статье 'Радиолокация Венеры':
  'Я обратился к В.А. Котельникову с просьбой дать мне возмож-
ность познакомиться с отчётом по данной работе. Сотрудник Котель-
никова мне ответил, что 'запрашиваемый отчёт в настоящее время
институт выслать не может'.
  Тогда я обратился за содействием в Уральский филиал АН. Моей
просьбой занимался крупный учёный проф. Вонсовский. Ему ответили,
что никаким организациям, не занимающимися радиолокацией Венеры,
никакие дополнительные материалы, кроме опубликованных, не могут
быть предоставлены.
  Из этих двух фактов следует, что отчёт содержит какие-то дан-
ные, которые институт не хочет обнародовать. Такого ещё в науке
не было, чтобы учёные не хотели обнародовать открытую ими истину.
Но чего не сделаешь для защиты теории относительности.
  Мы убеждены в том, что материалы группы В.А. Котельникова
содержат данные, противоречащие принципу постоянства скорости
света. Именно поэтому материалы исследования засекречены:'
  Вот так: не занимаешься радиолокацией Венеры, нехрен тебе и
знать, как она отражает сигналы, и можешь продолжать посылать
спутники 'за молоком'.
  А между тем, группа Котельникова материалы опубликовала сразу
же после проведённых исследований, тогда, в 1961 году. Вот только
мало кто сейчас помнит, что всякое исследование, которое
противоречило эйнштейновской ахинее, классифицировалось как
лженаучное, и наравне, например, с описанием вечного двигателя,
не могло быть опубликовано, а за попытку протолкнуть реакционные
взгляды, авторы безжалостно, невзирая на заслуги и ранги, от
науки отлучались и, более того, направлялись на принудительное
психиатрическое обследование.
  Так, в книге 'Беседы о космосе и гипотезах' (М. 1968, с. 198)
В.А. Бронштейн с радостью сообщает, что только за 1966 г.
отделение общей и прикладной физики АН СССР помогло медикам
выявить 24 параноика."
  "Вот только последователи лучше других знали, что 'гениаль-
ные' теории почти за сто лет себя никак не проявили: не было
сделано на их основе предсказаний новых явлений и не сделано
объяснений уже открытых, но не объяснённых классической
ньютоновской физикой. Вообще ничего, НИ-ЧЕ-ГО-ШЕ-НЬКИ!
    У ОТО не было ни единого экспериментального подтверждения!
Известно было только, что теория - гениальная, вот только, что с
неё толку - никто не знал. Ну да, она исправно кормила обещаниями
и завтраками, под которые отпускалось немеряно бабла, а на выходе
- фантастические романы о чёрных дырах, за которые давали Нобе-
левские премии не по литературе, а по физике, строились коллайде-
ры, один за другим, один больше другого, по всему миру плодились
гравитационные интерферометры, в которых, перефразируя Конфуция,
в 'тёмной материи', искали чёрную кошку, которой там к тому же не
было, да и самой 'чёрной материи' тоже никто в глаза не видывал."
  А теперь приведем высказывания специалистов весьма компетентных,
квалификацию которых оспорить сложно.
  Мнение первое - академика РАН Журавлёва: 'Бытует мнение, что
до настоящего времени существовало два подтверждающих теорию [ОТО
- прим.изд.] факта: красное смещение и прецессия перигелия
Меркурия. На самом деле, это не так. Красное смещение может быть
объяснено и в рамках специальной теории относительности, а для
объяснения смещения перигелия Меркурия достаточно учесть диполь-
ный момент гравитационного поля Солнца, отказавшись от предполо-
жения о том, что Солнце - однородный шар. Таким образом, завер-
шённый в прошлом году эксперимент является пока единственным
достоверным подтверждением ОТО' (Доклад "О некоторых деталях
уникального эксперимента 'Gravity Probe B'")
.
  Сделаем два замечания по поводу высказывания академика Журавлё-
ва.

  Первое замечание. Внимательный читатель может заметить: почему
академиком не было упомянуто широко известное подтверждение ОТО -
искривление луча света в поле тяготения Солнца, например видимое
смещение звёзд во время солнечного затмения? А не упомянул он это
'подтверждение' потому, что этот широко известный факт в узком
научном кругу упоминать неприлично - широко разрекламированное
'подтверждение' было результатом явных подтасовок и
некорректных манипуляций результатами научных экспериментов.
  Второе замечание. Журавлёв признал, что в результате проведён-
ного эксперимента, ОТО, наконец-то, получила первое (за 90 лет
существования!) экспериментальное подтверждение. Здесь мы зада-
димся вопросом: а проводил ли Журавлёв проверку тех расчётов,
которые велись в Станфорде в течение почти пяти лет, и до конца
не были доведены в силу того, что у НАСА, наконец, лопнуло тер-
пение, и оно прекратило дальнейшее финансирование явной подгонки
результатов под ответ? Журавлёву кто-нибудь даст подобные средст-
ва, которые дали исследовательской группе в Станфорде, и которых
этим ребятам не хватило для 'дальнейшего совершенствования
анализа данных'?

  Мнение второе - академика АН СССР Логунова: 'Сегодняшнее отно-
шение к этой теории [ОТО - прим. изд.] в большой степени основано
на вере. Но наука не вера' ('Наука и жизнь', N 3/87)"


  Этот "критик" Эйнштейна -- дешёвка, недоразвитая в научно-мето-
дологическом отношении. Любая физическая теория -- временная,
какой бы блестящей она ни казалась своим современникам. При жизни
Эйнштейна теория относительности вполне объясняла известные фак-
ты, потому и считалась физической теорией, а не фантастической
гипотезой. Через сто лет, разумеется, накопились новые факты и,
может даже, новые соображения. Если теория столетней (!) давнос-
ти, бывшая в своё время убедительной для многих толковых физиков,
-- ахинея, то труды Аристотеля, Коперника, Декарта, Ньютона и т.
д. -- это и вовсе ахинея из ахиней, али как? Кстати, Эйнштейн не
называл Ньютона ахинейщиком или кем-то в этом роде. А Ньютон не
называл ахинейщиком Аристотеля. Причём не из вежливости, а из
понимания развития мысли.

   Теория относительности (ну, две теории, но от этой двойственно-
сти можно и абстрагироваться) появилась из стремления кое-что
объяснить в физике, а не для удовлетворения потребности "научной"
фантастики в крутых фабулах. И она это кое-что объяснила -- на
уровне представлений своего времени -- иначе бы она не была при-
нята многими физиками.

  Что, Лоренц и Пуанкаре были дураками или шарлатанами, плохо раз-
бирались в физике своего времени, вступили в преступный сговор с
Эйнштейном, а то и вовсе продались евреям? Наверное, нет. А ведь
они даже поучаствовали в разработке относительностного подхода, а
не просто приняли его в готовом виде. В научной отрасли хватает
"научного планктона" -- индивидов с низким уровнем развития мыш-
ления, и вот эти -- таки да, принимали теорию относительности как
новое научное Евангелие и трындели про неё свою ерунду, но Лоренц
и Пуанкаре были из въедливых, из интеллектуальных лидеров: такие
бы неслабо придрались, если бы было к чему.

  Любую теорию однажды отвергают или перерабатывают. Заслуга
поколения Эйнштейна -- в том, что была сломана одна мыслительная
парадигма, а именно что "макромир" и "микромир" всенепременно
проявляют те же закономерности, что и наш "мезомир". Может, и не
проявляют, и надо быть к этому внутренне готовыми. Шире -- надо
быть готовыми к тому, что мир не везде одинаков и что, к примеру,
где-нибудь за углом кирпичи не падают с крыши, а, наоборот, взле-
тают. И что очевидные вещи и привычные понятия -- не обязательно
правильные, если лезть в детали или уходить в крайние случаи.
Многие в поколении Эйнштейна и следующем за ним в науке (не
только в физике) перешли в эту новую парадигму, но многим как бы
образованным людям она оказалась не по зубам, потому что изучение
азов методологии науки таки не вдалбливается в средней школе, как
таблица умножения -- в начальной.

  Если теория относительности не поспособствовала открытиям непо-
средствено, она поспособствовала косвенно -- через новую мысли-
тельную парадигму.