streithahn (streithahn) wrote,
streithahn
streithahn

Categories:

Удачливый, но не счастливый Константин Симонов.


Константин (он же Кирилл) Михайлович Симонов (1915-1979) --
выдающийся советский всеобщий любимец эпохи Сталина и пары после-
дующих эпох. Лауреат шести Сталинских премий и одной Ленинской.
Поэт, прозаик, драматург, киносценарист, журналист, переводчик
(стихов Киплинга с английского), ведущий одной телепередачи,
литературный функционер, полковник Советской Армии.

Согласно испанской королевской Википедии, по матери Симонов
происходит аж из Рюриковичей: "Su madre era la princesa
Obolenskaya, perteneciente a una familia rurikida."


На языках братских центральноевропейских народов из бывшего
советского лагеря википедийная информация о Симонове -- приблизи-
тельно по одной печатной странице (вместе со списком основных
публикаций), что говорит о незначительности интереса к нему.

В раннесоветское время Симонов распространял слух, что папа его
-- не царский генерал, а пропавший без вести красноармеец. Но то-
варищ Сталин, считают, знал горькую правду, но почему-то не до-
пускал, что Симонов при случае отомстит Советской власти за поте-
рю своих наследственных привилегий.

В Великую Отечественную войну Симонов много путешествовал по
фронтам, но больше по ближним тылам. Перебрасываясь с одного
участка фронта на другой, он с пером в руках оборонял Москву,
Одессу, Сталинград и Кавказ (подтверждено получением соответству-
ющих медалей), освобождал Монголию, Румынию, Болгарию, Югославию,
Польшу (медали за это в основном тоже имеются), а напоследок брал
Берлин. В промежутках между боями писал стихи, пьесы и киносцена-
рии и получал за них Сталинские премии.

Под настроение Симонов как-то даже сам признался: "Я не был сол-
датом, был всего только корреспондентом." Тем не менее, докоррес-
пондентился он за четыре года аж до звания полковника (начав, как
мой дед по матери, с интенданта второго ранга).

После войны Симонов в течение трёх лет побывал в таинственных
длительных зарубежных командировках в Японии, США, Китае и Фран-
ции. Подозреваю, что его задействовали не только для заманивания
буниных в ГУЛАГ, но также по линии аналитической разведки -- по
личному указанию тов. Сталина. А может, и разведки агентурной:
ловили престарелых белогвардеек на его импозантные усы и любовную
лирику.

По-видимому, сознавая незаслуженность своего статуса и позор-
ность своего прежнего сталинизма, имевшего место в раннем лите-
ратурном возрасте, Симонов в 1960-х насовершал ряд благих дел,
среди которых "возвращение читателю романов Ильфа и Петрова,
выход в свет булгаковского 'Мастера и Маргариты'" (Википедия).
Правда, говорят, он же протолкнул в советскую культуру и "По ком
звонит колокол" свихнувшегося алкоголика Хемингуэя.

Ещё Симонов после войны портил кровь "безродным космополитам"
(а сам-то хоть кто был?), громил Зощенко и Ахматову, травил Бори-
са Пастернака (но не буквально), строчил письма против Солженицы-
на и Сахарова (но тут хоть имелись основания).

Первая супруга Симонова -- Наталья Викторовна Гинзбург, вторая
-- Евгения Самойловна Ласкина (обе -- разумеется, "безродные кос-
мополитки"). Третьей супругой стала актриса Валентина Васильевна
Серова, вдова лётчика, искусственная блондинка, под конец жизни
-- алкоголичка. Сына Серовой от её первого мужа Симонов сплавил
за Урал, где тот, оказавшись без должного присмотра, попал в
колонию, а потом тоже стал алкоголиком, причём тяжёлым. Родную
дочь Машу, сделанную на пару с Серовой, Симонов потом тоже спла-
вил, но только к тёще. Последняя половина Симонова -- Лариса
Алексеевна Жадова, в девичестве Жидова, дочь генерала армии
Жадова. Якобы не еврейка, тем не менее, специалистка по русскому
авангарду, пропихивавшая через Симонова этот самый авангард в
многострадальную советскую культуру. К тому же вдова поэта Семёна
Гудзенко, таки еврея (помер от опухоли мозга). Дочь Симонова от
этой Жадовой, Александра (1957-2000), скончалась от рака.

Сам Симонов тоже помер от рака, но ему как курильщику это вроде
бы и положено.

В общем, рак, авангард, политический экстремизм (а сталинизм --
это он), алкоголизм, стихи, неустойчивость в браке, примесь ев-
рейской крови -- всё по Григорию Климову, как ни крути эти факты
в порыве старого доброго скепсиса.

* * *

Как поэт Константин Симонов -- автор нескольких удавшихся сти-
хов. В целом же его стихотворный продукт шероховато-тяжеловатый,
можно даже сказать, вымученный.

Примеры кривого у Симонова:

Я не могу писать тебе стихов
Ни той, что ты была, ни той, что стала.
И, очевидно, этих горьких слов
Обоим нам давно уж не хватало.

(1954)

По-совсем-русски можно сказать "я не могу отрезать тебе колбасы"
и "я не могу резать тебе колбасу", но нельзя сказать "я не могу
резать тебе колбасы". С писанием стихов почти то же самое.

Когда ты по свистку, по знаку,
Встав на растоптанном снегу,
Готовясь броситься в атаку,
Винтовку вскинул на бегу,

("Атака", 1942)

Если солдат, ещё только "готовясь броситься", вскинул НА БЕГУ"
винтовку, то надо полагать, что когда он таки бросится, то поле-
тит уже, почти как пуля. Точнее, как снаряд.

Нет слов таких, чтоб ими описать
Всю нетерпимость горя и печали.
Нет слов таких, чтоб ими рассказать,
Как мы скорбим по Вас, товарищ Сталин

Горе -- та же самая эмоция, что и печаль, только в большей
степени. И что такое "нетерпимость горя"? Если ты не застре-
лился, не повесился и т. д., а просто стихи пишешь, значит, таки
терпишь ещё.
Tags: Константин Симонов, литературная критика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 36 comments